ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

По любым вопросам пишите на: press@kompromat.wiki

Долг сдал — долг принял

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Russian DeadlineАвтор: Андрей Дубровский
Минобороны — один из самых крупных клиентов коммунальщиков в России — от его выплат зависит безопасность энергетической системы РФ

05.09.201910 лет подряд Министерство обороны не платит миллиарды рублей за ЖКХ.

После отставки с поста министра обороны Анатолия Сердюкова в 2012 году поставщики электричества и тепла вступили с войсками в открытый конфликт. По всей стране военные объекты стали лишать теплоснабжения. Причиной демарша коммунальщиков стали миллиардные долги структур Минобороны. Они годами не платили за газ, воду и электричество. За 10 лет компаниям МО РФ предъявили требования по долгам на сумму, соразмерную стоимости строительства двух очередей космодрома Восточный. Значительную часть денег вернуть почти невозможно — ответственные за выплаты компании Минобороны обанкротились, а пришедшие им на смену структуры не платят по долгам предшественников, продолжая увеличивать общую задолженность министерства.

День Сердюка

В 2008 году глава Минобороны Анатолий Сердюков затеял масштабную реформу ведомства. Непрофильные активы министерства стали продавать на аукционах, а задачи контроля над ЖКХ и ремонтом передали десяткам коммерческих организаций, в том числе акционерным обществам «Ремонтно-эксплуатационное управление» («РЭУ»[1]) и «Славянка». Первое отвечало за поставку ресурсов: воды, тепла для объектов министерства. «Славянка» следила за состоянием жилфонда: казарм, общежитий и проч.

Идея реформы была в том, чтобы освободить[2] военнослужащих от работы по хозяйству и позволить им сконцентрироваться на задачах, касающихся обороны страны. Это решение принималось на фоне перехода Вооруженных сил РФ на одногодичный срок службы (закон вступил в силу с 2008 года). У армейцев оставалось меньше времени на военную подготовку личного состава.

Реформа также обещала дополнительный многомиллиардный доход государству за счет распродажи непрофильных активов Минобороны.

На старте реформы выяснилось, что созданные Минобороны гражданские предприятия, взявшие на себя функции по контролю над ЖКХ, не платят поставщикам ресурсов за отопление и электроснабжение. Уже через два года после начала преобразований задолженность составила[3] десятки миллионов рублей. Долг рос как снежный ком. Поставщики стали лишать военные объекты тепла и электричества. В марте 2011-го штабу Черноморского флота в Севастополе за долги отключили воду[4]. В феврале мурманские энергетики ГОУТП «ТЭКОС» оставили[5] без отопления Дом офицеров Северного флота и спорткомплекс с тренажерами, хоккейным кортом и бассейном. В ОАО «РЭУ» обещали оперативно погасить задолженность.

Лето 2012-го военным коммунальщикам удалось пережить. Но с началом отопительного сезона скандал разгорелся снова. На этот раз без тепла остался[6] петербургский Музей обороны и блокады Ленинграда, затем отопление отключили в общежитии Военно-морского института радиоэлектроники имени А. С. Попова под Петербургом, где проживают офицеры и контрактники. Температура в комнатах военнослужащих быстро опустилась ниже 10 градусов. Пришлось временно переселить жильцов в другие помещения вуза.

Энергетики предупреждали военных о готовности пойти на крайние меры: Минобороны задолжало за отопление общежития более 80 млн рублей. Общий долг ОАО «РЭУ» (в 2015-м реорганизовано в АО) и «Оборонэнергосбыта», отвечавших за отопление объектов военного ведомства, к концу 2012 года превысил[7] миллиард рублей. Банкротство было неизбежным.

Окончательно ситуация с долгами коммунальных структур Минобороны вышла из-под контроля после отставки[8] Анатолия Сердюкова с поста министра в ноябре 2012-го — тогда энергетики устроили открытый демарш против военного ведомства.

