ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

Для связи: Главный редактор → press@kompromat.wiki | Отдел PR и СМИ → pr@garant.cc

От запрета одноразовой посуды выиграют «Ростех» Сергея Чемезова и Александр Лукашенко

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Версия
135
Сергей Чемезов

16.06.2021Российский кабмин готовит закон о запрете использования пластиковой посуды, коктейльных трубочек и ватных палочек. Объясняется это заботой о природе – дескать, пластик не разлагается и потому загрязняет окружающую среду. Впрочем, как отказ от пластиковой посуды скажется на экологии, пока вряд ли можно предугадать. А вот кто выиграет от такого запрета, уже можно предположить.

Никто не спорит, что ради чистоты нашей планеты нужно сокращать выбросы пластика. Однако понятно, что в один день отказаться от привычных предметов обихода не получится. Потому явно встанет вопрос, от чего именно стоит отказаться в первую очередь. И вот тут появляется простор для торговли на уровне политики и больших денег.

Пакетные планы Батьки

Александр Лукашенко

Атака на пластиковую посуду в разгар пандемии выглядит не совсем логично. Ведь не так давно власти российских регионов обязали владельцев кафе переходить именно на пластик, чтобы минимизировать распространение коронавируса, отчего и без того придушенный кризисом малый бизнес понёс дополнительные затраты. Пандемия ещё не остановлена, но теперь вдруг выясняется, что помимо антиковидных мер есть более высокие приоритеты – забота об окружающей среде. При том, что доля пластиковой посуды в загрязнениях на самом деле не так уж велика. А на фоне техногенных катастроф последнего времени с выбросами токсичных веществ то в реки, то в океаны вообще кажется мизерной. Потому что-то здесь не клеится.

В связи с этим возникает версия – а не является ли идея ввести новый запрет своеобразной политической и финансовой уступкой в сторону Александра Лукашенко? Именно Белоруссия в конце прошлого года предложила внести изменения в технические регламенты Таможенного союза ЕАЭС, который охватывает часть стран постсоветского пространства. Речь шла о запрете тонких поли­этиленовых пакетов, этикеток из ПВХ, лотков для хранения пищевых продуктов из вспененного полистирола и даже биоразлагаемых пакетов.

Такая инициатива появилась не потому, что Лукашенко является в душе соратником Греты Тунберг и не может спокойно спать, зная, что в природу выбрасываются тонны пластика. Просто в последние годы в республике создали ряд производств по выпуску экологичной упаковки. Например, пакетов из переработанных листьев кукурузы. С урожайностью в сельском хозяйстве Белоруссии в последнее время не очень, а вот листьев и ботвы там предостаточно. Сейчас экономике Белоруссии приходится плохо – её экспортные возможности ограничены. Потому в Москве верному союзнику Лукашенко вполне могли бы пообещать вместе с денежным траншем отдать, к примеру, возможность поставлять в Россию экологичную упаковку. Дело это вполне денежное. И не важно, что ещё недавно российский Минпромторг выступал резко против инициативы Лукашенко. Мол, отказ от привычной упаковки скажется на ценах в магазинах, отчего пострадают покупатели. Также отказ от пластика нанесёт удар по производителям. «Если мы сейчас возьмём и просто запретим пластиковую посуду, то оставим без работы заводы, которые это всё производят, и люди выйдут на улицу. Этого делать точно нельзя», – говорил экс-министр природных ресурсов и экологии Дмитрий Кобылкин. Но вот теперь выходит, что можно. Чего не сделаешь ради верного союзника. Пусть даже за счёт россиян.

