ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

Для связи: Главный редактор → press@kompromat.wiki | Отдел PR и СМИ → pr@garant.cc

Про Сергея Сокола написали роман

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Байкал.LIFE
1625
Сергей Сокол

04.06.2019Привычка играть по-крупному может стать причиной провала

Руководитель регионального отделения партии «Единая Россия» и председатель Законодательного Собрания Иркутской области Сергей Сокол рискует потерять нити управления политической ситуацией в Приангарье, а за ней и кажущуюся влиятельность. Ровно за один год с момента своего появления на иркутской земле, он успел настроить против себя ключевых региональных политиков, продемонстрировав полнейшую неспособность выстраивать конструктивные союзы.

Рояль в кустах

Серия громких политических скандалов в Иркутской области началась после появления в регионе Сергея Сокола. В совпадение такого рода можно было бы поверить, если бы не несколько «но».

Во-первых, менеджер «Ростеха» прибыл в регион с прицелом на губернаторское кресло, и, следовательно, сразу же определил список наиболее вероятных противников. Их число не так велико, как может казаться на первый взгляд: это действующий губернатор Сергей Левченко, и мэр самого крупного города – Иркутска, Дмитрий Бердников.

Во-вторых, г-н Сокол и прямо, и косвенно может быть связан с представителями различных групп влияния (строители, торговцы лесом, коррумпированные депутаты и главы муниципальных образований, китайский теневой бизнес), заинтересованных в отстранении от власти сильных политических игроков.

В-третьих, отдельные факты биографии лидера иркутских «единороссов» заставляют задуматься как о реальных интересах приезжего чиновника, так и о способах, которыми он может попробовать их достичь.

Всё вместе складывается в любопытную картину и заставляет под иным углом посмотреть на происходящие в нашем регионе события.

Политика теневой экономики

Дмитрий Бердников

Потенциальная или прямая связь Сергея Сокола с теми, кто заинтересован в дискредитации и уводе с политической наиболее заметных соперников не в последнюю очередь определяется его действующим статусом руководителя регионального отделения «Единой России».

Дело в том, что многие из сторонников Сергея Сокола, так или иначе завязаны на органы муниципальной исполнительной и представительной власти, являются действующими мэрами и депутатами. И по удивительному стечению обстоятельств, почти все они числятся членами «Единой России». А значит, находятся в прямом политическом подчинении Сергея Сокола.

Вскрывшиеся многочисленные финансовые нарушения, факты коррупции и уголовного прошлого различных партийцев привели к угрозе дискредитации «партии власти». А это уже серьёзный вызов самому С. Соколу, с которым тот может бороться только одним способом – перевести вектор атаки и общественного внимания на неугодных ему персон. Что, судя по всему, высокопоставленный чиновник и делает.

Вряд ли депутаты-единороссы городской думы Иркутска, заявившие о необходимости прекратить полномочия доброй половины администрации города, выдвигая требования о внеочередных проверках муниципальных предприятий, совершали свой демарш без консультаций с руководством регионального отделения. Такие действия наверняка были согласованы.

Странно выглядит и поддержка Сергеем Соколом одиозных личностей, вне зависимости от принадлежности к партии. К примеру, таких депутатов городской Думы Иркутска как Григория Резникова, Ивана Гущина, Александра Панько. Этих персон объединяет любопытный факт – их отставки ранее потребовал губернатор. Причины более чем весомые. Предоставление недостоверных сведений о доходах, сокрытие имущества, серьезное уголовное прошлое. «Кураторство» со стороны г-на Сокола подобных людей заставляет задуматься о наличии некоего тесного союза между ними, о взаимодействии и поддержке друг друга.

Экономика без экономии

Кроме глав муниципальных образований и депутатов, Сергей Сокол имеет непосредственные выходы на представителей лесной отрасли, в том числе и, вероятно, занимающихся нелегальным бизнесом.

