ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

По любым вопросам пишите на: press@kompromat.wiki

Торговля украинским оружием — бизнес Кремля. До сих пор?

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск

Источник: Скелет Автор: Ярослав Гармаш

Владимир Путин

11.04.2019Реальность мало похожа на приключения Виктора Бута, жизнеописание которого легло в основу голливудского блокбастера «Оружейный барон». Так же в незначительной степени отражают состояние дел в этой сфере недавние журналистские расследования моих украинских коллег. Торговля оружием обычно коррумпирована и связана с оргпреступностью. Как именно.

Я более трех лет изучаю отрасль торговли оружием, прежде всего, ее темную сторону — контрабанду, коррупционные сделки и другие незаконные или сомнительные сделки. Такие исследования стали более или менее регулярными, когда после одной моей публикации на эту тему я получил анонимное письмо (очевидно, от функционера из госконцерна «Укроборонпром», который явно преследовал какие-то личные цели), содержавшее скан-копии некоторых контрактов одного из предприятий концерна, которые указывали на огромные махинации в оборонной отрасли.

Немного раньше я ознакомился с основательным исследованием американской неправительственной организации C4ADS под названием Mapping Facilitators of Russian and Ukrainian Arms Transfers (Координаты российских и украинских поставок вооружений), опубликованное в сентябре 2013 года. Впоследствии, получая материалы как из открытых (в основном), так и из закрытых источников, я смог сформировать представление, как орудуют «оружейные бароны».

Теневую сторону торговли вооружениями (даже на формально «белых» вооруженных сделках, не только в Украине, но и на Западе, нередко лежит тень злоупотреблений — неоправданное завышение цен, «откаты» и прочая коррупция) — экосистема, которая находится в состоянии хрупкого равновесия и населена странными хищными существами, которые, когда возникают благоприятные условия, действуют как единый организм. Организационно, как и большинство мафиозных сообществ, они превращаются в картель.

Один из крупнейших и самых устойчивых оружейных картелей в мире известен западным разведкам под условным названием «Сеть «Одесса». Именно его впервые публично описали исследователи из проекта C4ADS.

Сеть «Одесса»

С момента приобретения независимости Украина стала одним из ведущих игроков на мировом рынке вооружений. Особенно высокие ступени она занимала в теневом его сегменте.

Начиная с 1991 года, формируется мафиозный картель «Сеть «Одесса». Его основой стали высокопоставленные выходцы из советской оборонной отрасли, торгового флота и т.д., и бизнесмены-авантюристы. Менее чем за десять лет «Одесса» превратилась в мощную транснациональную организацию с собственным флотом и логистической сетью, способной доставить практически любой товар почти в любую точку мира и в каких угодно объемах.

Как отмечают авторы Mapping Facilitators of Russian and Ukrainian Arms Transfers, главной гипотезой их исследования является предположение о том, что расположенные в Одессе фирмы были основой большинства поставок российских и украинских вооружений и ключевыми узлами в сети.

C4ADS, проанализировав связи в сети, пришел к выводу, что компании и персонал в Одессе находились (и в определенной степени находятся до сих пор. — прим. авт.) в центре сложного и запутанного механизма предприятий и лиц, целью которого является обеспечение поставок оружия в любом объеме в какую угодно заданную точку.

«Эти «гиперсвязи» включают в себя и другие компании Одессы и их партнеров за рубежом, — говорится в исследовании. — Мы считаем, что уникальный доступ одесских компаний ко всем необходимым компонентам — от крупнотоннажных судов и квалифицированных экипажей влиятельных чиновников оборонно-промышленного комплекса — помогает объяснить их выдающуюся роль в сумеречном мире торговцев оружием».

Исследователи отмечают, что морской бизнес Одессы — запутанный клубок фирм, дочерних компаний, совместных предприятий, персонала, общих помещений и оборудования, общих клиентов, родственных отношений и многих других составляющих. До некоторой степени бизнес так работает везде, осуществляя законные, полузаконные и незаконные сделки. Несмотря на это, «Сеть «Одесса» в свое время транспортировала оружия на миллиарды долларов в зоны, находящиеся под эмбарго, в зоны конфликтов и стратегическим конкурентам США (на самом деле кое-где сеть выполняет контракты и в интересах США. — прим. авт.).

