ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

По любым вопросам пишите на: press@kompromat.wiki

Корниенко Геннадий Александрович

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск


Корниенко Геннадий Александрович

Корниенко Геннадий Александрович - российский государственный деятель. Генерал-полковник. Кандидат юридических наук. Член попечительского совета объединенного хоккейного клуба «Динамо» Москва.

Биография

Корниенко Геннадий Александрович, 30.09.1954 года рождения, уроженец пгт. Лахденпохья Карельской АССР.

Родственники. Жена: Корниенко Лариса Олеговна, 05.04.1957 года рождения, пенсионерка.

Сын: Корниенко Денис Геннадьевич, 16.10.1982 года рождения, Окончил Санкт-Петербургский государственный политехнический университет. После окончания вуза работал в сфере атомной энергетики. С 2006 по 2011 год занимал руководящие должности в ООО «Газпром трансгаз Санкт-Петербург», затем возглавлял ООО «НОВАТЭК-Автозаправочные комплексы». С 2012 года является членом правления и заместителем генерального директора по коммерческим вопросам ООО «Газпром газомоторное топливо».

Награды. Орден Александра Невского и медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» I степени.

Увлечения. Является членом попечительского совета объединенного хоккейного клуба «Динамо» Москва.

Образование

Образование высшее техническое и высшее специальное, имеет ученую степень кандидата юридических наук.

Трудовая деятельность

  • До 2001 года служил в органах государственной безопасности.
  • С 2001 года по 2002 год – заместитель директора ФСО России.
  • С 2002 года по 2012 год – директор Государственной фельдъегерской службы Российской Федерации.
  • 25 июня 2012 года Указом Президента Российской Федерации № 886 назначен директором Федеральной службы исполнения наказаний.

Связи/Партнёры

Герасимов Сергей Александрович, 21.03.1954 года рождения, первый заместитель Министра юстиции РФ. Герасимов курирует работу ФСИН в Минюсте. Герасимов считается человеком главы Росгвардии Виктора Золотова, с которым Корниенко в последние годы установил прочную связь.

Золотов Виктор Васильевич, 27.01.1954 года рождения, директор Федеральной службы войск национальной гвардии РФ. После того, как Корниенко стал сдавать позиции во внутриведомственной борьбе во ФСИН, он нашел нового покровителя в лице Золотова.

Иванов Сергей Борисович, 31.01.1953 года рождения, специальный представитель Президента РФ. Корниенко во власти представлял, так называемую, группировку «силовиков» которой патронировал Иванов. Именно Иванов продвигал кандидатуру Корниенко вначале в фельдъегерскую службу, а затем в систему исполнения наказаний.

Калинин Юрий Иванович, 28.10.1946 года рождения, член Совета Федерации Федерального Собрания РФ. Корниенко ведет внутриведомственную борьбу с людьми Калинина, который ранее возглавлял Федеральную службу исполнения наказаний.

Коршунов Олег Адольфович, 04.12.1963 года рождения, бывший заместитель директора Федеральной системы исполнения наказаний. Коршунов пришел во ФСИН из финансовой сферы и считается человеком Силуанова. Во ФСИН он пришел именно при Корниенко, и уже через год ему были отданы все денежные потоки ведомства. Однако уже в 2017 году Коршунов был задержан в рамках расследования уголовных дел о хищениях в тюремном ведомстве, во время отдыха на яхте. Дома у него изъяли 3 млн. рублей, 10 тыс. долларов, 4 тыс. евро, коллекцию очень дорогих часов. Также Коршунов владел домом с причалом и вертолетом Robinson.

Муров Евгений Алексеевич, 18.11.1945 года рождения, бывший директор Федеральной службы охраны РФ. В начале 2000-х годов Корниенко был назначен в ФСО заместителем Мурова. По некоторым сведениям, Корниенко рассчитывал со временем занять место самого Мурова, однако был перемещен в ГФС. На данный момент Корниенко и Муров вместе входят в состав попечительского совета хоккейного клуба «Динамо».

