ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

Для связи: Главный редактор → press@kompromat.wiki | Отдел PR и СМИ → pr@garant.cc

Воеводин «отвоевался»?

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
Источник: УтроNewsАвтор: Геннадий Кузнецов
118
Михаил Шелков

07.05.2020Михаил Шелков проводил многолетнего директора «ВСМПО-Ависмы» с поста, чтобы скрыть следы возможных махинаций с кредитами предприятия?

Михаил Воеводин, порядка 11 лет занимавший пост генерального директора корпорации «ВСМПО-Ависма», неожиданно написал заявление об уходе.

Его полномочия будет исполнять заместитель Максим Кузюк — сегодня у него должен быть первый рабочий день в новой ипостаси. И это несмотря на то, что полномочия Воеводина буквально недавно, 13 апреля, продлили на три года. С чего бы такие неожиданные изменения?

Эксперты выдвигают версию, согласно которой за отставкой Воеводина скорее всего стоят дела заместителя председателя совета директоров Михаила Шелкова. Человека, которого называют близким соратником главы «Ростеха» Сергея Чемезова. Именно Шелков по слухам является одним из ключевых бенефициаров предприятия.

«ВСПМО-Ависма» — крупнейший мировой производитель титана, клиентами которого являются такие корпорации, как Boeing, Airbus и Embraer. Кроме того, это один из крупнейших налогоплательщиков Свердловской области — с деньгами там проблем быть не должно.

Сейчас 25% плюс одна акция принадлежит дочерней структуре «Ростеха» Сергея Чемезова, ООО «РТ-Развитие бизнеса». Под Чемезовым корпорация оказалась вместе с Оборонэкспортом во время консолидации активов в новую госкорпорацию.

Чемезов же занимает пост председателя Совета директоров компании. Он же, Чемезов, может считаться одним из главных лоббистов»Ависмы» и её дочерних предприятий. Зачем ему и Шелкову так резко убирать Воеводина? Тот проворовался?

Долги на долгах

Аналитики называют вероятную причину — колоссальная закредитованность предприятия. Долги при Воеводине росли, как снежный ком, причем не всегда руководство могло внятно объяснить, зачем и куда идут эти кредиты. Якобы, часть из них через фирмы-прокладки могла выводиться на частные счета.

По слухам, в тяжёлой экономической ситуации, в которой оказалась страна, налоговики решили проверить финансовую подноготную предприятия. И вполне может быть, что нашли множество «скелетов в шкафах».

В 2016 году долговые обязательства «Ависмы» составляли 61,7 млрд рублей. В 2017 — уже 81,5 млрд (+32%), в 2018 — уже 97,9 млрд (+20%), а по итогам 2019 года составили 104 млрд рублей.

Dolg03-1.png

И это при постоянном росте выручки предприятия. В 2016 году она составила 76 млрд рублей, а в 2019 — уже 90,1 млрд рублей. Таким образом, долги «Ависмы» под вероятным контролем Шелкова и оперативном управлении Воеводина перегнали рост выручки и превысили его на 14 млрд рублей. Тут явно что-то не чисто.

Ключевые решения по набору новых долговых обязательств не могли проходить мимо Шелкова и Чемезова. Оба, как ключевые члены совета директоров, должны были такие решения если не подсказывать, то утверждать.

При этом из суммы в 114 млрд рублей кредиты и займы составили 107 млрд рублей. Из них необеспеченных банковских кредитов по долгосрочным долговым обязательствам — 75 млрд рублей, по краткосрочным — почти 29 млрд рублей.

Krediti-zaimi03-2.png

Куда могли пойти эти деньги? Сейчас большая часть предприятия принадлежит частному капиталу. «Ростех» владеет «Ависмой» через свою «дочку» ООО «РТ-Развитие бизнеса». А вот еще по 30% принадлежат двум киприским офшорам — Jivanta Ventures Limited и Cador Enterprises Limited.

Dergateli-akcii03-3.png

В 2017 году 5,2% акций корпорации принадлежали Шелкову через АО «Бизнес Альянс Компани», которая контролировала ООО «Промышленные инвестиции». А этот актив уже якобы контролировали названные офшоры.

Именно в этих офшорах, скорее всего, и зашиты интересы Шелкова и стоящего за ним Сергея Викторовича. Разумеется, их деятельность непрозрачна. Однако журналистам удалось узнать, что на обеих структурах также висят серьёзные долги.

Задолженность Cador Enterprises Limited на конец 2014 год (это последняя раскрытая отчетность) составляла $1 млрд, при этом сумма банковских кредитов равнялась $406 млн, а займы от акционеров («Промышленные инвестиции») и связанных компаний — $582 млн и $32 млн соответственно.

Dolg03-4.png

У Jivanta Ventures Limited был долг только перед акционером$318 млн.

Dolg03-5.png

Что там происходит на самом деле сейчас, и как вообще получилось, что одно из стратегических предприятий, крупнейший в мире производитель титана оказался «завязан» на иностранный капитал?

Как Шелков пришёл к успеху?

