ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

Для связи: Главный редактор → press@kompromat.wiki | Отдел PR и СМИ → pr@garant.cc

Олерский — «водяной» всея Руси?

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
Источник: УтроNews
109
Виктор Олерский и Михаил Котюков

06.03.2020Создание единого оператора научных судов РФ может быть выгодно экс-замминистру транспорта Виктору Олерскому. Он действует через команду экс-министра Михаила Котюкова?

Минобрнауки разработало концепцию создания в России единого оператора в сфере строительства, содержания и использования научно-исследовательских судов (ЕНО).

В феврале она обсуждалась на Морской коллегии под председательством вице-премьера Юрия Борисова.

Идею о создании такого оператора активно лоббировал экс-министр образования и науки Михаил Котюков. Как сообщают наши источники, он мог действовать в интересах бывшего заместителя министра транспорта, а ныне крупного бизнесмена «водных» отраслей Виктора Олерского. Он же ранее возглавлял «Росморречфлот».

Олерскому давно приписывают желание создать своеобразную водную империю, которая включает в себя строительство ледоколов, пароходов, круизных лайнеров и других судов.

Получение контроля над судами Росрыболовства, Росгидромета, Института океанологии имени Ширшова и других ведомств через людей Котюкова позволит ему использовать эти суда и бюджеты на их содержание в личных целях?

В начале текущего года Михаил Котюков, радевший за создание оператора, ушёл с должности в Минфин Силуанова. Новым министром образования и науки назначили Валерия Фалькова, который ранее не высказывал свою позицию по этой инициативе.

Однако, с его назначения прошло уже достаточно времени, а он так и не смог сформировать собственную команду. Или ему просто не дали?

«Руки» Котюкова работают на Олерского?

Абсолютно все заместители Фалькова по состоянию на 6 марта 2020 года — «котюковские». Все они — Григорий Трубников, Алексей Медведев, Марина Боровская и другие были назначены в Котюковым еще в 2018 году.

Именно они должны были заниматься разработкой концепции единого оператора. Они могут быть «руками» Котюкова.

Что предполагает создание единого оператора? Научные суда используются разными ведомствами для решения своих задач. Передача их в ЕНО якобы нужна для того, чтобы тот занимался их обеспечением и координацией морских исследований, а также развитием флота.

По сути это будет означать их фактическую постановку под контроль ЕНО. Который, как предполагается, будет подведомственен Минобрнауки. А значит, последний сможет использовать их в своих целях — любых. Это крайне бы пригодилось Олерскому и его водной империи.

С их помощью он получит мощный аналитический и исследовательский инструмент: оценка водных ресурсов, изучение дна, прокладка новых маршрутов не только для научных, но и для коммерческих целей. Если Котюков и его замы действительно действовали в интересах Олерского, то в таком случаи все они получат свой гешефт.

Более того, сегодня множество научных судов устарели. Их нужно ремонтировать и менять. В России сегодня с такими мощностями проблема. Но у Олерского, кажется, и на этот счёт есть свои планы.

Под его контроль уже попали компании «Водоходь», Северо-Западное морское пароходство, а также — финская верфь Arctech Helsinki Shipyard. Последняя располагает достаточными мощностями и ресурсами как минимум для ремонта и обслуживания крупных научных судов. На ней, например, строился ледокол «Мурманск».

Есть версия, согласно которой аукционную документацию на строительство, ремонт и обслуживание таких судов будет формироваться с участием Минобрнауки. Где, повторимся, так и работают все замы Михаила Котюкова. Велика вероятность, что верфь будет одним из ключевых подрядчиков по обслуживанию объектов ЕНО.

Arctech Helsinki Shipyard Олерского станет одним из основных подрядчиков ЕНО?

Сам Котюков в сентябре 2019 года уже высказывался, что научные суда в рамках нацпроекта «Наука» будут строить на российских верфях. Однако это может быть пусканием пыли в глаза. Кроме того, про обслуживание и ремонт он ничего не говорил.

Отметим, научно- исследовательский флот в ближайшие годы должен выполнить 238 научных экспедиций. А это немалые бюджетные деньги, выделяемые в рамках упомянутого нацпроекта.

Единый оператор по обслуживанию научных судов обязательно должен будет участвовать в распределении средств — куда, на какие маршруты и под какие конкретные исследовательские проекты они будут выделяться.

Кроме того, в сентябре 2019 года в Мурманске начал работу рыбоперерабатывающий завод, который строили Олерский и Глеб Франк. Последний — сын бывшего министра транспорта Сергея Франка.

С Франком Олерский мог познакомиться через общих коллег в министерстве транспорта. На должность замминистра он пришёл в 2009 году. Трудился там замом при двух министрах – Игоре Левитине (сменившем Франка) и Максиме Соколове.