Патрушев Николай Платонович, 11.07.1951 года рождения, секретарь Совета безопасности РФ. В 1990-е годы Корниенко, будучи сотрудником ФСБ, входил в так называемую группу «карельских силовиков», которую возглавлял Патрушев. Патрушев в многом способствовал развитию карьеры Корниенко, но на данный момент он потерял былое влияние.

Реймер Александр Александрович, 06.04.1958 года рождения, бывший директор Федеральной службы исполнения наказаний РФ. После того, как Корниенко сменил Реймера на посту директора ФСИН, против последнего было возбуждено уголовное дело по обвинению в мошенничестве при закупке электронных браслетов для арестантов. В итоги суд Москвы признал Реймера виновным, и приговорил его к 8 годам лишения свободы. Также суд лишил его звания генерал-полковник и назначил штраф 800 тыс. рублей. При этом во ФСИН, по-прежнему, сохраняется небольшая группировка людей Реймера.

Сечин Игорь Иванович, 07.09.1960 года рождения, главный исполнительный директор нефтегазовой компании ПАО «НК «Роснефть»». Сечин поддержал кандидатуру Корниенко, когда того назначили на пост директора ФСИН. Однако, в скором времени, Корниенко стал убирать из ведомства людей из ФСБ, которые также представляли интересы команды Сечина. Поэтому в последнее время у Корниенко напряженные отношения с Сечиным.

Цатуров Владислав Владимирович, 22.01.1960 года рождения, бывший заместитель директора Федеральной службы исполнения наказаний. Цатуров был одним из тех людей команды Реймера, кто смог сохранить свой пост и при Корниенко. При этом Цатурова называли «главным решалой» ФСИН. Однако после того, как Цатурова попытались продвинуть на место Корниенков, тот был уволен.

К информации

Геннадий Александрович Корниенко до начала 2000-х годов проработал в органах госбезопасности. При этом он, будучи уроженцем карельского поселка Лахденпохья, в 1990-е годы принадлежал к, так называемому, карельскому клану силовиков, который негласно возглавлял близкий знакомый тогдашнего вице-мэра Санкт-Петербурга Владимира Путина Николай Патрушев. После того, как Путин встал у руля ФСБ, Патрушев был назначен главой управления «М», занимавшегося контролем за правоохранительными органами.

Вслед за Патрушевым подтянулся туда и Корниенко. Именно в это время прошла операция по отставке тогдашнего генерального прокурора Юрия Скуратова, которую связывали с патрушевским управлением. Кроме того, Геннадий Александрович находился в жестком конфликте с тогдашним министром внутренних дел Владимиром Рушайло.

В начале 2000-х годов Корниенко перешел в систему Федеральной службы охраны, где занял должность заместителя ее главы Евгения Мурова. Этому назначению способствовал тогдашний министр обороны Сергей Иванов. Поговаривают, что Геннадий Александрович метил на место своего начальника, возможно именно поэтому уже спустя год его и убрали из ФСО. Вместо этого ему предложили возглавить фельдъегерскую службу.

В годы правления Геннадия Александровича в данном ведомстве был задержан заместитель начальника ФГУП «Главный центр специальной связи» Олег Рыбалкин, который обвинялся в хищении 19 млн. рублей. Утверждалось, что Рыбалкин, якобы пользуясь связями в ближайшем окружении Корниенко, перенаправил в офшоры деньги, предназначавшиеся победителю тендера на поставку автомобилей для экспедиторских нужд. Тогда же появилась информация о том, что фельдъегеря негласно предоставляют свои услуги и бизнесменам. Правда, тот же Рыбалкин, не только отделался легким испугом, но еще и возглавил центр спецсвязи.

Самого же Геннадия Александровича ждало повышение другого рода. Летом 2012 года недавно вернувшийся на президентский пост Владимир Путин отправил в отставку главу Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Александра Реймера, являвшегося креатурой Дмитрия Медведева. Ведомство не только отличалось высоким уровнем коррупции, но и погрязло в клановых войнах, так как в его управлении оставалась большая группа, связанная с предшественником Реймера, Юрием Калининым. Если главу ФСИН поддерживал Медведев, то за Калининым стояли такие политические тяжеловесы, как Игорь Сечин, Сергей Иванов и Николай Патрушев. Поэтому, как только на «политическом Олимпе» был восстановлен статус-кво, Иванов и Патрушев воспользовались моментом и пролоббировали назначение Корниенко на место Реймера.