Общий объем задолженности подконтрольных Минобороны коммерческих структур на конец 2012 года достигал 440 млрд руб. К концу 2015 года, по данным военной прокуратуры, уровень задолженности оставался на уровне 338 млрд руб.

В Томской области одновременно сразу пять поставщиков прекратили отапливать принадлежащие военным объекты. Должником выступало все тоже АО «РЭУ». Без тепла остались[9] военкоматы, здания военного комиссариата, военный суд и прокуратура. Томская мэрия отдала военкоматам местные поликлиники, чтобы ни в коем случае не останавливать осмотр призывников. Взбунтовавшимся коммунальщикам областная прокуратура пообещала[10] административную ответственность за самоуправство.

Оборона теплосетей

Также без отопления в 2012 году остались объекты Минобороны в Омской области и Забайкальском крае. В Чите отчаянные тепловики пошли на крайние меры: генерирующая компания ТГК-14 частично ограничила[11] теплоснабжение штаба 29-й общевойсковой армии Восточного военного округа (ВВО).

На следующий день после отключения военные сами[12] провели сварочные работы на тепловом узле и наладили отопление, затем выставили у тепловой камеры вооруженного караульного. При этом оплачивать долг перед ТГК-14 в 70 млн рублей ОАО «РЭУ» не спешило. На эти средства можно, например, купить 820 вагонов угля, иронизировали энергетики.

В декабре 2012-го руководство ТГК-14 решилось снова отключить тепло в зданиях 29-й армии, но суд запретил[13]. С тех пор предприятие заваливает структуры Минобороны исками. Получения каких-либо денег от военных энергетики из ТГК-14 добились только через суд. В добровольном порядке не было оплачено ни рубля, утверждают в компании.

На сегодняшний день к АО «Ремонтно-эксплуатационное управление» подали 11,5 тысячи исков на общую сумму 46 млрд рублей, что в полтора раза превышает годовой бюджет Костромской области.

Не лучше обстояли дела с обслуживанием жилого имущества Минобороны. Общежития, военные городки и казармы в 2009 году передали под управление специально созданного для этих задач АО «Славянка». Компания занималась уборкой мусора в городках, ремонтом зданий и подготовкой объектов к отопительному сезону.

С первого года работы структура стала копить долги перед поставщиками ресурсов. Согласно базе данных СПАРК-Интерфакс, к АО «Славянка» за все время его существования подали 9,7 тысячи исков на общую сумму 52,4 млрд рублей, что сравнимо[14] со стоимостью постройки нового атомного ледокола типа «Арктика».

При этом жители военных городков постоянно жаловались на бедственное состояние ЖКХ. Одним из проблемных был Вольск-18, который в народе называют «городком химиков» (Саратовская область). В Вольске-18 расположены бригада РХБЗ (радиационной, химической и биологической защиты), а также полк радиохимической засечки и разведки. Здесь живут более 6 тысяч человек.

В апреле 2018 года Вольск-18 (он же Шиханы-2) станет[15] знаменит на весь мир: газета The Times сообщит об открытии британских спецслужб: препарат «Новичок», использованный для отравления семьи бывшего сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля, якобы был разработан в Вольске-18 Саратовской области.

Но в начале 2010-х вольское химоружие никого не интересовало. Место упоминалось в прессе исключительно в связи с бедственным положением ЖКХ. Представители городского самоуправления жаловались на бездействие военных коммунальщиков. В домах постоянно текли крыши, плохо работали отопительная система и водопроводы. Кроме того, обитатели городка не могли воспользоваться программами капремонта и переселения из аварийного жилья, менеджеры «Славянки» игнорировали обращения жителей. Здания в Вольске-18 не ремонтировались[16] с момента постройки в 1960-х годах.