Можно предположить, что между спикером Заксобрания и предпринимателями могло быть достигнуто негласное соглашение. Дело в том, что в последние три года у черных лесорубов значительно сузились возможности для левой добычи древесины и её продажи по заниженным ценам. Независимые эксперты оценивают сокращение объемов нелегально заготовленного кругляка в Иркутской области с 5-6 млн кубов до 600 тысяч. А это миллиарды рублей убытка. Не лучше ли отщипнуть от них малую часть (скажем, 300 миллионов?) и вложить в человека с политическими и административными возможностями, который начнёт продвигать общие интересы. Для бизнесменов такой сценарий приемлем, поскольку помогает вернуть прежние схемы и сохранить объемы продаж. Политик тоже остаётся в прибыли – улучшает своё материальное положение и получает инвестиции в грядущую губернаторскую кампанию.

В сделке могут принимать участие и красноярские крупные предприниматели, с которыми у Сергея Сокола наверняка сохранились отношения ещё со времён работы в крае на должности замгубернатора, где он курировал лесную отрасль, транспорт, топливно-энергетический комплекс и стройку.

Красноярцам интересен и иркутский лес, и энергетика, и продажа топлива, и жилищное строительство. Поэтому свой человек, занимающий ключевую позицию, в соседнем регионе просто необходим.

Работа в двух соседствующих субъектах позволяет в разы увеличить маржинальность бизнеса. Один из примеров такой работы на «два дома» – небезызвестный в лесной отрасли предприниматель Салават Керимов.

В Усть-Илимске базируются два его головных предприятия по переработке леса, а в Красноярском крае он помимо древесины успешно занимается ещё и стройкой административных зданий, имеет контакты с местными чиновниками.

Несколько лет назад у Салавата Керимова возникла проблема – закончился арендованный лес в Усть-Илимском районе. Решить вопрос через руководство Иркутской области у него не получилось, и тогда предприниматель активно включился в местную политику. Понимая перспективы, Салават Керимов вполне мог стать одним из тех, кто спонсирует политические амбиции Сергея Сокола.

Этот пример подтверждает главную мысль: в лесной отрасли достаточно сил и пересекающихся интересов, способных на союз с Сергеем Соколом против наиболее сильных в Иркутске и области политиков.

Красноярский актив

Михаил Кручинин

Версия о стремлении красноярского бизнеса заполучить преференции на рынке Иркутской области и желании поставить во главе региона своего губернатора, вовсе не лишена смысла. И Сергей Сокол – самая подходящая кандидатура для этого.

Именно с Красноярского края началась большая политическая карьера Сергея Михайловича. За годы работы он смог выстроить крепкие деловые отношения с местным бизнесом и чиновничеством, которые, судя по всему, никогда не прерывались.

Практически во всех некрасивых историях, окружавших Сергея Михайловича, присутствовали люди или компании из Красноярского края.

Так было в 2008 году, когда все деньги по программе переселения из ветхого и аварийного жилья в Иркутской области едва не достались безымянной красноярской фирме: вице-губернатор Сергей Сокол и его зам Александр Ведерников решили отторговать единым лотом миллиард рублей.

По мнению иркутских строителей, план был прост – завести средства на карманную организацию, вынудить местных застройщиков принять заниженные ценовые условия по выкупу квартир, а полученную дельту примерно в 200 миллионов рублей распределить по своему усмотрению.

Грубая прямота схемы и очевидный итог от её реализации вызвал негодование у иркутских застройщиков, которых поддержал региональный ФАС, усмотревший нарушение законодательства и отменивший итоги конкурса.

Засветились красноярцы и в истории с иркутским ГУП «Облкоммунэнерго». Перед запланированной приватизацией предприятие заключило 8 договоров по оценке имущества с ОАО «ВостсибНИИгипрозем» на общую сумму 434 миллиона рублей. По оценке аудиторов, стоимость работ оказалась завышена почти на 100 миллионов.

ОАО «ВостсибНИИгипрозем» имело красноярскую прописку, а курировал ситуацию министр жилищной политики и энергетики Михаил Кручинин, трудившийся до этого в Красноярском крае под патронажем Сергея Сокола.