Американские исследователи выделяют в сети несколько групп.

Группа Kaalbye.

C4ADS называет ее учредителями бывшего министра транспорта Украины Игоря Урбанского (отец народного депутата Александра Урбанского) и когда-то связанного с российским олигархом Борисом Березовским одесского бизнесмена Бориса Когана (умер в 2017-м).

Коган был также связан с наиболее влиятельными фигурами в российском оборонно-промышленном комплексе, включая топ-менеджмент концерна «Ростех». Наиболее известные «операции», в которых, по мнению американских исследователей, участвовали структуры из группы Kaalbye — продажа в Иран и Китай советских крылатых ракет из украинских арсеналов и тайные поставки российских ЗРК С-300 авторитарному режиму в Венесуэле.

Объединение Varamar, White Whale, Nortrop и Barwill.

Игорь Левитин

В той или иной степени к фирмам из этой группы причастны братья Александр и Андрей Варваренко, а также некий Андрей Полтавец. Суда, которые находились в управлении этой группы, были замечены в транспортировке российских вооружений и боеприпасов в Сирию и Уганду.

Отмечу, что примерно полтора года назад Александр Варваренко прислал мне электронное письмо, в котором категорически отрицал свою причастность и причастность кого-либо из членов его семьи к незаконной торговле оружием и «Сети «Одесса». Он не отрицает, что его компании занимаются транспортировкой вооружений, но подчеркнул, что участвует только в чисто легальных сделках. Бизнес же участников «Одессы» он в переписке назвал «бандитским».

Эта одесская компания стоит в центре группы других фирм, специализирующихся на военной логистике. Имеет глубокие связи с упомянутой выше Kaalbye и влиятельными лицами в оборонно-промышленном комплексе. Ее специализация — транспортно-экспедиционный бизнес, организация переброски товаров украинскими железными дорогами в порт и далее морем до места назначения.

Среди ее постоянных партнеров были замечены «Укрспецэкспорт», «Укринмаш», Минобороны Украины и израильская компания LR Avionics. Головная компания группы, как утверждает C4ADS, принадлежит Юрию Тупчию, Игорю Колесову и Александру Тарасику, которые до этого служили на госдолжности в области военно-морской логистики в Одессе.

Исследователи C4ADS отмечают, что в 1990-х Phoenix Shipping возглавлял некий Игорь Левитин, который впоследствии, в 2004-2012 годах возглавлял Минтранс РФ, а затем стал личным советником Владимира Путина. В C4ADS считают, что Phoenix Shipping вместе с другими участниками «Одессы» была причастна к поставкам вооружений в Южный Судан, где продолжается гражданская война.

Группа Альперина

Вадим Альперин

Вадим Альперин, одесский бизнесмен с израильским гражданством, известный также как «король контрабанды». В 2017 году его имя прогремело на всю Украину после неудачной попытки дать взятку в $800 тыс. детектива НАБУ, который расследовал сделки «короля контрабанды» на таможне. Вадим Альперин контролирует компании Waterlux AG и Tomex Team. Компании Waterlux AG принадлежало пресловутое судно Faina, которое перевозило украинские тяжелые вооружения и было захвачено сомалийскими пиратами.

В тему: Вадим Альперин. «Король» одесской контрабанды

Исследователи из C4ADS считают, что Вадим Альперин связан с сирийским бизнесменом с сомнительной репутацией Юсефом Харесом — личным советником бывшего президента Виктора Ющенко. Хареса также считали тесно связанным с одним из лидеров «русской мафии», Семеном Могилевичем.

«Сеть «Одесса» является одной из ключевых, а именно логистической звеном в сделках с оружием — как вполне легальных (кроме украинских и российских государственных вооруженных концернов, ее клиентами иногда выступают западные структуры), так и очевидно преступных. Однако нельзя упускать из виду финансовую и корпоративную составляющую оружейного картеля.