Золотой юбилей гендиректора «Славянки»

Осенью 2012 года в Минобороны разгорелся коррупционный скандал с хищением госимущества. Он получил название «дело «Оборонсервиса». Эта компания объединяла большую часть непрофильных активов военного ведомства, в том числе ту, которую планировали продать. Следствие утверждало, что для торгов выбирались самые ликвидные активы и сбывались по заниженным ценам. Решения о продаже принимала скандально известная Евгения Васильева, которая до 2012 года была руководителем департамента имущественных отношений Минобороны. Она оказалась самой статусной подсудимой в этом деле. Министра обороны Анатолия Сердюкова, который по совместительству руководил советом директоров «Оборонсервиса», президент Владимир Путин отправил в отставку[17].

После увольнения Сердюкова расследование хищений в оборонном ведомстве стало обрастать новыми эпизодами и фамилиями. Под уголовное преследование попали и топ-менеджеры АО «Славянка», их заподозрили в мошенничестве при выполнении контрактов. Следователи арестовали гендиректора коммунальной корпорации Александра Елькина, его помощницу Юлию Ротанову и начальников хозуправления Минобороны.

Елькина взяли под стражу за день до праздника, который он собирался устроить в честь своего 50-летия. На юбилее менеджера в Екатерининском дворце должна была выступить американская певица и актриса Дженнифер Лопес. Мероприятие планировали стилизовать «под старину»: артисты должны были переодеться в форму царских лакеев, столы собирались украшать позолоченными канделябрами. В списке приглашенных первым значился на тот момент уже бывший министр обороны Анатолий Сердюков. Однако торжество сорвалось.

5 августа 2016 года суд приговорил[18] Елькина к 11 годам колонии строгого режима. Его помощница Ротанова получила 6 лет колонии. Услышав приговор судьи, она упала в обморок.

После ухода Сердюкова и его команды у поставщиков электроэнергии и тепла появилась надежда, что новые управленцы смогут наконец-то решить проблему. Представитель энергетиков в Госдуме, гендиректор «Мечел-Энерго» Юрий Ямпольский направил письмо новому министру обороны Сергею Шойгу с просьбой разобраться с долгами коммунальных структур военного ведомства. В Минобороны пообещали выделить средства на поэтапное погашение задолженности. Но вскоре стало понятно, что надежды неоправданны.

В АО «РЭУ» запустили процедуру банкротства, но оно не прекратило свою деятельность, рассказывает гендиректор Центра развития коллекторства Дмитрий Жданухин.

«Обычно, когда организация банкротится, она прекращает наращивание долга. Но АО «РЭУ» продолжало действовать после начала процедуры и сумело, будучи в наблюдении (стадия банкротства), значительно увеличить долг — с 30 до 46 млрд рублей. В такой ситуации суд в первую очередь взыскивает долги, появившиеся после банкротства, так называемые текущие. Это усложняет жизнь кредиторов. Получается, что те компании, которые давно уже судятся с РЭУ, вряд ли теперь дождутся хоть каких-то выплат. Дело в том, что общая стоимость имущества РЭУ оценивается примерно в 4 млрд рублей. Это имущество, которое владельцы оставили на балансе РЭУ, чтобы рассчитываться с контрагентами. Остальное перевели в другие структуры Минобороны»

— объясняет Жданухин.

Взыскать деньги со структур Минобороны мешают и аффилированные с ведомством организации — они оказываются первыми в списке на выплаты задолженности и взыскивают значительную часть имеющихся у банкрота средств, объясняет управляющий партнер интернет-издания «Долги.ру» Павел Дашевский. Часто кредиторы остаются в меньшинстве.

В то же время, по словам Дашевского, компания не нарушает закона, продолжая работать будучи банкротом, как в случае с АО «РЭУ».

«Предприятие может продолжать работать во время процедуры банкротства и получать при этом доход при условии, что эти деньги пойдут на погашение долгов. Здесь нет нарушения закона», — резюмировал собеседник.

