ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

По любым вопросам пишите на: press@kompromat.wiki

Ни за газ и ни за свет: Шойгу берет пример с Сердюкова

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
Источник: ПАСМИАвтор: Александр Семенов
Сергей Шойгу и Анатолий Сердюков

05.09.2019Коммунальщики годами воюют со структурами Минобороны из-за многомиллиардных задолженностей.

«Долг платежом красен» — поговорка известная, но не популярная в случае с министерством обороны РФ. Почти десять лет в военном ведомстве генерируют огромные долги перед коммунальными организациями, отказываются платить за воду, теплоснабжение и свет, а визитеров из ресурсных компаний встречают с оружием в руках. Все это происходит на фоне коррупционных скандалов в Минобороны, беспорядков в военных городках и неудавшейся «реформы Сердюкова».

Печальное хозяйство Сердюкова

Многочисленные проблемы, связанные с хозяйственной деятельностью, обрушились на российских военных с приходом Анатолия Сердюкова на пост министра обороны. С 2008 года министр, который в армии дослужился только до ефрейтора, начал проводить масштабную реформу Минобороны. Суть реформы кратко сводится к тому, что Минобороны избавилось на аукционах от своих непрофильных активов и сняло с солдат разнообразные хозяйственные функции, отдав их выполнение на аутсорсинг.

Так, в жизни военных появились АО «РЭУ (Ремонтно-эксплуатационное управление) и знаменитая «Славянка». Первое получило в свою зону ответственности поставку воды и тепла для объектов министерства (военные городки, штабы, общежития, музеи и многое другое), а второй досталось коммунальное содержание жилищного фонда Минобороны (уборка, благоустройство, вывоз мусора).

Как сообщает[1] издание Russian Deadline, проблемы с новыми «завхозами» Минобороны начались почти сразу. Вскоре после их запуска стало известно, что «РЭУ» и «Славянка» не платят поставщикам — генерирующим и другим коммунальным компаниям. Счет шел на десятки и сотни миллионов рублей, отчаявшись получить платежи за воду и тепло, энергетики шли на крайние меры. Например, в марте 2011 года штабу Черноморского флота в Севастополе за долги отключили воду; в феврале мурманские энергетики ГОУТП «ТЭКОС» оставили без отопления Дом офицеров Северного флота. После скандала в АО «РЭУ» пообещали оперативно погасить долги.

Урок не пошел на пользу, и вскоре отопление отключили в петербургском Музее обороны и блокады Ленинграда. Затем тепла лишили жильцов общежития Военно-морского института радиоэлектроники имени А. С. Попова под Петербургом — Минобороны задолжало тепловикам около 100 млн рублей. Общий же долг «РЭУ» перед тепловиками к концу 2012 года превысил миллиард рублей (сумма приведена с учетом задолженности компании «Оборонэнергосбыт», также отвечавшей за отопление военных объектов).

Затем в результате знаменитого коррупционного скандала глава Минобороны Анатолий Сердюков был снят с поста министра, несколько его подручных попали под следствие за махинации с государственным имуществом, а ситуация с долгами коммунальных структур ведомства окончательно вышла из-под контроля.

«Общий объем задолженности подконтрольных Минобороны коммерческих структур на конец 2012 года достигал 440 млрд рублей. К концу 2015 года, по данным[2] военной прокуратуры, уровень задолженности оставался на уровне 338 млрд рублей», — отмечает Russian Deadline.

Замордованные военными неплательщиками коммунальщики без сожаления прибегали к такому крайнему средству как отключение от снабжения — водой, теплом или светом в зависимости от задолженности, — однако военные нашли на это свой ответ. Вместо того, чтобы добиваться погашения долгов перед поставщиками, военные самовольно восстанавливали подключение к сетям своих объектов, а против коммунальщиков выставляли вооруженную охрану.

Под конец существования «РЭУ» получить от предприятия хоть какой-то отклик в финансовом плане поставщикам удавалось только через суд. На сегодняшний день к АО «Ремонтно-эксплуатационное управление» подали 11,5 тысячи исков на общую сумму 46 млрд рублей. Со «Славянкой» ситуация не лучше — за все время существования компании к ней подали 9,7 тысячи исков на общую сумму 52,4 млрд рублей.