Финансовая сеть

Несмотря на то, что львиная доля офисов компаний из «Сети «Одесса» физически базируются в Одессе, а большинство их фактических основателей если не одесситы, то выходцы из этого города, де-юре владельцами этих юрлиц выступают LLP — limited liability partnership — общества с ограниченной ответственностью, подставные фирмы, разбросанные по оффшорам в разных уголках мира.

Но в центре этой глобальной «прачечной» стоит компания International Overseas Services (IOS), которая вместе с дружественными панамскими оффшорами Cascado AG и Systemo AG удовлетворяет (или, по крайней мере, до недавнего времени удовлетворяла) потребности в подставных фирмах для вывода и отмывания денег всех желающих с территории бывшего СССР — лидеров оргпреступности: коррумпированных чиновников, продажных силовиков и нечестных «совковых» бизнесменов, которые хотели уйти от налогов.

Оффшоры IOS были (и по моим данным в определенной степени до сих пор остаются) важной составляющей непосредственно «Сети «Одесса», что является ключевым звеном оружейного синдиката. Однако непосредственно коррупционные финансовые потоки в период Януковича были переформатированы в единую вертикаль.

Время «младоолигархов» Януковича

Если во времена Виктора Ющенко, откровенно слабого президента, коррумпированное окружение за спиной у лидера тянуло в разные стороны все, что плохо лежит, то команда Виктора Януковича, как только у нее дошли до того руки, принялась выстраивать в оборонной отрасли четкую вертикаль. В декабре 2010 года в рамках «административной реформы» был создан государственный концерн «Укроборонпром».

Он объединил под своей «крышей» не только оборонные заводы и конструкторские бюро, но и государственные компании-спецэкспортеры, такие как «Укрспецэкспорт», «Спецтехноэкспорт», «Укринмаш» и т.п., которые, собственно, и занимаются международной торговлей оружием якобы в интересах украинского государства.

В течение первых двух лет существования государственного оборонного гиганта в окружении Януковича шла более или менее оживленная борьба за контроль над ним. Чуть больше года возглавлял бывший директор «Укрспецэкспорта» Дмитрий Саламатин, который в 2012-м пошел на повышение и стал министром обороны.

В концерне его заменил бывший подчиненный по «Укрспецэкспорту» Дмитрий Перегудов. И как раз в то время достиг пика своего влияния возглавляемый Александром Януковичем, сыном тогдашнего президента, клан «младоолигархов». В поле их зрения попадали все более или менее прибыльные отрасли, поэтому «Укроборонпром» обойти своим вниманием они просто не могли.

По инициативе старшего сына Януковича, который в то время заручился поддержкой только что назначенного министра обороны Павла Лебедева, в 2012-м гендиректором «Укроборонпрома» был назначен выходец из Донецка Сергей Громов, бывший менеджер из структур Рината Ахметова.

Впрочем, «младоолигархи» дополнительно пристроили в госконцерн собственного «смотрящего» — Максима Глущенко, который был хорошим знакомым первого вице-премьера в правительстве Николая АзароваСергея Арбузова и партнером в нефтегазовом бизнесе эталонного «младоолигарха» Сергея Курченко. Благодаря таким связям Глущенко тогда даже получил в причастных кругах прозвище «оружейник Курченко».

Впрочем, приближенные к телу тогдашнего президента персонажи, так сказать, сидели на потоках, однако архитекторами коррупционных схем в «оборонке» они не были. Они стали «смотрящими», а основную работу по планированию и реализации выполняли руководители департаментов, управлений и отделов госкомпаний-спецэкспортеров вроде «Укрспецэкспорта».

Кстати, обычно это — не гориллоподобные бандиты или пузатые краснорожие директора советского образца, а достаточно молодые, 35-45 лет люди с хорошим образованием, знанием языков и международного права, так сказать, образованные авантюристы (можно, конечно, прямо сказать: образованные аферисты).

