ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

Для связи: Главный редактор → press@kompromat.wiki | Отдел PR и СМИ → pr@garant.cc

Шипелов Андрей Евгеньевич

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
599
Шипелов Андрей Евгеньевич

Шипелов Андрей Евгеньевич - российский бизнесмен, совладелец и генеральный директор компании "РТ-Инвест" (с 2012 года), генеральный директор Российской венчурной компании (2007-2012 годы).

Биография

Шипелов Андрей Евгеньевич, 07.12.1979 года рождения, уроженец г. Заволжье Горьковской области.

Родственники.Жена: Шипелова (девичья фамилия Агафонова) Екатерина Вадимовна, 10.01.1985 года рождения. Удачная женитьба помогла Шипелову попасть в бизнес, связанный с переработкой и утилизацией мусора.

Образование

Закончил Волго-Вятскую академию государственной службы по специальности "государственное регулирование экономики".

Трудовая деятельность

  • С 2007 по 2012 год являлся директором по развитию Российской венчурной компании.
  • В 2012 году создал и возглавил компанию «РТ-Инвест», где контролирует до 75% акций.
  • Является одним из акционеров ООО «РТ-Инвест Транспортные Системы».
  • Имеет компании, осуществляющие все виды работ по сбору, транспортированию, сортировке, переработке и утилизации отходов в Республике Татарстан и в Москве.
  • Курирует пилотный проект по созданию системы энергетической утилизации ТКО в Казани.

Связи/Партнёры

Агафонов Вадим Евгеньевич, 17.03.1963 года рождения, депутат городской Думы Нижнего Новгорода, председатель Совета директоров ООО «Союз Компаний АГЖО». Тесть Шипелова. Агафонова называют в Нижнем Новгороде «мусорным королем», так как его компании выигрывают большое количество тендеров в сфере ЖКХ, в частности в сфере вывоза и утилизации мусора. В эту сферу он привлек и своего зятя Шипелова. Кроме того, он познакомил Шипелова с главой «Ростеха» Сергеем Чемезовым.

Нащекин Алексей Сергеевич — Бывший топ-менеджер Ростелекома и совладелец и генеральный директор компании «Национальные телематические системы».

Ротенберг Игорь Аркадьевич, 09.05.1973 года рождения, сын российского олигарха Аркадия Ротенберга. Ротенберг и Шипелов вместе участвовали в проекте по созданию системы взимающей плату с дальнобойщиков «Платон». Игорь Ротенберг владел долей в данном проекте в интересах своего отца, а Шипелов – в интересах главы корпорации «Ростех» Сергея Чемезова.

Скворцов Сергей Викторович, 01.03.1964 года рождения, председатель совета директоров ПАО «АВТОВАЗ», советник генерального директора Госкорпорации «Ростех». Скворцов стал совладельцем ряда компаний Шипелова, занимающихся созданием мусоросжигающих заводов. Считается, что Скворцов фактически является номиналом Чемезова в «мусорном» бизнесе.

Чемезов Сергей Викторович, 20.08.1952 года рождения, генеральный директор корпорации «Ростех». Чемезов использует коммерческие структуры Шипелова в своих личных интересах и интересах «Ростеха». В частности, Шипелов с «благословения» Чемезова реализовал проект по системе взимания платы с большегрузных машин «Платон», а в данный момент занимается проектами по созданию мусоросжигающих заводов.

К информации

Андрей Евгеньевич Шипелов начал заниматься бизнесом еще в конце 1990-х годов, будучи совсем молодым человеком, когда торговал запчастями на отцовском автосервисе, а затем перепродавал бензин через фирму-«прокладку». Однако по-настоящему в гору его дела пошли после того, как он стал зятем депутата Нижегородской городской думы Вадима Агафонова, аффилированного с несколькими компаниями, которые, в том числе занимались таким прибыльным делом, как сжигание мусора. Кроме того, Агафонов был хорошо знаком с тогдашним главой ФГУП «Рособоронэкспорт» Сергеем Чемезовым. Тесть устроил Шипелова на руководящую должность в Российскую венчурную компанию (РВК), которую возглавлял старый приятель Чемезова Алексей Коробов.