При этом нельзя сказать, что у «РЭУ» или «Славянки» совсем не было денег. Например, на огромные зарплаты и бонусы своему руководству деньги находились. Бывшего гендиректора АО «Славянка» Александра Елькина арестовали, а позже приговорили к 11 годам колонии за мошенничество с контрактами Минобороны. Незадолго до своего ареста Елькин планировал отметить юбилей, для которого арендовал Екатерининский дворец и пригласил певицу Дженнифер Лопес.

Шойгу пришел, порядок не навел

За пять лет стало ясно, что система Сердюкова с «РЭУ» и «Славянкой» себя не оправдала и не принесла ничего, кроме долгов и коррупции. Энергетики и коммунальщики, уставшие выбивать свои деньги через суды (практически безуспешно), сделали ставку на нового министра обороны Сергея Шойгу. Как оказалось, ставка не сыграла.

Вместо погашения накопленных долгов в Минобороны решили обанкротить прежних операторов, чтобы ничего не платить. При этом процедура банкротства обычно подразумевает прекращение деятельности организации и максимально возможное погашение задолженности, в том числе за счет реализации имущества, но с «РЭУ» все вышло по-другому.

«"РЭУ" продолжало действовать после начала процедуры и сумело, будучи в банкротстве значительно увеличить долг — с 30 до 46 млрд рублей. В такой ситуации суд в первую очередь взыскивает долги, появившиеся после банкротства, так называемые текущие. Это усложняет жизнь кредиторов. Получается, что те компании, которые давно уже судятся с РЭУ, вряд ли теперь дождутся хоть каких-то выплат. Дело в том, что общая стоимость имущества РЭУ оценивается примерно в 4 млрд рублей. Это имущество, которое владельцы оставили на балансе РЭУ, чтобы рассчитываться с контрагентами. Остальное перевели в другие структуры Минобороны», — отмечают журналисты.

В 2015 году Минобороны совершило маневр и решило создать нового единого поставщика коммунальных услуг для объектов министерства. Этим поставщиком стало АО «Главное управление жилищно-коммунального хозяйства» (АО «ГУ ЖКХ»). Фактически «ГУ ЖКХ» стало преемником «РЭУ» и «Славянки», но вот формально — нет, так как изначально оно было создано в качестве государственного предприятия. Этот финт лишил кредиторов возможности взыскать с новой компании-оператора долги прежних операторов.

Как отметили собеседники Russian Deadline, некоторым предприятиям все же удалось вернуть часть долгов, но неофициальным способом. Кто-то попросту продал долги коллекторам, которые поднаторели в судебных тяжбах с военными, другие же решали вопросы другими способами. Например, называлась фамилия замминистра обороны Тимура Иванова, который неоднократно мелькал в коррупционных историях и мог оказать содействие в выбивании долгов со своего ведомства.

Новое «ГУ ЖКХ» пошло по пути своих предшественников, только еще подключив к освоению бюджетных средств фирмы «повара Путина» миллиардера Евгения Пригожина, которым отдавало на субподряд многомиллиардные контракты. Весной 2017-го «ГУ ЖКХ» перестало обслуживать объекты оборонного ведомства, накопив долгов на сумму порядка 40 млрд рублей.

Далее военные повторили маневр — в 2017 году Сергей Шойгу заявил, что идея Сердюкова об аутсорсинге несостоятельная, поэтому министерство возьмет коммунальное хозяйство под свой прямой контроль. Под это заявление был создан новый монополист — ФГБУ «Центральное жилищно-коммунальное управление» (ЦЖКУ).

ЦКЖУ также отказалось удовлетворять требования кредиторов к своему предшественнику, и также накопило собственную задолженность. За полгода работы в 2017 году ЦКЖУ только на Дальнем Востоке и только энергетикам задолжало свыше 1,2 млрд рублей. Еще миллиард структуры Минобороны задолжали петербургским энергетикам, а к 2019 году у ЦКЖУ накопился долг 7,3 млрд рублей перед «Газпромом».

И по сей день единственным способом взыскать долги с военных остается суд. Военные судятся за каждый рубль, подают апелляции и кассации, максимально оттягивая срок расплаты.

«Никто не знает, почему возникают эти долги. В ходе переговоров это не озвучивается. Представители военных только отвечают: "Нет денег". Хотя мы знаем, что им бюджет рассчитывают на год вперед», — говорится в материале Russian Deadline.

Ссылки и сноски