Похожая ситуация возникла в ОАО «Осетровский речной порт». Будучи под внешним управлением, предприятие заключило договора на 60 миллионов рублей на постройку энергоузла и приобретение грузовиков. Контракты исполнены не были, деньги пропали.

Любопытно, но в истории с ГУП «Облкоммунэнерго» и ОАО «Осетровский речной порт» за финансы на предприятиях отвечал один и тот же человек – Светлана Лобынцева, которую заводили в штат по инициативе Сергея Сокола.

Вполне возможно, что именно данные события отрицательно сказались на дальнейшей карьере Сергея Михайловича в Иркутской области и он не стал здешним губернатором. Прибывший из Москвы Дмитрий Мезенцев 18 июня 2009 года без задержек подписал распоряжение об его увольнении.

Рассуждая о близости Сергея. Сокола к элитам Красноярского края, можно вспомнить 2016 год: бывший вице-губернатор в авральном порядке прибыл в регион для участия в избирательной кампании в Государственную думу под флагом «Единой России».

«Для меня это очень большое удовольствие, и я никогда не разрывал свою душевную связь с краем. Здесь родился мой сын, здесь моя семья — она отсюда, она здесь», – объяснял свой порыв Сергей Сокол. Он успел в последний момент сдать документы на участие в праймериз «Единой России» и выиграл их с самым высоким показателем. В итоге занял третью строчку в региональном списке «ЕР» после Артура Чилингарова и Ларисы Шойгу (сестра министра обороны РФ).

Как видим, Сергей Сокол явно не чужой для Красноярского края.

А это означает, что красноярский бизнес может делать ставку на своего человека в руководстве соседней Иркутской области.

Легенда для лоббиста

Предположения о том, что Сергей Сокол может заниматься в Иркутской области продвижением чужих интересов, также не лишены основания. О чём прямо намекают спорные факты в карьере заезжего политика.

В широко растиражированных PR-службой г-на Сокола биографических справках и прочих рекламных текстах, проводится мысль об успешном опыте работы и талантливом управленце. Но реальная жизнь помнит совсем другие примеры.

После Иркутской области Сергей Михайлович оказался в подвешенном состоянии. Только в 2011 году он смог занять официальную управленческую должность – руководителя ОАО «РТ-Химкомпозит», дочерней структуры госкорпорации «Ростехнологии», объединяющей почти два десятка предприятий химической промышленности.

Под руководством г-на Сокола случились банкротства двух уникальных химических производств – ОАО «Алтайхимпром» и волгоградского гиганта ВОАО «Химпром». Говорить о том, что виной всему устаревшее производство, оборудование или дремучие технологии – не приходится.

К примеру, ОАО «Алтайхимпром» было единственным предприятием в России, выпускавшем ключевой компонент для наркоза. Оно являлось серьёзным раздражителем для всех иностранных конкурентов, так как фактически закрывало для них российский рынок. И надо было очень постараться, чтобы золотая жила вдруг иссякла. Но г-н Сокол с этой задачей справился. Возникший в тот момент дефицит наркоза в России был ликвидирован за счёт моментально появившихся поставщиков из Китая.

С ВОАО «Химпром» пришлось повозиться подольше: завод добивали «грамотным управлением» в течение нескольких лет. Стратегия была проста – создать управленческий хаос на предприятии, лишить его прибыли и повесить дополнительные финансовые обязательства.

Местных руководителей, пытавшихся что-то реально наладить и исправить, беспощадно увольняли. Принимаемым на замену московским менеджерам устанавливали непропорционально высокие оклады, снимали дорогие квартиры, арендовали по высоким ценам машины. Позднее была выявлена схема с начислением необоснованных премий, в том числе за счёт фиктивных увольнений.

Сложнее было лишить уникальное предприятие прибыли: это единственный производитель в России карбида кальция, трихлорэтилена, поливинилхлорида эмульсионного, трибутилфосфата, хлорной извести (Указом Президента РФ В.В. Путина от 4 августа 2004 года ВОАО «Химпром» включен в перечень стратегических предприятий страны).