В 2012 году Агафонов решил привлечь своего зятя к созданию компании, которая бы работала в интересах руководства «Ростеха» и получала через данную корпорацию крупные государственные гранты. Для этого была основана компания «РТ-Инвест», которая только на четверть принадлежала «Ростеху». Еще на 75% компания принадлежала ООО «Царицын Капитал», которое в свою очередь на 98% принадлежало Шипелову и на 2% его тестю. В 2014 году совет директоров АО «РТ-Инвест» возглавил бывший заместитель Чемезова Сергей Скворцов, выходец из структуры холдинга «Тройки диалог», которой «Ростех» доверял управлять своими активами и инвестициями.

При этом Чемезов имел серьезные основания для того, чтобы командировать к Шипелову Скворцова. Так, последний, будучи еще сотрудником Ростеха активно продвигал идею создания системы, которая бы взимала плату с грузовиков, чья масса превышала 12 тонн. Государство изначально для такого проекта хотело привлечь иностранные компании, которые уже имели опыт в данной сфере. Однако Чемезов убедил правительство, что система учета передвижения большегрузов лежит в плоскости национальной безопасности. В итоге подряд на создание и введение такой системы был отдан без конкурса компании «РТ-Инвест», в которой уже находился Скворцов. Данная компания в свою очередь учредила ООО «РТ-Инвест транспортные системы», половина которой была продана сыну олигарха Аркадия Ротенберга Игорю.

Компания «РТ-Инвест транспортные системы» стала оператором системы «Платон», через которую перевозчики должны были вносить сбор за проезд грузовиков разрешенной максимальной массой свыше 12 тонн. Название как бы должно было напоминать, что за тонны придется платить. В создание системы было вложено 29 млрд. рублей, из них 27 млрд. пришли от «Газпромбанка».

Свою работу «Платон» начал в ноябре 2015 года. Транспортные компании обязали зарегистрировать автомобили на сайте оператора и перед рейсом пополнять счет в личном кабинете системы. Чтобы деньги списывались со счета, перевозчик либо оформлял маршрутную карту, либо устанавливал бортовое устройство, предназначенное для спутниковой фиксации проезда по федеральным трассам. Километр пути теперь стоил дальнобойщику 1.53 рублей, а с 1 марта 2016 года цена выросла до 3.06 рублей. Штраф за неоплаченный проезд составлял 450 тыс. рублей за первое нарушение и 1 млн. рублей за повторное. В 2016 году в федеральный бюджет было заложено почти 40 млрд. рублей поступлений от владельцев 12-тонных грузовиков.

В первые же дни после введения «Платона» в работу система начала давать сбой, что было чревато необоснованными штрафами компаниям. При этом Чемезов в своих интервью с гордостью отмечал, что все технологии разработаны и реализованы в России. Нововведение возмутило не только отдельных дальнобойщиков, но и крупных перевозчиков, а также представителей крупных торговых сетей, и даже обычных потребителей товаров, так как новые затраты в конечном итоге компенсировались за счет кармана покупателя. За четыре дня до запуска новой системы водители-дальнобойщики устроили забастовку. Они перекрывали улицы, устраивали «цепи протеста» вдоль трасс, пикетировали офисы системы «Платон». Акции проходили примерно в 24 регионах страны.

Между тем, Андрей Евгеньевич вел свой бизнес весьма странным образом. Помимо компании владеющей «Платоном», у него было еще несколько структур, которые могли вызывать вопросы у надзорных органов. Среди них было, к примеру, ООО «Расстрим-М». Не имея ни одного сотрудника, эта компания в 2019 году умудрилась получить выручку в размере 426 тыс. рублей, а вместе с ней и убыток в 3.3 млн. рублей.

