ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

Для связи: Главный редактор → press@kompromat.wiki | Отдел PR и СМИ → pr@garant.cc

Кредиты для Чувашии дорожают без контроля

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Правда ПФО
186
Михаил Игнатьев

25.04.2014Бюджет республики будет кормить Ротенбергов.

Документ из администрации Михаила Игнатьева о фактическом составлении очередных «черных списков» в республике показал, что словосочетание «общественный контроль» там, похоже, понимают как «контроль над обществом», путая объект и субъект. Что происходит с фигурантами «списков недовольных», тоже примерно понятно: 24 апреля глава Чувашии жестко раскритиковал деятельность депутата Виталия Жураева, известного оппонента команды Игнатьева, за якобы низкую бюджетную эффективность выигрываемых его фирмой конкурсов. При этом под самым носом у руководителя региона его собственное Министерство финансов на ровном месте теряет до 10 млн бюджетных рублей в результате подозрительного конкурса на 1 млрд с одним допущенным участником. В условиях очевидной избирательности и двойных стандартов со стороны администрации Игнатьева парламентские слушания в Госсовете Чувашии по закону об общественном контроле едва не превратились в профанацию, но некоторые их участники все-таки высказали радикальные предложения о контроле общества над властью.

24 апреля заседание координационного совещания по правопорядку Михаил Игнатьев начал с резкого выпада в адрес депутата Виталия Жураева из Канаша. Городской правдоруб известен как убежденный критик предыдущего главы администрации города Родиона Мясникова, соратника Игнатьева, получившего не так давно 3,5 года за мошенничество – поэтому подоплека выпада наблюдателям оказалась более чем понятна. «Кировлеса» или «Ив Роше» на Жураева не нашлось – пришлось критиковать его фирму «Стройсервис» за подряды с администрацией города по уборке дворовых территорий.

«Общая сумма контрактов, заключенных с этой фирмой, превышает 32 млн рублей, а бюджетная эффективность при этом на уровне 0,8%. В то же время по другим городским округам, где мы проводили такую же работу, бюджетная эффективность на уровне 10-15%», – сказал Михаил Игнатьев и отметил, что практически во всех аукционах на дорожные работы, выигранных ООО «Стройсервис», оно являлось их единственным участником. Игнатьев сообщил, что расследование проводилось согласно письмам жителей Канаша, которых, что характерно, никто в глаза не видел. Досталось и преемнице Мясникова Людмиле Ивановой: глава сообщил, что к администрации города «есть вопросы».

Залп по Виталию Жураеву задел по касательной и главу администрации Канаша

Удивительным образом так совпало, что в тот же день Минфин республики, с недавних пор возглавляемый верной соратницей Игнатьева Светланой Енилиной, отчитался о привлечении Чувашией кредитной линии на 1 млрд под 9,5% годовых. Все бы ничего, вот только при предыдущем министре, профессиональном банкире Михаиле Ноздрякове, кредиты брались под существенно меньшие проценты.

Последний по времени «ноздряковский» аукцион, на котором за право выдать республике кредит боролись гиганты Сбербанк и ВТБ, завершился на ставке 7,65% годовых. Если бы «енилинский» Минфин взял по такой ставке кредит сейчас – республиканский бюджет сэкономил бы около 10 миллионов, но ни Сбербанка, ни ВТБ среди участников аукциона не оказалось.

«Аукцион на оказание услуг по предоставлению кредита в 2014 году Чувашской Республике состоялся в условиях нестабильной экономической ситуации на мировых рынках и высоком количестве проигнорированных кредитными учреждениями аукционов субъектов Российской Федерации, связанных преимущественно с наметившейся в марте тенденцией роста процентных ставок по всем видам кредитных продуктов», – попыталась объяснить происходящее Светлана Енилина. Но соседней республике Марий Эл «нестабильная экономическая ситуация» не помешала совсем недавно привлечь средства под 9%, притом что тамошнее правительство никогда не славилось особой бюджетной эффективностью. Даже если бы Минфин Чувашии взял кредит под «марийский» процент, и то республиканский бюджет мог сэкономить около 3 млн.

Светлана Енилина объяснила подросшие банковские проценты неблагоприятным экономическим климатом

Тут бы и выступить Игнатьеву на координационном совещании по правопорядку и задать строгий вопрос в отношении Енилиной, почему бюджетная эффективность конкурса составила всего 0,5% (Жураеву, напомним, не простили 0,8%), почему в нем не участвовал традиционный кредитор чувашских властей Сбербанк (с которым только-только подписали соглашение), на каком основании была отклонена заявка Россельхозбанка и, наконец, как так получилось, что единственным допущенным участником стал не самый известный банк «Северный морской путь», принадлежащий братьям Ротенбергам – и нет ли здесь, не дай бог, какой коррупции.