Но и с этой задачей Сергей Сокол справился. Не один, конечно, а с группой таких же «блестящих управленцев», в числе которых была и Дарья Воронкова.

Девушку поставили во главе ООО «РТ-Трейд», которому отдали права на дистрибуцию продукции ВОАО «Химпром» на внутреннем и международном рынках. Фирма-посредник ежемесячно зарабатывала прибыль в десятки миллионов рублей, однако делиться с головным предприятием не спешила. По имеющимся данным, именно из получаемой фирмой-прокладкой прибыли и выплачивались зарплаты и премии московским менеджерам. Попытка волгоградцев отказаться от такого «партнёра» встретила сопротивление со стороны Сергея Сокола.

Далее была реализована схема с получением кредита в 1,5 миллиарда рублей, который никто выплачивать, судя по всему, и не собирался. В итоге в 2014 году волгоградский «Химпром», обеспечивавший 70% российского рынка метиленхлорида, 50% – хлороформа, 25% – хлорпарафина и являвшийся единственным в стране производителем хлорной извести, хлорного железа, фосфорной кислоты, бензилового спирта и т.п., был признан банкротом. Без работы оказались 5 тысяч человек.

В результате оказался нанесен серьёзный удар по обороноспособности страны, поскольку волгоградский гигант одновременно выпускал химикаты и спецматериалы для оборонной отрасли. Даже сегодня большая часть военной линейки «Химпрома» находится под грифом «Совершенно секретно»: в доступе лишь скудная информация о производимых ещё в 30-е годы боевых отравляющих веществах – иприте и зарине.

Возникло несколько уголовных дел, в том числе, как ранее писала волгоградская пресса и сетевые издания, в отношении г-на Сокола и упомянутой выше г-жи Воронковой. Но в итоге воз оказался не по силам местным правоохранителям.

Зато освободившийся рынок (или правильнее сказать, жестко зачищенный?) тут же был занят китайскими конкурентами «Химпрома» – «ZHENGZHOU MEIRUJIA TRADE СО.» LTD, «SHANDONG TAIHE WATER TREATMENT CO. LTD», «ZHANGJIAGANG LOTTE IMP.» и «HANGZHOU ZHIXIN CHEMICAL CO., LTD».

Г-н Сокол впоследствии улетел покорять другие профессиональные высоты, а г-жа Воронкова перешла на работу в структуры «Росатома». Их расставание не было долгим: в 2017 году Сергей Сокол развелся с красноярской красавицей- телеведущей Ириной Бурмакиной и женился в третий раз – на Дарье Воронковой.

Сергей Сокол, Ирина Бурмакина и их сын

Не пытаясь утверждать что-то конкретное, давайте просто зададимся вопросами.

Можно ли заподозрить в истории с банкротством уникальных отечественных предприятий ОАО «Алтайхимпром» и ВОАО «Химпром» умысел? Можно ли рассматривать эти примеры как сознательную ликвидацию российских производителей в пользу иностранных конкурентов? Можно ли исключать, что на месте китайских «химиков» с их деньгами, сегодня не окажутся китайские «лесники» и представители турбизнеса?

Если возникает хотя бы один положительный ответ, то тогда логично прийти к выводу: китайскому бизнесу выгодно, чтобы губернатором Иркутской области стал человек, способный отработать задачи в контексте их интересов, решить вопросы с вывозом иркутского леса и узаконить захват земель вокруг Байкала. Тогда они сделают всё возможное, чтобы убрать сильных конкурентов своего протеже.

Имена, пароли, явки

Как и при каких обстоятельствах могло состояться заключение союза между Сергеем Соколом и иностранным бизнесом?

Во-первых, не следует забывать, что Сергей Михайлович учился в престижном МГИМО – советской кузнице дипломатических и партийных кадров. Именно здесь всегда заводились первые связи и нужные знакомства. Есть уверенность, что многие из однокашников С. Сокола сумели найти себя в жизни, в том числе, в сфере международного бизнеса. А люди деловые, как известно, контакта друг с другом не теряют.