Старый-новый поставщик

В 2015-м, когда один из основных поставщиков ЖКХ Минобороны — АО «РЭУ» стало банкротится, на проблему отрасли снова обратил внимание министр обороны Сергей Шойгу. Он предложил навести порядок, заменить разрозненные коммунальные структуры ведомства на единого поставщика. Идею Шойгу поддержал президент, в качестве поставщика-монополиста было выбрано АО «Главное управление жилищно-коммунального хозяйства (АО «ГУ ЖКХ»).

Формально «ГУ ЖКХ» не имело никакого отношения к своим предшественникам АО «РЭУ» и АО «Славянка» и не являлось их преемником. Организация существовала с 2006 года как унитарное предприятие Минобороны — ФГУП «Водоканал». Только в 2014 году компания стала акционерным обществом и в этом качестве пришла на смену банкротящимся АО «РЭУ» и АО «Славянка», унаследовав от них коммунальные активы Министерства обороны и руководство в лице выходца из «Славянки» Игоря Богданова.

Схема2-04.jpg

Такая схема наследования лишала кредиторов возможности взыскать с «ГУ ЖКХ» долги ее предшественников. Гендиректор Центра развития коллекторства Дмитрий Жданухин видит в этом возможное злоупотребление правом:

«С точки зрения гражданского права, а именно статьи 10 ГК РФ [то, что происходит со сменой структур Минобороны], — это незаконно; смена одних структур, задолжавших миллиарды, другими [формально с ними не связанными] — это схема недобросовестна по духу закона, это злоупотребление правом, это мое мнение. Однако формально такая процедура возможна — создание новых структур и передача им полномочий».

Как торгуют долгами Минобороны

Несмотря на хитрости структур Минобороны, некоторым кредиторам все-таки удавалось вернуть деньги — с помощью кулуарных договоренностей или попросту сбывая долги коллекторам, говорят собеседники Russian Deadline. Так, к примеру, в 2015-м поступили три дочерние структуры «Газпром энергохолдинга», видимо, отчаявшись взыскать с должников средства.

Как писали СМИ[19], «Мосэнерго», Московская объединенная энергетическая компания и ТГК-1 выставляли на торги дебиторскую задолженность АО «РЭУ» и «Славянки» стоимостью более 1,6 млрд рублей. При этой сделке кредиторы готовы были потерять до 30% от долга. Это редкий случай, поскольку энергокомпании, работающие в регулируемом секторе, не могут позволить себе терять долю долга, так как это не заложено в их тарифы.

Гендиректор Центра развития коллекторства Дмитрий Жданухин говорит, что, когда он занимался проблемой взыскания долгов со структур Минобороны, источники намекали ему, что все вопросы с выкупом задолженностей якобы решались с участием Тимура Иванова, который тогда отвечал за хозяйство и строительство в Минобороны, занимая посты руководителей АО «Оборонстрой» и АО «ГУОВ» (в 2016-м стал замминистра обороны).

«Выкупали долги Минобороны несколькими способами. Например, в задолжавший военный городок или в часть приезжал высокий чин, там ему падали в ноги и говорили, что сейчас заморозят [военную] часть, — тогда ее долг выкупали. Бывали публичные продажи долгов. Еще вариант: никому прежде не известное, скажем, ООО „Ромашка“ тихо выкупало у кредиторов долги структур Минобороны с большим дисконтом (скидкой). Потом этот выкупленный долг за 100 процентов перепродавался более крупной минобороновской компании, например „Оборонстрою“. Часть полученных с этой сделки посредником денег уходила в неизвестные компании. В том виде, в котором мы эту схему знаем, она похожа на коррупционную»

— заключил Дмитрий Жданухин.

Военно-коммунальная империя «повара Путина»

Несмотря на желание руководства Минобороны полностью реорганизовать созданную Сердюковым структуру, начать историю с чистого листа не получилось. Более того, заявленная Шойгу монополизация коммунального рынка ведомства оказалась показной. Управлением жилищным фондом военных по-прежнему занималась самостоятельная организация — только уже не «Славянка», а новосозданное «Главное управление жилищным фондом» (ООО «ГУЖФ»). В распоряжении этой фирмы оказался десяток тысяч зданий, находящихся на балансе Минобороны.