Еще одна структура, ООО «СРТ», и вовсе могла использоваться для вывода денег. Шипелову в ней принадлежало 45%, остальное было за неким Павлом Старюком и ООО «ДФА Капитал». У последней компании не было ни выручки, ни стоимости активов. Зато сама ООО «СРТ» по итогам 2018 года понесла убыток в 185 млн. рублей при 124 млн. выручки. Балансовая стоимость ее активов была указана как минус 412 млн. рублей. При этом доли ее совладельцев не находились под обременением и компания спокойно работала. В свою очередь ООО «РТ-Инвест Финанс», принадлежавшее уже известному «РТ-Инвесту», при уставном капитале в 10 тыс. рублей по итогам 2019 года получила убыток в размере 629 млн. рублей.

Само ООО «РТ-Инвест» закончило свое существование в 2017 году с убытком в полтора миллиона рублей, а вместо него был образован правопреемник компании АО «РТ-Инвест». В том же году все тот же Скворцов приобрел у Шипелова почти 40% новой коммерческой структуры, однако сам Андрей Евгеньевич продолжал оставаться лицом компании. Все это происходило перед получением очередных крупных контрактов, которые на этот раз должны были быть связаны с профильным для Шипелова и его тестя мусорным бизнесом.

Еще в 2013 году Чемезов говорил о планах «Ростеха» создать крупнейшего в Европе оператора по сбору и утилизации мусора, а в марте 2014 года Андрей Шипелов стал официальным представителем госкорпорации для взаимодействия с аппаратом проекта «Экология России» Социальной платформы «Единой России». Его компании и компании его тестя получали миллиардные контракты на вывоз мусора.

К 2017 году в России сложился системный экологический кризис, связанный с обработкой твердых бытовых отходов (ТБО). Тогда крайне обострилась тема обращения с твердыми коммунальными отходами (ТКО) в Подмосковье, люди начали выходить на акции протеста. Близость перенаселенной Москвы и отсутствие действующих мусоросжигательных заводов, как и мощностей по переработке, превратили Подмосковье в огромную свалку, ресурс которой подходил к концу. Из 55–60 млн. тонн всех ТКО, образующихся в России за год, пятая часть — 11.7 млн. тонн — приходилась на Москву и Подмосковье. В министерстве экологии Московской области открыто заявляли, что регион уже физически не справляется с лавиной отходов, и что большинство действующих мусорных полигонов в скором времени могут быть переполнены.

После череды протестных акций в подмосковных городах, находящихся рядом со свалками, был объявлен конкурс на строительство в России пяти мусоросжигательных заводов за 160 млрд. рублей – четырех в Московской области (мощностью до 700 тыс. тонн отходов в год каждый) и один в Татарстане (550 тыс. тонн). По итогам конкурса должны были быть выбраны два инвестпроекта.

Естественно заявку на столь лакомый тендер подала и компания «РТ-Инвест». Однако эксперты отмечали, что ее предложение имело высокие инвестиционные и эксплуатационные затраты. Стоимость строительства одного завода в столичном регионе, предложенная компанией Шипелова, должна была составить 33.8 млрд. рублей, а общий объем инвестиций в проект – порядка 162 млрд. рублей. Предполагалось, что 20% инвестиций придется на долю Ростеха, а остальные будут заемными средствами, как российских банков, так и западных кредиторов.

Несмотря на это не самое выгодное предложение, «РТ-Инвест» выиграл контракты, причем не на один проект, а на оба, просто потому что, по странному стечению обстоятельств, других желающих участвовать в конкурсе не нашлось. Распускались слухи, якобы документация была составлена под конкретного победителя, но у ФАС претензий к проведению конкурса не возникло. Впрочем, для стороннего наблюдателя могло показаться, что проекты выполняют две организации – «Альтернативная генерирующая компания-1» (АГК-1) и «Альтернативная генерирующая компания-2» (АГК-2). Но обе структуры, принадлежали ООО «РТ-Инвест Финанс», которое в свою очередь было учреждено «РТ-Инвест». Были еще и компании «АГК-3» и «АГК-4», для которых Чемезов пытался пробить контракты по строительству мусоросжигающих предприятий в Ставропольском и Краснодарском краях.

