ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

Для связи: Главный редактор → press@kompromat.wiki | Отдел PR и СМИ → pr@garant.cc

Кан Олег Кымхакович

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
42
Кан Олег Кымхакович

Кан Олег Кымхакович - Крабовый король, фактический владелец (формально — советник генерального директора) ООО «Приморская рыболовная компания», «Монерон» и «Курильский универсальный комплекс» (КУК), председатель попечительского совета регионального благотворительного фонда «Родные острова».

Биография

Кан Олег Кымхакович, 16.04.1967 года рождения, уроженец г. Невельск Сахалинской области.

Родственники.Сын: Кан Александр Олегович, 28.10.1989 года рождения, президент регионального фонда «Родные острова», советник генерального директора ООО «Приморская рыболовная компания». Окончил Дальневосточный государственный технический рыбохозяйственный университет по специальности «Экономика и управление на предприятии». Трудовую деятельность начал помощником капитана на судне СРТМ-К «Урюм». Через год был принят в административно-управленческое подразделение ООО «Приморская рыболовная компания» на должность менеджера по экспорту. ранее возглавлял и был соучредителем ряда компаний, аффилированных с его отцом, в том числе ООО «Курильский Универсальный Комплекс».

Образование

Окончил Дальневосточный технический институт рыбной промышленности и хозяйства.

Трудовая деятельность

  • После окончания ВУЗа работал на рыбопромысловых судах в Невельской базе тралового флота.
  • С 1990-х годов занимается промыслом краба.
  • В мае 2018 года был назначен на пост советника генерального директора ООО «Приморская рыболовная компания».

Связи/Партнёры

Дарькин Сергей Михайлович — Российский государственный и политический деятель, губернатор Приморского края (2001—2012). 24 июня 2012 года назначен на должность заместителя министра регионального развития Российской Федерации. С упразднением Минрегионразвития уволен с этой должности.

Ким Су Чер, 19.12.1969 года рождения, бывший главарь организованной преступной группировки, известной в Сахалинской области, как «Общак». Кан принадлежал к корейской диаспоре, которая держала на Дальнем Востоке значительную часть рыболовецкого бизнеса. В конце 1990-х начале 2000-х Ким считался лидером данной диаспоры. Кан работал на предприятиях Кима в Невельске и со временем стал занимать ведущие позиции в «крабовом» бизнесе. В середине 2000-х годов против Кима было заведено уголовное дело, в итоге он был осужден на 19 лет лишения свободы.

Кожемяко Олег Николаевич, 17.03.1962 года рождения, губернатор Приморского края. Кожемяко называют «серийным губернатором», потому что он возглавлял четыре разных региона на Дальнем Востоке. Считается серьезным лоббистом интересов дальневосточных рыбопромышленников. В свою бытность губернатором Сахалинской области тесно взаимодействовал с Каном. Это взаимодействие продолжилось и после того, как Кожемяко перебрался в Приморский край. Однако, после того, как у Кана начались проблемы с законом, Кожемяко предпочел дистанцироваться от проблемного олигарха.

Нарусова Людмила Борисовна, 02.05.1951 года рождения, член Совета Федерации ФС РФ от исполнительной власти Республики Тыва. Когда у Кана начались проблемы с законом, он попытался защитить свои активы через Нарусову. Она должна была через запросы в Следственный комитет добиться снятия ареста с активов Кана, после чего их бы выкупила дочь Нарусовой – Ксения Собчак. Однако сделать этого Нарусовой не удалось, а Собчак пришлось отказалась от крабового бизнеса.

Пашов Дмитрий Александрович, 09.08.1967 года рождения, депутат Сахалинской областной Думы VII созыва, глава Ассоциации рыбопромышленников Сахалинской области, президент ООО «Монерон». Кан знаком с Пашовым с 1990-х годов. Вместе они работали в компании «Каниф Интернешнл», а затем Пашов был заместителем Кана, когда тот возглавлял российско-японское предприятия «Вакканай». Впоследствии Пашова считали правой рукой Кана. После того, как Кан из-за уголовного преследования отправился в бега, держателем его основных активов стал именно Пашов. При этом Пашов возглавил рейтинг самых богатых чиновников и депутатов России Forbes.