Вскоре стало понятно, что и другие свои функции монополист ГУ ЖКХ самостоятельно выполнять не способен. Журналисты «Фонтанки» выяснили, что предприятие, едва начав работу, отдало[20] на субподряд задачи стоимостью несколько десятков миллиардов рублей компаниям, связанным бизнесменом Евгением Пригожиным.

В Петербурге большая часть контрактов «ГУ ЖКХ» (на общую сумму 26,8 млрд рублей) досталась фирмам-однодневкам, созданным за пару месяцев до аукциона и на момент получения контрактов не имевшим специальных лицензий. Все они оказались связаны с компанией ООО «Мегалайн», подконтрольной бизнесмену Евгению Пригожину, известному как «повар Путина» или «владелец фабрики троллей».

Отданное на растерзание Пригожину коммунальное хозяйство Минобороны снова оказалось в кризисе. Уже весной 2017-го «ГУ ЖКХ» перестало обслуживать объекты оборонного ведомства. На сегодняшний день к обществу подано более 7 тысяч исков на общую сумму в 36,5 млрд рублей, около 20 исков касаются банкротства предприятия. Такой исход был предсказуем. Компания, едва приступив к работе, продемонстрировала беспрецедентно низкую платежеспособность. К началу 2017-го — то есть за полгода существования — задолженность структуры только перед петербургскими ресурсоснабжающими организациями превысила[21] полмиллиарда рублей. В Калининграде «ГУ ЖКХ» задолжала городским коммунальщикам — МУП «Калининградтеплосеть» — 36 миллионов рублей.

Реинкарнация «Славянки» или вперед в прошлое

В 2014 году банкротство АО «Славянка», под управлением которой находились военные городки по всей стране, уже было неизбежным. Но военным коммунальщикам необходимо было решать оперативную задачу — готовить дома к отопительному сезону.

Заведующий всем армейским хозяйством и строительством Тимур Иванов, гендиректор «Оборонстроя» и «ГУОВ» (ныне — замминистра обороны) поручил эту работу своему заместителю — Малику Серазетдинову. По решению Иванова Серазетдинов был назначен директором «тонущей» «Славянки».

С задачей экстренной подготовки военных городков к отопительному сезону Серазетдинов, надо полагать, справился, поскольку после ликвидации АО «Славянка», куда чиновника направили «разруливать» ситуацию, именно он возглавил пришедшее ей на смену ООО «ГУЖФ».

Правда, после смены поставщика ситуация в военных городках не улучшилась. Жители, которым надоело терпеть вечную капитальную катастрофу, буквально ополчились против нового оператора. В Самарской[22], Саратовской[23], Тюменской[24], Московской[25] областях и Хабаровском[26] крае жаловались на отсутствие капремонта, перебои с водой, газом, освещением на улицах и проблемы с вывозом мусора.

Военные хозяйственники признавали катастрофичность ситуации, но в ответ на претензии жителей в ГУЖФ замечали, что дома в управление организации передали уже в аварийном состоянии, и ремонтировать их зачастую невозможно, их нужно сносить, а жителей — расселять. А пока такого решения Министерством обороны в отношении конкретного дома не принято, «ГУЖФ» приходится готовить здания к отопительному сезону, и точка.

В апреле 2017 года министр обороны Сергей Шойгу окончательно решил отыграть реформу, запущенную Анатолием Сердюковым, в ходе которой коммунальное хозяйство ведомства передали под управление сторонним организациям.

Теперь решили изменить парадигму: полностью отказаться от передачи хозяйственных функций сторонним организациям, чтобы установить прямой контроль министерства над его коммунальным хозяйством. Был создан очередной монополист в ЖКХ Минобороны — ФГБУ «Центральное жилищно-коммунальное управление» (ЦЖКУ). В отличие от предшественников, ЦЖКУ напрямую подчинялось Минобороны, а не через систему акционерных обществ. Предполагалось, что все задачи по ЖКХ Минобороны передадут в ЦЖКУ. Однако ООО «ГУЖФ» продолжает существовать, в его распоряжении осталась[27] немалая часть многоквартирных домов — более 1350, остальные были переданы ЦЖКУ.