Название «Альтернативная генерирующая компания» было дано не случайно, при помощи него учредители пытались выйти из щепетильной ситуации. Дело в том, что изначально глава государства еще на «прямой линии» 2017 года заявил о создании мусороперерабатывающих заводов. Но по мере реализации замысла вместо слова «мусороперерабатывающие», все чаще стало звучать «мусоросжигающие». А в декабре 2019-го в Госдуме вовсе приняли уточнение в закон «Об отходах...», включив сжигание в виды переработки. С этого момента такой вид избавление от мусора стал «энергетической утилизацией», а не как раньше – «обезвреживание», когда сжигать отходы можно было лишь в крайнем случае.

«РТ-Инвест» имела контракт с японско-швейцарской компанией Hitachi Zosen Inova (HZI), чья технология переработки и должна была использоваться. Однако для реализации технологии необходима была четкая сортировка мусора, так как не все отходы пригодны для сжигания, и эта проблема не была решена компаниями Шипелова. Любопытно и то, что контракт шипеловской структуры с HZI был подписан еще в 2014 году, а только затем были «мусорные» протесты в Ядрово и Кучино, и выигранный тендер на создание мусоросжигающих заводов. Этот факт многих наводил на мысль, что бенефициаром подмосковных волнений мог быть сам Андрей Евгеньевич и его высокие покровители.

Структуры Андрея Евгеньевича также получили крупные контракты на вывоз мусора. При этом три дочерних компании «РТ-Инвест» – Каширский, Рузский и Сергиево-Посадский региональные операторы – получили самый высокий «мусорный» тариф на 2019 год – более 720 рублей. После этого «РТ-Инвест» убеждал владельцев мусорных полигонов продлить контракты, обещая им максимум 120 рублей за кубометр мусора, но веры Шипелову уже не было. Из 18 владельцев объектов предложение отклонили 10. Что характерно, в том же году по этим объектам начались резкие протесты активистов и формирование инициативных групп местных жителей, которые выступили против планов расширения полигонов ТКО.

Но и сам Шипелов тогда же получил свою «протестную порцию». В Воскресенском районе прошла целая серия несанкционированных акций в связи со стройкой мусоросжигательного завода. Экоактивисты опасались, что город превратится в один большой смог от сжигания отходов. В 2019 году власти и общественники подмосковного Воскресенска нагрянули с проверкой на стройку.

Еще более сложной оказалась ситуация со строительством завода под Казанью. Там дошло до разгонов несанкционированных акций местным ОМОНом. Активисты, в числе которых оказались и местные политики, создали инициативную группу по вопросу проведения референдума относительно строительства завода. Однако Центризбирком на не вполне понятных основаниях отказал им в регистрации, как отказывал и кандидатам в местное самоуправление, которые затрагивали тему завода и экологии.

Вся эта активность на мусорном рынке была не случайной, ведь на нем велась борьба между крупными игроками за большие деньги. По слухам, Андрей Евгеньевич стоял за целой серией публикаций для дискредитации оппонентов. В частности, он якобы спонсировал негативные публикации по поводу строительства Технопарка по переработке ТКО рядом с деревней Михали Калужской области. Кроме того, настоящая информационная компания развернулась по противодействию строительству Межрегионального мусорного полигона в Новгородской области.

Самым крупным конкурентом чемезовским компаниям мог стать Росатом, который был намерен войти в капитал оператора утилизации отходов РТ «НЭО». Однако планам помешало отчуждение активов в пользу третьих лиц, проведенное Ростехом. Поговаривали, что задержание советника генерального директора Росатома профессора Владимира Грачева, было осуществлено также в рамках противодействия двух крупных госкорпораций. Грачев считался лоббистом интересов Росатома, к мнению которого внимательно прислушивался Сергей Кириенко. До этого ученый-эколог резко высказывался о техническом состоянии мусоропереработки в России. Семидесятивосьмилетнего ученого задержали за покушение на мошенничество в особо крупном размере, якобы он требовал от компании, которая занимается переработкой мусора, 1 млн. евро за лоббирование интересов.