Пластик в топку

Впрочем, законопроект лишь частично отражает интересы Лукашенко. Ведь, как уже говорилось, акцент в нём помимо полиэтиленовых пакетов сделан на пластиковую посуду и ватные палочки. А эти предметы из кукурузы пока не делают. Так что здесь наверняка должны присутствовать и другие выгодоприобретатели. Кто же может быть бенефициарами гонений на ватные палочки и одноразовые тарелки? Прежде всего нужно сказать, что отказ от этих предметов вряд ли сильно навредит крупному российскому бизнесу. Так, те же ватные палочки часто завозят из Китая, а российские производители в своём ассортименте обычно имеют и другую продукцию – ватные диски и т.п. Посуда тоже не была стратегическим продуктом для нефтехимической отрасли. Её делают из полистирола, и львиная доля этого сырья расходуется на получение пенопластов, которые используются в основном в строительстве в качестве утеплителя. Понятно, что по сравнению с объёмами производства пенопластов посуда – это капля в море. Так что производители полистиролов смогут без особых проблем вывести из своего ассортимента одноразовые тарелки, если им дадут на это какое-то время. Пострадают разве что совсем уж небольшие фирмы. Зато жители ближайших районов вздохнут свободнее: стирольное производство не назовёшь приятным соседом.

Однако реальных интересантов можно обнаружить, если зайти с другой стороны и посмотреть на утилизацию мусора. Дело в том, что не чуждые «Ростеху» и ВЭБ.РФ

Структуры сейчас активно продавливают вопрос о сжигании отходов. Уже объявлено о строительстве в России 25 мусоросжигательных заводов. Перед сжиганием из мусора всё же будут извлекать нечто ценное. Как минимум металлы. Плотные полиэтиленовые пакеты также могут быть извлечены и направлены на переработку. И это может быть хорошим поводом для строительства сортировочных линий и дополнительных госвложений. Но вот сколько ни вкладывай денег в сортировку, отлавливать из потока мусора ватные палочки, коктейльные трубочки и одноразовую посуду будет непросто. Всё это рискует пойти в печи, отчего при сжигании будет выделяться газообразный стирол. Это яд с мутогенным и канцерогенным эффектом, который к тому же обладает характерным неприятным запахом. Так что протесты местных жителей у ворот мусоросжигательных заводов обеспечены. В этой ситуации бенефициарам строительства мусоросжигательных заводов стоило бы загодя обезопасить себя от такой проблемы. То есть не допускать в мусор всё то, что горит с выделением опасных веществ.

Но здесь есть тонкий момент. Если изымать из мусора все токсичные вещества, в нём останется только бумага и органика. Да, такие отходы будет легко сжечь. Однако можно найти и более дешёвые способы их утилизации. К примеру, превращать такой мусор в компост с помощью червей и бактерий. Так что в России есть очень могущественные силы, которым нужно очистить мусор от пластиков до запуска первых мусоросжигательных заводов и при этом не обозначать свой интерес к этому вопросу. Возможно, что Лукашенко это понимает и старается извлечь для себя выгоду из ситуации. А может, и просто работает на подтанцовке, надеясь заполучить влиятельных союзников в Москве.

Справка

Кто стоит за мусоросжигательными заводами? Первые пять заводов уже строит компания «РТ-Инвест», которую принято называть дочерней структурой госкорпорации «Ростех». «РТ-Инвест» не раскрывает своих бенефициаров. Однако из публикаций в прессе известно, что «Ростеху» принадлежит 25,01% компании – остальное находится в руках частного предприятия ООО «Царицын капитал». Ключевые фигуры здесь – Вадим Агафонов и Андрей Шипелов (он же руководит «РТ-Инвест»).

Кстати, Шипелов женат на дочери своего бизнес-партнёра, миллионера и депутата нижегородской городской думы Вадима Агафонова.

Оборудование для мусоросжигательных заводов будут поставлять структуры «Росатома». Сумма первого контракта составила 12 млрд рублей. Стоимость строительства 25 заводов предварительно оценивалась в 600 млрд рублей, но затем перевалила за триллион. Часть денег в виде кредита обещал дать ВЭБ.РФ. На днях глава «Ростеха» Сергей Чемезов заявил, что рассчитывает получить примерно 20% от стоимости проекта в качестве господдержки из ФНБ. Аппетиты Чемезова сдерживает Минфин. Министерство предложило пока не давать денег на строительство 25 заводов и дождаться запуска первых пяти.