Франк Глеб Сергеевич, 10.12.1982 года рождения, председатель совета директоров компании «Стройтрансгаз», основной владелец и глава совета директоров «Русской Рыбопромышленной компании», совладелец компании «Инфотек-Балтика». Сын бывшего министра транспорта РФ и генерального директора «Совкомфлота» Сергея Франка и зять предпринимателя Геннадию Тимченко. Считается, что у Кана возникли проблемы с бизнесом и законом из-за того, то крабовый бизнес на Дальнем Востоке было решено переформатировать под «Русскую рыбопромышленную компанию», принадлежащую Франку.

К информации

Олег Кымхакович Кан родился на Сахалине в портовом городе Невельск. Он окончил школу и профессионально-техническое училище родного города, после чего поступил в Дальневосточный технический институт рыбной промышленности и хозяйства. Правда, прежде чем окончить вуз, Олег еще прошел срочную службу в армии. За те годы, что он был студентом, в том же институте учились многие будущие дальневосточные чиновники и предприниматели, в том числе ставший впоследствии вице-губернатором Сахалинской области Сергей Карепкин. Также параллельно с Каном в данный институт поступил будущий глава компании «Дальрыба» Вячеслав Москальцов, вместе с которым, спустя много лет, он работал в фонде «Родные острова».

Но основные полезные связи Кан наработал не через институт, а благодаря корейской диаспоре, которая имела серьезное влияние, как на Сахалине вообще, так и в Невельске в частности. Большую часть рыбного промысла контролировал предприниматель с корейскими корнями Ким Чер Су, известный как «Черс». Ким до середины 2000-х годов считался «криминальным губернатором» Сахалина, а в Невельске имел компанию «Каниф Интернешнл». На этом предприятии и работал Кан, а через какое-то время был переброшен в совместное с японцами предприятие ООО «Вакканай», где в качестве генерального директора должен был следить за долей своих патронов.

В 2005 году было совершенно покушение на жизнь Кана, а через год группировка «Черса» была разгромлена, а против него самого было заведено уголовное дело. Ким пустился в бега, а Олег Кымхакович сумел «переобуться» и встроится в новую экономическую модель. Основным принципом стало взаимодействие с органами власти и внедрением туда своих людей. Так вначале 2000-х еще один выходец из «Каниф Интернешнл» и заместитель Кана в СП «Вакканай» Дмитрий Пашов стал самым молодым депутатом областной думы. Со временем он стал и председателем правления Ассоциации рыбопромышленников Сахалинской области. Кроме того, Олега Кымхаковича можно было увидеть с мэром Южно-Сахалинска Сергеем Надсадиным. Взаимодействовал он и с членом постоянного комитета Сахалинской областной Думы по экологии и природопользованию Игорем Янчуком, а также плотно общался с руководителем федерального агентства «Росрыболовство» Ильей Шестаковым.

К тому моменту бизнес Кана вышел за пределы Невельска и в первую очередь касался вылова краба, благодаря чему он получил прозвище «Крабовый король». Не удивительно, что столь влиятельный рыбопромышленник поддерживал контакт с разными дальневосточными губернаторами. Взаимодействовал он и с командой главы Сахалинской области Александра Хорошавина, хотя после его ареста старательно открещивался от этого факта. А вот своего сотрудничества с преемником Хорошавина, Олегом Кожемяко предприниматель не скрывал. К слову, при «царствовании» Кожемяко в Сахалинской области, в Невельске появилось предприятие по переработке и консервированию краба и другие городские сооружения.

Кожемяко пролоббировал и внесение изменений в правила рыболовства, согласно которым появились новые промысловые участки с шестимильной прибрежной зоной. При этом инфраструктуру по переработке и логистике данного промысла должны были обеспечить именно компании Кана и Пашова. Также был введен разрешительный билет от регулятора на промысел. При этом действовал так называемый исторический принцип распределения квот на добычу рыбы и краба. Разрешение на вылов определенных объемов получали компании, которые традиционно занимались этим промыслом, и если они не были замечены в нарушениях, то квота продлевалась автоматически. Таким образом, компании Кана фактически получали пожизненное разрешение и могли не опасаться новых конкурентов.