Но, похоже, что тяжеловесы сумели найти компромисс. В 2020 году стало известно о том, что Ростех договорился с ВЭБ и Росатомом о строительстве еще не менее 25 мусоросжигающих заводов, стоимость которых должна была бы достигать 1.3 трлн. рублей. Большую часть из этой суммы должен был предоставить государственный ВЭБ. Вице-премьер по экологии Виктория Абрамченко даже проронила фразу о том, что подобные заводы с такой фантастической стоимостью строительства можно назвать «платиновыми». В итоге структура субсидий перераспределилась – бюджетных денег закладывалось не больше 360 млрд. рублей, остальные инвестиции должны быть частными . Для населения же регионов такие заводы могут обернутся лишними расходами – тарифы предположительно вырастут на 30-80 рублей на человека в месяц.

Проект о создании 25 мусоросжигающих заводов велся даже несмотря на то, что «РТ-Инвест» не мог достроить первые пять обещанных заводов. Сроки в Московской области и Татарстане были перенесены на год – с 2022 года на 2023 год. Представители компании просили не предъявлять им в связи с опозданием штраф на 7 млрд. рублей, прикрываясь пандемией короновируса и невозможностью получить зарубежное оборудование.

В 2021 году Чемезов и вовсе в своем письме, обращенном к премьер-министру Михаилу Мишустину, усомнился в судьбе проекта. Глава госкорпораиции предупредил о рисках прекращения финансирования проекта со стороны синдиката банков, в первую очередь государственных «Газпромбанка» и ВТБ. Это якобы могло произойти из-за изменений условий госрегулирования отрасли. Изначально в проектную документацию было заложено, что 80% энергии будет вырабатываться из отходов, еще 20% из газа. Такая пропорция была предусмотрена, потому что для обеспечения горения некоторых видов отходов может потребоваться дополнительное топливо. Но постановление Правительства РФ от августа 2020 года увеличило обязательную долю от сжигания отходов до 95%.

Кроме того, ФАС предложил исключить из платежа по тарифам мусоросжигающих электростанций – оплату за «сжигание мусора» и экологические сборы. Таким образом, только за счет исключения первого пункта заводы «РТ-Инвеста» могут потерять до 5 млрд. рублей. Также заводы могут не получить особого статуса ВИЭ, который позволил бы собирать повышенные платежи оптового рынка. На этом «РТ-Инвест» теряет еще 35 млрд. рублей. В довершение ко всему, еще прошел и слух о том, что в феврале 2021 года Генпрокуратура потребовала обнулить мусорную лицензию «РТ-Инвеста». Все это плюс штраф на 7 млрд. рублей может похоронить проект окончательно.

Проблема переработки мусора в стране, а особенно в московском регионе действительно стоит очень остро. Однако продекларированное вот уже несколько лет назад властями решение проблемы до сих пор не реализовано. Немалая доля вины в этом лежит и на Андрее Евгеньевиче Шипелове, который вот уже много лет ведет бизнес в интересах Ростеха и лично его главы Сергея Чемезова. Пока крупные корпорации воюют за «мусорный рынок», используя в этой борьбе протесты обычных граждан, ситуация может действительно превратиться в экологическую катастрофу. Тем более, что и сами проекты, заявленные Шипеловым могут оказаться неэффективными.

Компромат

  1. Фонду Андрея Шипелова дали по рукам в Татарстане
  2. Министр Колокольцев покрывает офшоры МВД?
  3. Арестован Алексей Нащекин, один из «отцов» «Электронного правительства» и «Платона»
  4. Братья по мусору: как друзья Чемезова зарабатывают миллиарды
  5. Чубайс занимает и выигрывает. Кому приносит прибыль «Роснано»
  6. «Мусорная месть» Виктории Абрамченко
  7. Олигархи и ВИП-чиновники бьются друг с другом из-за мусоросжигательных заводов
  8. От запрета одноразовой посуды выиграют «Ростех» Сергея Чемезова и Александр Лукашенко
  9. РТ-Инвест и Ростех захватывают мусорные полигоны любыми методами?
  10. Сергей Чемезов не планирует расставаться с мусорными миллиардами