Весной 2017 года «ГУ ЖКХ» и «ГУЖФ» стали передавать свои полномочия новому оператору — ЦЖКУ, компанию привлекли[28] сначала в качестве поставщика воды и тепла. Правда, новые тарифы разработать не успели, поэтому ГУЖФ перестало направлять жителям военных городков квитанции. ЦЖКУ тем временем уже обеспечивало потребителей.

Только в ноябре 2017-го, когда очередному монополисту официально передали в управление большую часть военного жилого имущества, компания произвела перерасчет и предъявила требования к ГУЖФ. Потребителям начали приходить квитанции с суммами более 20 тысяч рублей. Военные по всей стране стали должниками.

«ЦЖКУ» подало в Арбитражный суд иск к ООО «ГУЖФ» и потребовало от предшественника выплатить более 1,2 млрд рублей. Сумма гигантская даже для коммунальных монополистов Минобороны. Естественно, ГУЖФ не могло осилить подобный долг, в компании ввели процедуру наблюдения. Кроме того, ГУЖФ задолжало ресурсоснабжающим компаниям. В октябре 2017-го из-за долга организации перед «Газпромом» в 31 млн рублей разгорелся[29] скандал. В деревне Агалатово Ленинградской области военным пришлось взяться за оружие, чтобы помешать отключить их общежитие от отопления. Долг возник по вине самой управляющей компании — жители исправно оплачивали коммуналку, но в документах закралась ошибка: общежитие оформили как нежилое помещение.

Пробивая дно

Ситуация с долгами Минобороны после реформы Шойгу только ухудшилась. ЦЖКУ по традиции отказалось признать за собой задолженность предшественников, в том числе «ГУЖФ». По мнению СМИ, компания воспользовалась юридической лазейкой: «ЦЖКУ» — бюджетная организация, в то время как существовавшие до нее структуры, в том числе «ГУЖФ», — коммерческие. Это различие в целях деятельности якобы позволило «ЦЖКУ» не проводить аудит предшественника.

«ЦЖКУ» приступило к работе с чистого листа, начальником ФГБУ стал Александр Жданов — выходец из скандально известной «Славянки». В 2014 году он был назначен министром жилищно-коммунального хозяйства Крыма, но уже через два года снят с должности решением главы республики Сергея Аксенова. Реабилитироваться в ФГБУ «ЦЖКУ» Жданов не смог.

Уровень задолженности оборонного ведомства перед ресурсными компаниями в 2018 году оказался рекордным. За полгода работы в 2017-м ФГБУ недоплатило[30] только дальневосточным энергетикам 1,2 млрд рублей. Многомиллионные долги накопились перед поставщиками из Саратова — ПАО «Саратов­энерго»[31]. Общий объём задолженности структур Минобороны перед петербургскими поставщиками ГУП «ТЭК СПб» превысил[32] миллиард рублей.

К 2019 году военные задолжали «Газпрому» 7,35 млрд рублей. Энергетическая компания «АтомЭнергоСбыт» (входит в состав АО «Концерн Росэнергоатом») насчитала[33] структурами Минобороны задолженность в 1,7 млрд рублей. Из этих баснословных денег большую часть — 822 млн рублей — недоплатило энергетикам ФГБУ «ЦЖКУ».

Конфликт с поставщиками обострился к началу отопительного сезона, осенью 2018-го. В Петербурге коммунальщики — ОАО «Штурманские приборы» — отключили[34] тепло военному городку №47 на Новочеркасском проспекте из-за задолженности более 1 млн рублей. Военные добились через городских властей, чтобы тепло вернули до решения финансовых споров. Заместитель главнокомандующего ВМФ Александр Витко обратился к врио губернатора Санкт-Петербурга Александру Беглову и попросил вмешаться в ситуацию. Беглов встал на сторону военных.