Но выступать против своей верной соратницы Михаил Игнатьев просто не будет, а изложенная критика будет привычно названа ложью и инсинуациями, проплаченными чужой волосатой рукой. Хотя руки-то – вот они: вот документация по аукциону «енилинского» Минфина[1], вот по последнему «ноздряковскому» аукциону[2], вот по аукциону Минфина Республики Марий Эл.

В условиях такого избирательного контроля над госзакупками в Чувашии и состоялись 25 апреля слушания по закону об общественном контроле, о предыстории которых редакция уже писала[3]. Выступающие с трибуны Госсовета деятели в основном хвалили свои общественные советы, а чиновники говорили, что их деятельность общества не пугает. Вел слушания единоросс Николай Малов, не так давно познавший общественный контроль на собственном примере. Депутат в своем выступлении подчеркнул роль Госсовета в республике и даже в чем-то пошел против своих более высокопоставленных однопартийцев. «Образно говоря, наш парламент – место для дискуссий, так и должно быть. Мы представляем разные политические силы, а кто прав – пусть рассудит народ», – заключил Малов.

Николай Малов пострадал от общественного контроля, но не утерял веры в него

Был среди выступавших и глава Чебоксар Леонид Черкесов, тоже столкнувшийся с общественным контролем хотя бы на примере возмущений горожан по поводу изменения статуса Заволжских лесов[4]. Сам Черкесов, правда, на хождение по публичным слушаниям свое время не тратит, но настоящий политик должен уметь даже свои проигрыши представлять как достижения. Глава Чебоксар похвастался, что в 70% случаев, когда инициативы города выносились на общественное обсуждение, по их результатам готовящиеся решения отменялись.

Свою речь тонко чувствующий политический момент градоначальник завершил напоминанием о добровольном ограничении некоторыми аптечными сетями продаж «фанфуриков» – что, вообще-то, если и является следствием общественного возмущения, то крайне ограниченного круга общества. Можно даже прямо сказать: возмущением одного человека[5], пусть и высказавшего эту мысль в январе-феврале буквально каждой попавшей под горячую руку собаке в республике.

Лидер фракции КПРФ Дмитрий Евсеев подчеркнул, что общественный контроль должны осуществлять парламенты и СМИ, а не искусственно созданные органы. «Лет пять назад, когда обсуждалась концепция Общественной палаты, наши парламентарии общались с западными коллегами, и переводчики откровенно запутались, пытаясь объяснить иностранцам, что это такое. Наши говорят: «Как вы видите концепцию общественной палаты?» Иностранцы говорят: «Вы имеете в виду парламент?» Наши говорят: «Нет, там люди из общества будут выбираться, решать вопросы». Иностранцы: «Ну да, это парламент называется». Долго объясняли, объяснить – так и не смогли. Это я говорю к тому, что общественный контроль должны выполнять парламентарии, депутаты. Я очень уважаю членов общественных советов, но мы их неправильно называем. Это что угодно – экспертный совет, консультативный, отраслевой. Но точно не общественный – общество туда никого не делегировало. Должны быть расширены контрольные функции парламентов и средств массовой информации, и журналисты должны быть лучше защищены, чем сейчас. Если все это будет, будет и контроль общества над властью», – считает Евсеев.

Дмитрий Евсеев постиг трудности перевода российских реалий на язык демократии

Юрист Игорь Михайлов продолжил критику общественных советов, вновь пойдя в атаку на состоящий наполовину из депутатов консультативный орган при Минимуществе. Высокая трибуна вдохновила юриста и на более радикальные предложения.

«Мы предлагаем запретить членство в общественных советах государственным и муниципальным служащим, а также депутатам всех уровней. Мы предлагаем изменить процедуру формирования советов – на сегодняшний день их членов назначают министры. Мы предлагаем одну треть общественных советов избирать рейтинговым интернет-голосованием, вторую треть – назначать по решению общественной палаты, и еще одну треть выбирать на конкурсной основе двумя третями, избранными ранее», – предложил Михайлов.

Игорь Михайлов предлагает зачистить советы от чиновников и депутатов

В рекомендациях слушаний радикальные предложения не отразились. «Самый лучший общественный совет, что я знаю – в моей деревне, – откровенничал один из участников в очереди в гардероб. – Там глава поселковой администрации периодически собирает всех бывших глав и советуется с ними. И люди все грамотные, и вероятность оппозиции в зародыше исчезает». С трибуны это предложение даже не было произнесено.

Действительно, для сегодняшней Чувашии, в которой предшественников не то что не включают в советы, а пытаются вообще вычеркнуть из истории[6] и снести их наследие, подобное предложение действительно выглядело бы диссонансом. В очередной раз разделить народ на белых и черных[7], спровоцировав этим новую волну конфронтации, и в образовавшемся вакууме спокойно заняться финансовыми операциями без какого-либо общественного контроля – оно для нынешних чувашских властей как-то привычнее.

Ссылки и сноски