Геннадий Александрович, едва успев занять пост начал избавляться не только от «реймеровских», но и от «калининских» кадров. А далее и вовсе началась настоящая кадровая чехарда. Один только штат уголовно-исполнительной системы был урезан на десятки тысяч сотрудников. Зато центральный аппарат разрастался. По регламенту он не мог превышать 745 человек, но эта цифра была превышена почти на 300 человек за счет Центральной нормативно-технической лаборатории, в которой формально числились новые сотрудники. Все это происходило на фоне массовых и не всегда законных сокращений сотрудников в регионах, которые проводились с целью выполнить спущенные сверху планы.

Первый удар по «калининским» кадрам Корниенко нанес еще в 2013 году, когда напрямую с главой государства смог согласовать отставку начальника Оперативного управления Эдуарда Петрухина, который не только являлся кадром Калинина, но и был тесно связан с ФСБ. Отставка Петрухина привела к натянутым отношениям главы ФСИН не только со старой гвардией ведомства и с чекистами, но и с Игорем Сечиным, так как уволенный являлся еще и креатурой главы Роснефти. К слову, Петрухин ушел именно в «Роснефть».

Спустя два года Управление собственной безопасности ФСБ арестовало начальника оперативного отдела СИЗО «Матросская тишина» Михаила Захарова и его подчиненных. Корниенко в ответ уволил предположительного информатора ФСБ, начальника УСБ ФСИН Олега Татарских. Новым начальником УСБ ФСИН Геннадий Александрович поставил не сотрудника ФСБ, а выходца из ГУЭБиК МВД.

Все это привело к тому, что в 2014 году недруги Корниенко согласовали его отставку с руководством Министерства юстиции. В данной интриге принимал участие лично куратор ФСИН в Минюсте Александр Смирной. В качестве нового главы системы исполнения наказаний была согласована кандидатура генерала Владислава Цатурова, одного из замов Геннадия Александровича, доставшегося ему от Реймера. Цатуров отвечал за деятельность тюрем и следственных изоляторов, и считался главным «решалой» ФСИН.

Однако за Корниенко заступился тогдашний глава администрации президента Сергей Иванов и помощник президента Евгений Школов. Сам глава ФСИН вначале отстранил Цатурова от оперативного управления и наложил вето на назначение своим заместителем его протеже, а через год и вовсе отправил своего недруга в отставку. Кроме того, Геннадий Александрович нашел нового союзника в лице генерала Виктора Золотова. В результате куратором ФСИН в Минюсте стал человек Золотова, экс-заместитель министра внутренних дел Сергей Герасимов. Ходили даже слухи, что именно Золотов с Корниенко были организаторами убийства оппозиционера Бориса Немцова. Одним из поводов для подобных разговоров стала поездка Геннадия Александровича в Чечню незадолго до убийства, а выходцы именно из этой республике были названы исполнителями.

Борьба за место Корниенко неслучайно была столь ожесточенной, ведь он пришел в ФСИН под масштабную реформу, на которую планировалось потратить 2.3 трлн. рублей. При этом при новом руководстве ведомство не стало прозрачней, чем при предыдущем. Уже через год после прихода в систему Геннадия Александровича в ведомстве прошла проверка Счетной палаты, которая зафиксировала финансовые нарушения на 7 млрд. рублей. А к 2016 году ведомство Корниенко вышло на шестое место по объему расходов из федерального бюджета среди всех министерств и ведомств. При этом Служба исполнения наказаний систематически позволяла себе перерасход выделенных денег.

