ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

Для связи: Главный редактор → press@kompromat.wiki | Отдел PR и СМИ → pr@garant.cc

В коридорах правительства идёт тихая война за «мусорные деньги»

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Версия
106
Александр Козлов

20.07.2021Доставать предметы из пустой коробки – излюбленный трюк фокусников. Сейчас вытащить из пустой упаковочной тары – нет, не кролика, а миллиарды рублей! – собралось Минприроды под руководством Александра Козлова. Остаётся вопрос: кто освоит эти деньги?

Экологический сбор в России ввели в 2014 году. Сегодня он входит в стоимость всех упакованных товаров и по логике вещей должен тратиться на утилизацию тары. Но проблема в том, что юридически этот механизм так и не был прописан, отчего деньги просто «капали» в общий котёл федерального бюджета. Потому даже неизвестно, сколько именно денег было собрано таким образом. К тому же на состояние экологии сбор, похоже, не влиял вообще – пустая тара попадала на те же самые свалки, что и остальной мусор, просто россияне платили за товары больше. Однако в начале июля был принят закон, который поменял сложившийся статус-кво. Свежий норматив вводит поправку в Налоговый кодекс, которая гласит: средства экосбора целевым образом направляются на обеспечение утилизации отходов от использования товаров. Распределять деньги и устанавливать «правила игры» поручено правительству. Естественно, что тут же активизировались желающие оседлать денежный поток.

Как делили деньги

Идея создать экологическую госкорпорацию обсуждалась ещё в прошлом году. Однако Российскому союзу промышленников и предпринимателей во главе с Александром Шохиным удалось тогда эту инициативу притормозить. Подыграл промышленникам и Минфин, который был против того, чтобы «экологические» деньги выделялись в особый фонд. Оно и понятно: ведь стоит создать прецедент, как каждое министерство найдёт 100 причин, чтобы иметь собственные бюджеты. А аппаратный вес министра финансов Антона Силуанова и его команды в таком случае тут же уменьшится – кому такое понравится?

Стоит вспомнить и такой факт. В прошлом сентябре, когда обсуждался вопрос создания корпорации, министром природных ресурсов и экологии был Дмитрий Кобылкин. Однако в ноябре он лишился министерского портфеля и занялся партийной работой в «Единой России». А Минприроды возглавил Александр Козлов, до этого руководивший Минвостокразвития. Как известно, у Козлова много старых связей в промышленном секторе, поскольку свою карьеру он начинал в бизнес-империи олигарха Михаила Гуцериева. Кроме того, Козлова считают креатурой влиятельного вице-премьера Юрия Трутнева. Как бы там ни было, но именно при Козлове Минприроды удалось переиграть финансистов. Впрочем, победа оказалась неполной – в отдельный фонд будут выделять не все экологические платежи, судьба платы за негативное воздействие на окружающую среду и утилизационного сбора за автомобили ещё не решена. Но вот экосбор точно выходит из-под власти Силуанова и будет курироваться Козловым. Своей конечной цели Минприроды не скрывает: полученные деньги министерство планирует передать в руки Российского экологического оператора (РЭО).

РЭО в последнее время является одним из эпицентров лоббистской войны. Ведь именно он проводит «мусорную реформу», на финансирование которой собираются выделить триллионы рублей. При создании РЭО в начале 2019 года пост его руководителя занял Денис Буцаев. Говорят, что этому был рад Игорь Чайка, компании которого контролируют сбор отходов в ряде регионов. Однако вскоре премьер Медведев отправил Буцаева в отставку. Затем около года за кресло главы мусорного оператора шла бурная подковёрная война. Одним из претендентов был бизнесмен Вадим Ишутин. Пресса называет его человеком из клана Алексея Гордеева, который на тот момент в правительстве Медведева занимал пост профильного вице-премьера. Но по какому-то совпадению вокруг бизнес-партнёров Ишутина в Воронеже возросла активность силовиков, и в итоге он бежал из России. А с отставкой правительства Медведева своего ключевого статуса лишился и сам Гордеев.