Таким образом, у Олерского и Франка должно быть достаточно общих знакомых по линии госслужбы. А в случае с рыбоперерабатывающим заводом доступ к ресурсам Росрыболовства через единого оператора судов может стать серьёзным подспорьем в работе Олерского.

Не в интересах науки

О не самых благовидных мотивах создания ЕНО догадываются и структуры, которые эти суда содержат сейчас. И Росрыболовство, и Росгидромет, и ранее упомянутый Институт океанологии имени Ширшова выступают категорически против этой инициативы.

В Росгидромете уже заявили, что считают концепцию создания ЕНО нецелесообразной, поскольку ЕНО не несет ответственности за исполнение возложенных на Росгидромет обязанностей, связанных с работами подведомственного научного флота.

Отдельная и крайне мутная история с Институтом океанологии имени Ширшова. Институт первым выступил категорически против инициативы Котюкова. В 2017 году там сменился директор — им стал принципиальный и уважаемый учёный-океанолог Алексей Соков.

Тогда он был назначен врио. Предполагалось, что он пробудет в таком статусе год — пока принимает дела института и притирается с научной командой учреждения. Однако после прихода Котюкова и выдвижения инициативы по созданию ЕНО его утверждение в должности застопорилось.

Злые языки утверждают, что за этим стоял Михаил Котюков, который не оценил позицию Сокова против создания ЕНО. Поговаривают, что у них даже мог быть конфликт на этой почве: якобы, Соков прямо выразил опасения, что суда Института будут использоваться третьей стороной в коммерческих целях.

О том, что такое противостояние, скорее всего, имело место, говорит и то, что в конце концов Соков избавился от приставки врио. Но произошло это спустя почти три года — в конце декабря 2020 года, когда стало известно о перестановках в Правительстве РФ.

Конфликт Института и Минобра выходил и в публичную плоскость. В мае 2019 года коллектив Института заявил, что Минобрнауки блокирует продуктивную работу научного учреждения и тем самым ставит под угрозу выполнение нацпроекта «Наука».

Блокировка, по мнению учёных, выражалась как раз в многолетнем отсутствии утверждённого директора. Но реальной причиной конфликта может быть именно несговорчивость Сокова и других учёных по поводу создания единого оператора научных судов.

Возможная связь Котюкова с Олерским просматривается, если проанализировать, как и с кем работают компании Олерского. Например «Водоходъ» — крупная структура, получившая по итогам 2018 года прибыль в размере более полумиллиарда рублей.

Оказалось, что одними из крупнейших заказчиков ООО «Водоходъ» являются структуры, подшефные Минобрнауки. Например, Университет имени Лобачевского в Нижнем Новгороде заключил с компанией шесть госконтрактов почти на 23 млрд рублей.

Второй по величине заказчик Водохода — федеральный Институт прикладной физики российской академии наук. Сумма его контрактов с компанией Олерского — более 12 млрд рублей.

Goszakupki316.png

Что тут может смутить? А то, что основная деятельность «Водохода» — это деятельность туристических агентств и туроператоров. Сделки Водохода с научными организациями лоббировал экс-министр Котюков?

Зачем научным учреждениям подвязываться с турагентством на миллиарды рублей. Для распила средств? Легко предположить, что заключение госконтрактов Олерский лоббировал через Котюкова или его ближайших заместителей.

Репутация Олерского остаётся скандальной уже много лет. Еще в 2010 году в Московском городском суде возобновился процесс двенадцати членов кингисеппской ОПГ и бывшего члена Совета Федерации Игоря Изместьева.

Злые языки судачат, что Изместьев имел несколько очень влиятельных деловых партнёров, в числе которых скорее всего был и Виктор Олерский, а также мэр Шлиссельбурга Дмитрий Василенко.

В своё время Олерский, будучи главой ОАО «Северо-западное речное пароходство», смог вывести из города производственные мощности ОАО «Ремонтно-эксплуатационная база флота», лишив работы сотни шлиссельбуржцев. Вряд ли бы он сделал это без одобрения мэра Василенко.

Уйдя с поста мэра в 2005 году Василенко тут же стал директором по внешним связям контролирующего «Невский завод» ОАО «Северо-Западное речное пароходство», председателем совета директоров которого был тогда именно Виктор Александрович.

Сегодня Олерский продолжает интриговать, подминая под себя все водные отрасли страны? Если так, то действует он не то, чтобы топорно, но недостаточно эффективно.

А то, что тема актуализировалась именно сейчас, после ухода Котюкова с поста, может говорить об одном: Олерский пытается продвинуть создание оператора сейчас, пока в Минобрнауки остаются бывшие замы Котюкова.

В скором времени министр Фальков все же сможет продавить создание своей собственной команде. И тогда о создании ЕНО скорее всего можно будет забыть.