Кто-то вообще называл Кана главным игроком на рынке морепродуктов Сахалинской области. Якобы он решал, кто и где будет добывать краба, гребешка, морского ежа и трепанга. Поговаривали, что свои сбережения крабопромышленник держал в Японии и Корее. При этом в Японии, вблизи города Саппоро у него имелся загородный дом на берегу небольшой речки, а в южнокорейском Пусане имелись несколько офисов в небоскребах.

Основными компаниями Кана были «Монерон» и «Курильский универсальный комплекс». Суммарно компании владели квотами на добычу 9000 тонн краба. Олега Кымхаковича подозревали в махинациях при продажах краба через фирму «Монерон». Якобы официально продукцию декларировали для поставок панамской компании по одной стоимости, а фактически отгружали по значительно большей. Размер ущерба государству следствие оценивало в 200 млн. рублей.

Продолжил Кан свое общение с Кожемяко и когда тот возглавил другой дальневосточный регион – Приморский край. При его правлении компаниям, аффилированным с Олегом Кымхаковичем, удалось выкупить исторические здания «Владивостокского ГУМа» и ТК «Центральный» во Владивостоке у предыдущего приморского губернатора Сергея Дарькина. Сделка выглядела очень страной, так как здания Дарькин приобрел за символическую цену и буквально через год продал их за 100 млн. долларов. Кроме того, предприятия Кана купили доли квот на вылов камчатского краба в подзоне Приморье, заплатив за них почти 2 млрд. рублей.

Но если факт перемещения Кожемяко в Приморский край был на руку Олегу Кумхановичу, то появление нового губернатора на Сахалине стало для него фатальным. В губернаторском кресле оказалась креатура Сергея Кириенко - Валерий Лимаренко. Кремль не случайно прислал на Дальний Восток варяга, он должен был проконтролировать передел рыболовецкого бизнеса.

В первую очередь Лимаренко отменил «исторический принцип» распределения квот. Делалось это под заход «Русской рыбопромышленной компании» (РРПК), владельцем которой был зять Геннадия Тимченко, Глеб Франк. Кроме того, до весны 2018 года совладельцем РРПК был Максим Воробьев, брат губернатора Подмосковья - Андрея Воробьева. Рынок краба действительно потерпел серьезный передел. Лимаренко обеспечил компании Франка нескольких аукционов на квоты по добыче краба, после чего ее прибыль выросла до 22 млрд. рублей.

С это момента у Кана начались проблемы. В начале 2018 года, одно из его рыболовецких судов, отплывшее от берегов Южной Кореи и направлявшееся в российский порт, пропало в Японском море. Судно не было обнаружено, предположительно оно затонуло, а члены экипажа погибли. После этого события, деятельность «крабового короля» Сахалина, привлекла пристальное внимание СМИ. Про Олега Кымхаковича был снят разоблачительный документальный фильм на одном из федеральных каналов, а УФСБ РФ по Сахалинской области обнаружило в компаниях, связанных с Каном, контрабанду.

В результате комплекса оперативно-розыскных мероприятий были получены сведения о том, что с начала двухтысячных годов в Дальневосточном федеральном округе действовала организованная группа лиц, которые занимались контрабандой камчатского краба. При этом использовались документы, содержащие недостоверные сведения о товарах. Прошли обыски ФНС и ФСБ и в офисах сети магазинов «Красная икра», которая также была связана с Каном. Было сделано предположение, что более низкие цены «Красной икры» по сравнению с ее конкурентами, формировались за счет нелегальной продукции.

Кроме того, в августе 2019 года пограничное управление ФСБ по Восточному арктическому району в арбитраже Приморского края взыскала с аффилированной с Каном компания «Шумшу» 1 млн. рублей ущерба, который был причинен «незаконным выловом водных биологических ресурсов». В конце того же года «Шумшу» подала иск в суд к министерству сельского хозяйства, и требовала взыскать с ведомства убытки – 1. 48 млрд. рублей. Заявлялось, что эти деньги компания потеряла якобы из-за переформатирования рынка под Глеба Франка.