В прошлом году был выведен из игры ещё один претендент на пост главы РЭО – Михаил Мень. Поговаривали, что Медведев отправил в отставку Буцаева именно ради того, чтобы посадить вместо него Меня, но осуществить задуманное не успел: сам оказался за бортом кабмина. Как видно, после отставки патрона Мень не смирился с проигрышем и начал свою игру. Используя статус аудитора Счётной палаты, он выпустил доклад, критикующий «мусорную реформу». Затем Мень пытался втереться в доверие к вице-премьеру Виктории Абрамченко, которая курирует экологию в нынешнем правительстве. Но эта самодеятельность едва не закончилась для него тюрьмой – покусившемуся на «мусорные деньги» Меню вдруг припомнили стародавний эпизод и отправили под арест. Дело в отношении Меня было прекращено, когда вопрос с главой РЭО окончательно решился и организацию вновь возглавил Денис Буцаев.

Бюрократические качели

Ещё в начале прошлой недели казалось, что именно Буцаев будет распределять деньги, собранные с россиян в виде экологического сбора. Даже правительственная «Российская газета» написала об этом как о вопросе почти наверняка решённом. Сообщалось, что данные о всех товарах внесут в специальную электронную базу, с помощью которой будут собирать экосбор. Люди Буцаева даже успели сообщить журналистам, что, мол, они рассчитывают собирать 193 млрд рублей в год. Однако на днях пришла новость: РЭО вряд ли окажется единственным распорядителем собранных денег.

Этому воспротивилась вице-премьер Виктория Абрамченко. Оказалось, что идеи Минприроды расходятся с концепцией расширенной ответственности производителей, утверждённой ранее. Говоря проще, изначально предполагалось побуждать производителей думать над тем, как утилизировать собственные продукты и упаковку, а теперь выходит, что Минприроды предлагает им возможность в очередной раз откупиться от проблемы и продолжить загрязнять страну упаковкой. К идее Минприроды были и другие претензии. Так, некоторые эксперты посчитали предложенный законопроект крайне коррупциогенным. Он, например, давал право РЭО вести реестр добросовестных и недобросовестных исполнителей работ по утилизации отходов, при том, что критерии для включения в эти списки прописаны не были. Получается, люди Буцаева могли решать судьбу многомиллиардных контрактов по своему усмотрению. В чью пользу могли быть эти решения, догадаться нетрудно – в реализации «мусорной реформы», которая идёт под кураторством РЭО, уже наметились явные фавориты. Это структуры, подконтрольные «Росатому» и «Ростеху». Однако неожиданный выход Виктории Абрамченко показывает, что имеются и другие интересанты. Так что борьба за «мусорные деньги» продолжается, и, как показывает история с Менем, идти она будет жёстко.

Минпромторг планирует потратить почти 2 триллиона на сомнительные проекты

Ведомство Дениса Мантурова подготовило план поддержки отечественного авиастроения стоимостью 1,8 трлн рублей. Почти всю эту сумму предполагается взять из ФНБ. С одной стороны, затея неплохая, ведь авиастроение – локомотив промышленности. С другой стороны, к проектам, на которые могут быть пущены эти деньги, давно накопились вопросы.

По задумке деньги должны быть потрачены в первую очередь на то, чтобы к 2030 году выпустить 735 гражданских самолётов. Среди них упоминаются Ил-114, МС-21, «Байкалы», L-410 и «Сухой Суперджет 100». Однако затея Минпромторга выглядит крайне противоречиво. До сих пор средства ФНБ было принято расходовать на инфраструктурные проекты, и самолёты попадают в эту категорию с большой натяжкой. К тому же Минфин настаивает на том, чтобы средства ФНБ составляли не более четверти стоимости проекта. Здесь же это требование не выполняется. Вопросы есть и к самим самолётам. L-410 был разработан в Чехословакии ещё в 1960-х годах. Почти так же стар и Ил-114. «Сухой Суперджет 100» на 70% состоит из импортных компонентов, к тому же не пользуется спросом у авиаперевозчиков. А получат ли «Байкалы» и МС-21 зарубежные сертификаты – большой вопрос.

А внутреннему рынку так много самолётов просто не переварить, считают эксперты.

Создаётся ощущение, что ради получения денег Минпромторг просто перечислил в заявке все проекты, какие смог вспомнить, без учёта их перспективности. Помимо выпуска самолётов здесь же оказались планы по разработке пяти новых вертолётов. Не повторят ли они судьбу проекта WRT500, который так и не «взлетел», хотя все поставленные сроки уже вышли? Деньги на разработку были успешно освоены как в России, так и за её пределами, а вот о желании инвестировать в производство этих машин или покупать их пока никто не объявил.