Нельзя сказать, что Геннадий Александрович навел порядок и в самой системе исполнения наказаний. Не успел он занять свою должность, как ему был брошен вызов заключенными исправительной колонии (ИК) №6 города Копейска Челябинской области. Заключенные копейской «шестерки» объявили голодовку и захватили вышку в промзоне, выдвинув требования о прекращении администрацией колонии пыток, избиений и унижений, а также вымогательства денег у родственников зэков за «хорошие условия отсидки». Ни местная администрация, ни руководство во главе с Корниенко своими силами справиться не смогли. В итоге пришлось договариваться с грузинским «вором в законе» Зурабом Энделадзе, известным как Зура Кутаисский, который на особых условиях согласился усмирить смутьянов.

От Корниенко также ожидали, что после Реймера он сможет снизить уровень коррупции в системе. Однако вскоре Росфинмониторинг обнаружил пропажу 1.2 млрд. рублей, выделенных на интеграционные системы безопасности (ИСБ) для исправительных колоний ФСИН. А затем, и вовсе выяснилось, что сразу в нескольких регионах поставкой ИСБ занимались фирмы, связанные с авторитетным бизнесменом Вячеславом Мжельским, известным под кличкой «Мжеля». Мжельский хорошо знал покойного криминального авторитета Вячеслава Иванькова (легендарного Япончика). Коммерческие структуры, зарегистрированные на сына Мжельского, активно участвовали во фсиновских тендерах и получали многомиллионные контракты на оборудование колоний. Тендеры были обставлены так, что победу одерживал всегда один и тот же перекупщик, а собственно производитель системы был вынужден сниматься с него. Долгое время, проследить за этой ситуацией извне никто не мог, так как тендеры были незаконно засекречены.

Большую часть закупленных систем безопасности ввести в эксплуатацию так и не удалось, а ведь, полагаясь именно на эту систему, прошло массовое сокращение охранников. В регионы ИСБ приходили недоукомплектованными, в связи чем выделялись новые деньги, но и их почему-то не хватало. Как результат, Геннадий Александрович был вынужден официально признать рост побегов и убийств в учреждениях ФСИН.

О том, что тендеры были незаконно засекречены, а участниками были «свои» фирмы, действующее руководство ФСИН не знать не могло. После отставки людей Реймера, разработанная ими коррупционная схема не только не прекратила своего существования, но и была полномасштабно развернута. Именно поэтому продолжилась начавшаяся еще при Реймере травля двух офицеров, Сергея Гирича и Виталия Наконечного, которые первыми рассказали об этих схемах во ФСИН.

Были и другие коррупционные схемы, непосредственно завязанные на подчиненных Геннадия Александровича. К их раскрытию приложила руку одна из скандально известных оппозиционных активисток Надежда Толоконникова, отбывавшая в те годы срок за свою акцию в Храме Христа Спасителя. Утверждалось, что ФСИН размещала заказы на пошив обмундирования по ценам, превышающим среднерыночные как минимум в полтора раза, а потом покупало тоже, что производилось в их собственных колониях у перекупщиков. Бенефициарами назывались экс-депутат Госдумы от «Единой России», функционер «Деловой России» и бизнесмен Владимир Головнев и постоянный победитель тендеров МВД и Минобороны компания «Магеллан» Елены Агафоновой.

По похожей схеме фсиновская форма шла и в Минобороны и в МВД. При этом цены на продукт значительно превышали его себестоимость. В результате из бюджета утекло порядка 722 млн. рублей. И вся эта коммерция осуществлялась руками зэков, оплата труда которых не превышала МРОТа. К тому же только по официальной статистике 65 % оборудования в колониях уже давно выработало свой срок, но на его обновлении руководство ФСИН также решило сэкономить. Но даже с учетом этого осужденные умудрялись выпускать продукцию на общую сумму более 30 млрд. рублей в год, почти половина которой приходилась на внутренние нужды. Но цены для собственных учреждений ФСИН странным образом были значительно выше, чем даже для коммерческих организаций. Так, например электрические пекарни, собираемые зэками, уходили своим заказчикам за цену почти на 42% выше, чем сторонним.