Во-вторых, Сергей Михайлович и сам наверняка не тратил времени даром и обрастал знакомствами с зарубежными предпринимателями как в период дипломатической карьеры в Эквадоре, так и после, с началом работы в нефтегазовой отрасли, а затем на госслужбе в Красноярском крае в команде выходцев из ГМК «Норильский никель».

В-третьих, занимая высокие должности в Красноярском крае и Иркутской области, Сергей Сокол всегда мог держать руку на пульсе внешнеэкономической деятельности, включаться в процессы переговоров, оказывать протекцию перспективным инвестпроектам.

Именно в 2008-2009 годах, в бытность г-на Сокола вице-губернатором и и.о. губернатора Иркутской области, началась реализация идеи строительства китайского завода по розливу байкальской воды в Култуке: разрабатывались базовые документы, проводились первичные обсуждения и договорённости. И хотя презентация проекта для Дмитрия Медведева состоялась лишь в 2010 году, когда г-на Сокола уже не было в регионе, вся подготовительная работа стартовала при нём.

В-четвёртых, в окружении Сергея Сокола всегда находились доверенные лица, которые занимались решением самых непростых вопросов, в том числе, касающихся взаимодействия с иностранными инвесторами. Например, в ОАО «РТ- Химкомпозит» международное сотрудничество курировала Дарья Воронкова – нынешняя жена г-на Сокола. К слову, и в структуре «Росатома» она сегодня отвечает за взаимодействие с иностранными партнёрами – возглавляет департамент международного бизнеса и развития «Росэнергоатома». То есть можно допустить мысль, что, к примеру, контакт с китайскими конкурентами «Химпрома» мог осуществляться через неё. А если это так, то тогда вопрос о том, в чьих интересах на самом деле действовал менеджмент ОАО «РТ-Химкомпозит», возглавляемый Сергеем Соколом, можно считать риторическим.

Легенда для дорогого гостя

Сергей Левченко

Сергей Сокол при всей своей улыбчивости не походит на человека открытого. При этом его присутствие в информационном пространстве очень заметно. Чувствуется, что имиджем Сергея Михайловича серьёзно занимаются. Например, широко растиражированы ключевые месседжи базового интервью, и одновременно из открытых источников информации практически полностью пропали дополнительные сведения о чиновнике – налицо все признаки чистки информационного поля.

В ближайшем окружении Сергея Сокола есть специалист, отвечающий за информационно-аналитическую и идеологическую работу. Это москвич Василий Бровко, курирующий взаимодействие со СМИ и реализацию специальных информационных проектов.

Василий Бровко более известен публике как муж Тины Канделаки. На самом деле – это молодой, амбициозный и эффективный медиа-менеджер современной России. С 2012 года он занимает руководящие должности в «Ростехе», отвечает за PR и информационное сопровождение госкорпорации.

В последний год г-н Бровко был задействован Сергеем Соколом в избирательных кампаниях на территории Иркутской области. В марте федеральные телеграмм-каналы язвительно отметили причастность специалиста в проваленных «Единой Россией» выборах мэра Усть-Илимска.

Не оспаривая успешность г-на Бровко можно предполагать, что он является тем, кто поначалу курировал градус и пульс информационной кампании по дискредитации губернатора Сергея Левченко, а теперь может переключиться на мэра Иркутска Дмитрия Бердникова. Несомненно, на это понадобятся большие средства, о возможных источниках происхождения которых, говорилось выше. Цена массированного «наезда» через СМИ, да ещё с подключением федерального телеканала исчисляется десятками миллионов рублей.

Даже если сумма в разы меньше, то теперь представители Сергея Сокола столкнутся с проблемой: иркутские журналисты уже строят планы о том, насколько следует поднять размеры своих гонораров в работе со спикером иркутского Заксобрания. В любом случае, сотрудники региональных СМИ отчётливо понимают, откуда сегодня дует ветер и что нужно делать, чтобы получить контракты на «информационное освещение».

Жаль, что вся эта активность работает против Иркутской области и интересов ее жителей.