Но самое главное, что ход получило старое дело об убийстве конкурента Олега Кымхаковича, Валерия Пхиденко. Прибывший из Читинской области Пхиденко долгое время работал на Сахалине капитаном рыболовных судов, но затем открыл собственную фирму и начал вылов краба. В 2010 году Валерию Пхиденко предложили возглавить крупную рыбопромышленную компанию, для чего он прибыл во Владивосток, а оттуда направился загород, чтобы подписать документы, но по дороге его застрелили.

Сразу после убийства Пхиденко, Олег Кан покинул страну и был объявлен в международный розыск. Однако, через год он вернулся, а дело было закрыто. И вот теперь дело реанимировали, передав его из Сахалина в центральный аппарат Следственного комитета. Кан снова бежал на Восток, после чего был заочно арестован. Арест был наложен и на его компании и личное имущество — в том числе на имущество «Монерона».

Звучали предположения, что спасать свой бизнес Кан собирался через сенатора от Республики Тыва Людмилу Нарусову и ее дочь, штатную оппозиционерку - Ксению Собчак. И действительно, в апреле 2020 года Нарусова ходатайствовала перед министром сельского хозяйства Дмитрием Патрушевым за включение группы компаний «Монерон» в список системообразующих предприятий. Изначально рыбный холдинг попал в этот список, однако уже в мае исчез из него, но зато в нем оказалась «Русская рыбопромышленная компания» - Франка.

Как выяснилось, сенаторша старалась ради крупной сделки своей дочери. Ксения Собчак и ее бизнес-партнер супруга бывшего вице-президента «Роснефти» Елена Соглаева хотели выкупить доли в «Монероне» и «Курильском универсальном комплексе». Однако, сделка сорвалась, из-за того, что активы были арестованы. Собчак и Соглаева жаловались Нарусовой, а также главе Следственного комитета Александру Бастрыкину и генпрокурору Игорю Краснову. Нарусова даже обратилась к председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву, стараясь доказать, что «Монерон» принадлежит Пашову, а не Кану.

В конце июля Сахалинский областной суд снял арест с активов КУКа и «Монерона». Впрочем, уже тогда Собчак объявила, что сделка «не сложилась», а на крабовом бизнесе она «ни копейки не заработала». А уже в августе суд снова наложил арест на имущество предприятий из-за подозрений в уклонении от уплаты налогов на сумму свыше 4 млрд. рублей.

В скором времени появилось и открытое письмо Кана к Александру Бастрыкину. В нем он сообщал, что стоял у истоков развития крабодобывающей отрасли, но уже отошел от дел. Он настаивал на том, что в крабовой отрасли он «достаточно наработался» и сейчас занят только лишь меценатством. Свои компании, по словам опального бизнесмена, он передал родственникам, и теперь он не более чем советник «со свободным графиком работы» в одной из рыбодобывающих компаний. В письме Бастрыкину Кан не называл конкретных заказчиков, в интересах которых якобы действуют следователи. Зато в интервью «Ведомостям» он рассказал, что его проблемы с законом обострились после переговоров о продаже крабового бизнеса с Глебом Франком.

Сегодня на Дальнем Востоке наблюдается глобальный передел бизнеса и в первую очередь это касается рыбного и крабового промысла. Олигархи близкие к власти федеральной решили потеснить олигархов местных. Олег Кымхакович Кан оказался одним из тех, кого этот передел не мог обойти стороной. Еще в 1990-е годы он «ходил» под «криминальным губернатором» Сахалинской области, а впоследствии и сам стал дальневосточным «крабовым королем», подмяв под себя одну из самых прибыльных отраслей региона. Теперь Олег Кымхакович испытал на себе те же методы, которые некогда применял он сам, чтобы убрать своих конкурентов. Находясь под уголовным преследованием, Кан бежал из страны, и все же он не оставляет надежды, отвоевать свой прибыльный, но, видимо, не всегда законный бизнес.

Компромат

  1. Самый богатый депутат России и крабовый король: кто такой Дмитрий Пашов, бизнес которого пытается купить Собчак