Повсеместно в колониях были выявлены нарушения связанные и с закупками продовольствия. По подсчетам Счетной палаты только за 2013 год необоснованное завышение цен на сельскохозяйственную продукцию на предприятиях ФСИН привело к неэффективным расходам бюджетных средств на общую сумму в 3.8 млрд. рублей.

Не все ладно в ведомстве Геннадия Александровича было и с распределением жилищных субсидий. Так, например, в 2013 году треть выделенных на эту статью денег было распределено всего лишь между девятью высокопоставленными офицерами. На этих «счастливцев» пришлось 190 млн. рублей, причем многие из них уже были обеспечены жильем и все они имели фактически министерские зарплаты. Нужно ли говорить, что среди генералов получивших субсидии были непосредственные заместители Корниенко. При этом обделенными оказались рядовые сотрудники, которые жилье или компенсацию на его покупку не могли дождаться годами.

Чуть позже правоохранители заинтересовались фсиновским ФГУП «Управление строительства по ЦФО», которое только в период с 2011 по 2014 год заключило с учреждениями ФСИН 885 контрактов на общую сумму 6.8 млрд. рублей. Выяснилось, что в ряде случаев финансовая отчетность не соответствовала объемам выполненных работ. Так, например, «Управление строительства» выиграло два тендера ФКУ СИЗО № 10 в городе Можайске Московской области на капитальный ремонт мягкой кровли и сетей отопления на общую сумму 17.2 млн. рублей. Однако, несмотря на то, что деньги были выплачены в полном объеме, часть работ, так и не была выполнена. В результате врио директора ФГУП Василия Возгалова привлек для данных работ стороннюю организацию «Промотделстрой», в которой сам являлся соучредителем.

Между тем, в ходе расследования вскрылась еще одна афера, связанная с «Управлением строительства по ЦФО». На этот раз дело касалось ремонта в комплексе зданий, принадлежащих ФСИН, на Нарвской улице в Москве. И вновь часть работ была выполнена только на бумаге и как минимум 2.6 млн. рублей утекли из бюджета.

Это же «Управление строительства по ЦФО» должно было реконструировать старый корпус и построить новый для перегруженного СИЗО № 7 в Капотне. Несмотря на то, что строительство началось в 2015 году, большая часть работы так и не была выполнена, а срок сдачи постоянно отодвигался, что привело к тому, что, как минимум, 1 млрд. рублей растворился в неизвестном направлении.

Как в случае с выдачей многомиллионных квартир замам Корниенко, так и в случае с сомнительными ремонтными подрядами для «Управления строительства» фигурировал один и тот же человек – заместитель главы ФСИН Олег Коршунов. Коршунов руководил жилищной комиссией и даже открыто оправдывал разбазаривание жилищного фонда в пользу высокопоставленных чиновников, а не рядовых сотрудников. Он же визировал все финансовые документы, связанные с ремонтными работами.

В систему исполнения наказаний Коршунова привел именно Геннадий Александрович, а до этого он работал в банковской сфере и возглавлял Управление экономического развития и торговли Рязанской области. По некоторым сведениям, Коршунова посоветовал Корниенко министр финансов Антон Силуанов. Свой приход в пенитенциарную систему сам Коршунов объяснял борьбой с коррупцией и необходимостью наведения порядка в системе ведомственных государственных закупок.

В итоге в 2017 году Коршунов сам был арестован. Его обвинили в растрате государственных средств выделенных на реконструкцию СИЗО «Кресты» в Санкт-Петербурге и изолятора в Крыму, которыми он руководил. Общий ущерб, ненанесенный государству оценивался в 160 млн. рублей. Впоследствии в деле Коршунова стали всплывать и другие эпизоды. Припомнили ему и строительство нового корпуса для СИЗО № 7 в Капотне. При обысках у Коршунова были найдены коллекция подарочных часов, крупные суммы денег, дорогая яхта, которая в сведениях о доходах скромно именуется катером.