«Хозяйственные споры любых структур не должны отражаться на людях, особенно если речь идет о поставках тепла в осенне-зимний период», — объяснил свою позицию врио губернатора.

Как говорится в обращении адмирала ВМФ, ограничение теплоснабжения военных объектов противоречит государственным интересам, а финансовые проблемы должны решаться в суде.

В Курской, Смоленской, Тверской и Мурманской областях объекты оборонного ведомства оказались[35] под угрозой отключения электричества. Компания «АтомЭнергоСбыт» обещала прекратить электроснабжение воинских частей.

После всех катаклизмов в коммунальной системе Минобороны ее схема работы не изменилась: единственным способом добиться денег от структур оборонного ведомства оставалась тяжба в судах. «ЦЖКУ» стали заваливать исками. В Калининграде суд взыскал с организации почти 110 млн рублей по заявлению городского муниципального предприятия «Водоканал».

В судах представители Минобороны объясняли задержку по выплатам тем, что ведомство финансируется за счет бюджетных средств и не имело возможности оплатить тепловую энергию до выделения ассигнований из бюджета. Суд отклонил этот довод как несостоятельный.

Russian Deadline пообщался с представителями энергетических компаний, чтобы выяснить, как они добиваются выплат от военных коммунальщиков. В «АтомЭнергоСбыте» сообщили, что постоянно обращаются в судебные инстанции для взыскания с Минобороны задолженности и пени за просрочку платежей. В компании уточнили, что в начале 2019 года «ЦЖКУ» погасило большую часть задолженности, но на этом выплаты закончились и компания стала снова копить долг — уже с первых месяцев нынешнего года.

В ПАО «Саратовэнерго» (гарантирующий поставщик электроэнергии в Саратовской области, основной акционер — ПАО «Интер РАО») рассказали Russian Deadline, что ситуация с задержками выплат и долгами структур Минобороны повторяется из года в год (в 2017 году долги военного ведомства перед компаниями группы «Интер РАО» превысили 4 млрд руб).

«Как хозяйствующий субъект они [подведомственные Минобороны структуры] сами выбирают, как зарабатывать и кому когда платить. Они сами принимают решения об отсрочке выплат по электроэнергии. Как правило, они полгода платят, потом случаются какие-то странные обстоятельства, и выплаты прекращаются. Структуры Минобороны — очень крупный потребитель. Для нас это вопрос 30-40 миллионов рублей в месяц. Это существенно влияет на работу компании», — объяснили в пресс-службе ПАО «Саратовэнерго».
«Никто не знает, почему возникают эти долги. В ходе переговоров это не озвучивается. Представители военных только отвечают: "Нет денег". Хотя мы знаем, что им бюджет рассчитывают на год вперед. Может, они другие долги закрывают», — предположил собеседник.

Чтобы определить масштаб общей задолженности структур Минобороны перед российскими поставщиками электроэнергии, мы обратились в ассоциацию «НП Совет рынка», которая регулирует взаимоотношения участников оптового рынка электроэнергии и мощности. Согласно ответу ассоциации, структура Минобороны, ныне ответственная за коммунальные активы ведомства, — ФГБУ «ЦЖКУ» — «не является субъектом оптового рынка электрической энергии и мощности», поэтому информации о расчетах «данного субъекта» у «Совета рынка» нет.

В пресс-службе Министерства обороны заявили, что задержки не связаны с необходимостью платить по старым долгам. Между тем общий долг структур оборонного ведомства, по данным СМИ, по-прежнему исчисляется десятками миллиардов рублей. Для его погашения министерство даже перечисляло[36] деньги, предназначенные для государственной программы вооружения: в 2016 году было выделено 8 млрд рублей, в 2017 году — 21 млрд рублей.