С Чемезовым Шелков познакомился еще во время работы в совете директоров Российского банка реконструкции и развития. В 2001 году он возглавил компанию «Оборонимпэкс» (позже переименована в «Проминвест»), созданную для управления рядом активов «Ростеха» Внешэкономбанка, в частности «ВСМПО-Ависмой».

До того, как попасть в руки «Ростеха» (тогда еще в виде ФГУП «Рособоронэкспорт») Чемезова и Шелкова, «Ависма» принадлежала бизнесменам Владиславу Тетюхину и Вячеславу Брешту. Незадолго до этого у них внезапно начались проблемы с правоохранителями. Проверки Генпрокуратуры, слухи об уходе от налогов…

И вот компания резко меняет владельцев, 66% попатает в руки «Рособоронэкспорта». Тогда же Шелков и Чемезов вошли в состав совета директоров. Поговаривают, что на Тетюхина и Брешта сильно надавили, и буквально вынудили «сдать» предприятие.

Однако, похоже, чисто государственным контролем над «Ависмой» Чемезов и Шелков не удовлетворились. В 2012 году Чемезов объявляет о желании найти стратегического инвестора. Еще до этого было предположение о том, что акции компании выкупит её топ-менеджмент.

Примерно так и получилось, правда инвесторы не заплатили ни копейки денег — расплатились с «Ростехом» долговыми обязательствами, которые перешли к госкорпрации Общая сумма переданной задолженности была порядка $495 млн.

Чтобы оформить сделку Михаил Шелков и Михаил Воеводин (гендиректор с 2009 года) создали совместное предприятие с «Газпромбанком» в долях 75% плюс одна акция на 25% минус одна акция (у «Ростеха» остается блокпакет «ВСМПО-Ависма»).

Из денег этого предприятия «Ростеху» ушло $180 млн, еще порядка $300 млн пошли на погашения задолженности перед ВТБ, который был одним из кредиторов предыдущей сделки с «ВСМПО-Ависма».

Таким образом, большая часть «Ависмы» оказалась в частных руках. Но в плане финансовой отчётности куда интересней дочерние предприятие структуры, а не головная. Именно через «дочки» все последние годы могли выводиться кредиты, которые набирала «Ависма» при Воеводине и Шелкове.

Например, «дочка» ООО «Авитранс», в которой работает всего шесть сотрудников за 2018 год заработала – минус 6,9 млрд рублей при выручке – 88 млн рублей. ООО «Управление Гостиниц» закончила 2018 год с убытком в 102 млн рублей, ООО «Октава» – с убытком в 268 млн рублей, АО «Урал Боинг Мануфэктуринг» – убыток 650 млн рублей, ООО «Авиакапитал-Сервис» – убыток 603 млн рублей, ООО ППИ «Защита» – минус 18 млн рублей.

И это при том, что помимо иностранных партнёров одним из ключевых контрагентов «Ависмы» является российское государство. Сумма госконтрактов этого предприятия превышает 6,4 млрд рублей.

Goszakupki03-6.png

В свете последних событий и оптимизации расходов это должно было, наконец, вызвать вопросы у надзорных органов. Вопрос, почему только сейчас?

Значительная часть средств с госконтрактов могла оседать в карманах того же Шелкова и других членов совета директоров. Только в 2014 году на выплаты дивидендов акционерам ушло 9,5 млрд рублей. На эти средства Шелков мог позволить себе жить, ни в чём не отказывая.

Например, покупать элитную недвижимость. Известно, что в 2017 году его компания «Бизнес Альянс Компани» купила земельный участок в Геленджике, где собирались строить пятизвёздочный отель с суммой инвестиций в 1 млрд рублей. Также Шелков остаётся акционером структуры Blackwood, у которой в управлении бизнес-парк Neopolis в новой Москве и самый дорогой столичный особняк — Villa Arbat за 4,19 млрд рублей.

Последний уже длительное время пытаются продать, но, видимо, больно уж заоблачная цена. Квадратный метр там стоит на 30% выше любой элитной московской недвижимости.

По слухам, вся затея с особняком пришла к Шелкову в рамках идеи о создании девелоперской компании в структуре «Ростеха». Но идея, что называется, не зашла. Поэтому Шелков решил особняк продать, но где бы он вообще взял деньги на такой дорогостоящий проект?

Впрочем, уже в 2018 году стало известно, что Михаил Шелков стал долларовым миллиардером. В интервью его не скрываясь называют «финансистом Чемезова», он вальяжно рассказывает о своём успехе и роли в нём Сергея Викторовича.

Всё это вызывает крайнее удивление. Чемезов – один из ключевых менеджеров государственных компаний в РФ, а Шелков должен быть одним из его ближайших сподвижников.

Вместе они могли наворотить таких дел на «Ависме», предварительно передав большую часть предприятия в в частные руки, что долги там превысили годовую выручку, а «дочки» оказались в глубоком минусе.

Зато самому Шелкову денег хватает на супердорогие особняки. И тут внезапно увольняют Воеводина. Шелков проводил какие-то операции его руками, а теперь над ним нависла опасность?