Дело Коршунова связали и с делом бывшего саратовского чиновника, возглавлявшего федеральное государственное унитарное предприятие Консервный завод ФСИН Павла Беликова. Беликов реализовывал государственные контракты таким образом, что в бюджет не поступило порядка 1.5 млрд. рублей. Выделяемые государством средства на производство консервов и кисломолочных продуктов бывший директор переводил на счета подконтрольных ему лиц. При этом именно Олег Адольфович курировал поставку продуктов в тюрьмы.

Заподозрили Коршунова и в воровстве 263 млн. бюджетных рублей шедших на обувь для зэков и их охранников. Вместе с руководителем «Производственно-промышленного дома ФСИН России» Виталием Морусовым и гендиректором ООО «Торгово-промышленная компания «ДАЦЕ Групп»» Смбатом Арутюняном он подменил качественную кожу на дешевый спилок и заставлял осужденных шить ботинки нелегально. Именно Корниенко, еще в 2014 году назначил Коршунова ответственным за создание государственно-частного партнерства на базе исправительных учреждений по производству форменного обмундирования.

Сразу же после ареста Коршунова заговорили и о скорой отставке самого Корниенко. В скором времени пошли и другие громкие уголовные дела и отставки. В начале 2016 года был арестован руководитель ФСИН Республики Коми Александр Протопопов. В том же году арестовали начальника уголовно-исполнительной инспекции московского управления ФСИН (УФСИН) Евгения Вербецкого и его заместителя Романа Клименко, которые за вознаграждение обещали повышение начальнику одного из филиалов учреждения. В довершение ко всему разразился скандал с заключенным оппозиционным активистом Ильдаром Дадиным, который нашел способ сообщить из карельской колонии о пытках и избиениях.

Далее проблемы у Корниенко только нарастали. В частности, была предпринята атака на его заместителя и близкого соратника Анатолия Рудого. Правозащитники предоставили следственным органам сведения о заключении им сомнительной сделки на 90 млн. рублей с компанией «Логика бизнес», которая была заведомо невыполнима ни по срокам, ни по объемам. Кроме того, последние проверки Счетной палаты системы исполнения наказаний выявили грубейшие нарушения более чем на 4 млрд. рублей. После данных проверок было заведено сразу 5 уголовных дел. К тому же, покровители Геннадия Александровича, а именно Сергей Иванов и Евгений Школов перешли на менее значимые должности и потеряли свой аппаратный вес. Впрочем, и Николай Патрушев в значительной степени растерял свое влияние в кабинетах Кремля, хотя пока и сохраняет должность секретаря Совета безопасности.

Тревожными звоночками для Корниенко должны стать и последние скандалы, связанные с его ведомством, которые говорят о том, что система выходит из-под контроля. Летом 2018 года правозащитники опубликовали в СМИ видео с пытками заключенного ярославской колонии. В результате было задержано шесть надзирателей. Многие считают, что десятиминутная запись пытки, которую 18 сотрудников ярославской исправительной колонии осуществляли в отношении заключенного, утекла в СМИ неслучайно. Еще одной черной меткой Геннадию Александровичу могут стать кадры из амурской колонии № 3, на которых осужденный по делу Кущевской ОПГ Вячеслав Цеповяз свободно перемещался по территории колонии. Из снимков становится понятно, что все это время Цеповяз встречался с посторонними женщинами, пользовался мобильной связью и ежемесячно получал наличные деньги и десятки килограммов еды.

Надежды на то, что Геннадий Александрович Корниенко наведет порядок в системе исполнения наказаний, оказались ложными. Даже приговор его предшественнику Реймеру не умерил пыл подопечных Геннадия Александровича, которые продолжают попадаться на коррупционных скандалах. При этом информация о пытках и нечеловеческих условиях из колоний стала поступать все чаще. Зато таким «уважаемым» арестантам, как лидер Кущевской ОПГ Вячеслав Цеповяз, отбытие наказания превращают в курорт. Силовики-коллеги Корниенко давно уже точат на него зуб, и готовы в любой момент воспользоваться теми оплошностями, которые он допускает.

Компромат

  1. Смбат Арутюнян впихнул невпихуемые €300 тыс под стол замдиректора ФСИН