Ссылки и сноски

  1. В структуру ОАО «РЭУ» входило 23 филиала, которые обслуживали 4,2 тысячи котельных, 575 тепловых пунктов и более 10 000 км тепловых сетей на территории 77 субъектов РФ.
  2. Военный аутсорсинг по-русски - «Эксперт Online» (архив)
  3. Задолженность объектов Министерства обороны за использованную тепловую энергию продолжает расти. Гарантийные обязательства, представленные должником, не выполняются. - ПАО «Т Плюс» (архив)
  4. Штабу Черноморского флота в Севастополе отключили воду за долги - «ForPost» (архив)
  5. Роста без культуры и без спорта - Телекомпания «ТВ-21»
  6. По вине Минобороны замерзает общежитие Военно-морского института в Петродворце: у жильцов долгов нет - «Новая газета» (архив)
  7. Минобороны попросили расплатиться за свет и тепло - «Коммерсантъ» (архив)
  8. Анатолий Сердюков отправлен в отставку из-за коррупционного скандала - «РБК» (архив)
  9. Призыв в Томске проходит в поликлинике из-за холода в военкомате - «РИА Новости» (архив)
  10. Энергетики ответят за отключение тепла в военкоматах Томской области - «РИА Новости» (архив)
  11. Долг за тепло в штабе 29-й армии в Чите вернут к концу года - «РИА Новости» (архив)
  12. Военные самовольно вернули тепло в штаб 29-й армии в Чите - энергетики - «РИА Новости» (архив)
  13. Суд запретил ТГК-14 отключать от тепла объекты 29-й армии - «Чита РУ» (архив)
  14. Стала известна стоимость постройки двух новых ледоколов типа "Арктика" - «РИА Новости» (архив)
  15. Salisbury poison ‘made at Russia’s Porton Down’ - «The Times»
  16. Война хижинам - «Новая газета» (архив)
  17. Путин отправил Сердюкова в отставку, министром обороны назначен Шойгу - «ТАСС»
  18. Фигуранты дела "Славянки" осуждены на сроки от 5 до 11 лет лишения свободы - «ТАСС»
  19. Коллекторы пойдут на битву с тыловиками - «Коммерсантъ» (архив)
  20. Империя Пригожина взяла военные городки - «Фонтанка» (архив)
  21. Министерство списанных долгов - «Фонтанка» (архив)
  22. Толкают к протесту - «Хронограф» (архив)
  23. Капитальное наводнение: жителям ремонтировали крышу, но испортили квартиры - «Саратов 24» (архив)
  24. Министерству обороны РФ не до военных городков - «PARK 72» (архив)
  25. Как выжить в военных городках под контролем Центрального жилищно-коммунального управления - «Версия» (архив)
  26. Военный городок в микрорайоне Таёжный Комсомольска-на-Амуре утопает в мусоре - ООО «ДВ-новости» (архив)
  27. Главное управление жилищным фондом
  28. Стой, офицер, долг идет - «Newsland» (архив)
  29. В Ленобласти военные помешали отключить отопление в своем общежитии - «Известия» (архив)
  30. Дальневосточная энергетическая компания из-за долгов военных обратилась к руководству Минобороны - «Интерфакс»
  31. Неплатежи за электроэнергию ФГБУ «ЦЖКУ» Минобороны России могут негативно повлиять на ситуацию прохождения ОЗП в Саратовской области - «Саратовэнерго»
  32. Минобороны задолжало ГУП «ТЭК» более миллиарда рублей - «Фонтанка» (архив)
  33. Подведомственные Минобороны компании задолжали АО «АтомЭнергоСбыт» более 1,7 млрд рублей - «Русэнерго»
  34. Тепло в замерзающий военный городок придет уже сегодня - «Мойка 78»
  35. В Тверской области воинские части могут отключить от электричества - «Твериград»
  36. РБК: Минобороны погашало долги за ЖКУ за счет программы вооружения - «Коммерсантъ» (архив)