Чиновники от оборонпрома орудовали, если разобраться, по довольно простой схеме. При почти любом экспортном контракте (а до 2014-го большинство их были экспортными) в схеме появлялась зарубежная компания-агент, которая якобы по поручению спецэкспортера обеспечивала заключение сделки с иностранной стороной. Компания-агент обычно представляла собой офшорку с британской, саудовской или эмиратской юрисдикцией, записанную на «ответственного секретаря», без единой души в штате.

Все работы по подготовке соглашения на самом деле выполняли штатные укроборонпромовские «образованные авантюристы», а не оффшорный «агент», однако за его «услуги» платилось от 5% до 20% (бывало и больше) от суммы контракта на счет подставной оффшорной фирмы.

Впрочем, крупнейшие сделки, по которым «оружейная мафия» рассчитывала получить «профит» в десятки миллионов долларов, обычно срывались, причем с безумными скандалами (информированные источники утверждают, что палки в колеса нашим «комбинаторам» вставляли российские «коллеги»).

В 2009-м, в сумерках «оранжевого режима», ряд оборонных предприятий посредством государственной внешнеторговой фирмы «Прогресс» (также входит в состав «Укроборонпрома») заключила с Министерством обороны Ирака контракт на поставку партии военно-транспортных самолетов и БТР. Стоимость контракта — $557 млн. Из этой суммы $82 млн планировалось потратить на юридические консультационные услуги.

После 2010 года из тех $82 млн значительная часть — $30 млн — бесследно исчезла. Почти $10 млн были начислены за «консультационные услуги» оффшорной фирме Mirage Sar с офисами в Ливане и ОАЭ. Это несмотря на то, что полумиллиардный иракский контракт в конце концов был сорван и, казалось бы, консультанты своего вознаграждения не заслужили.

12 ноября 2013 года греческая береговая охрана задержала судно Nour M, везущее в Ливию (вопреки запрету Совбеза ООН) огромную партию боеприпасов стоимостью около $17 млн. Впоследствии выяснилось, что структуры «Укроборонпрома» по контракту с ливийскими военными должны были доставить в эту североафриканскую страну вооружения и боеприпасы на десятки миллионов долларов, впрочем, это соглашение, как и иракский контракт, было сорвано. Однако несмотря на это, фирма Mirage Sar, которая, как и в иракской истории, привлекалась в качестве «консультанта», получила свои $1,7 млн комиссионных.

С украинской стороны ливийское соглашение подписывали директора (ныне бывшие) «Укринмаша» и «Спецтехноэкспорта» Станислав Хош и Евгений Тришновский. Фирму Mirage Sar отдельные мои источники связывали с теперь уже бывшим советником Виктора Януковича Али Фаядом, родственником ведущего деятеля исламистской группировки «Хезболлах» (самого Али арабская пресса называла резидентом «Хезболлах» в Европе).

В 2014-м Фаяда по требованию ФБР арестовала полиция Чехии — ливанца обвинили в попытке продажи оружия колумбийской террористической организации FARС. Где-то через год Чехия была вынуждена Али Фаяда отпустить — в обмен на жизнь пятерых чешских граждан, захваченными исламистами в Ливане в качестве заложников.

Еще один пикантный штрих к этой истории: на судне Nour M, на котором доставляли боеприпасы из Украины в Ливию, греческие правоохранители обнаружили следы перевозки кокаина.

Эти примеры я привел, чтобы читатель имел представление, интересы каких «организаций» временами переплетались вокруг украинской торговли оружием.

По данным Генеральной прокуратуры, больше всего украинских вооружений было распродано до 2005 года. Сколько именно, на какую сумму и куда — пожалуй, мы точно уже никогда не узнаем, поскольку большая часть документации «потерялась». Если не учитывать этот период, то, по данным ГПУ, наиболее бойко торговали оружием при Ющенко — у армии забрали и продали бог знает куда вооружений на 2,073 млрд грн, тогда как во времена Януковича — на 1,071 млрд.

Впрочем, подчиненные Луценко не учитывают сделки Януковича, которые сорвались, так сказать, по независящим причинам. Стоимость только последней из них достигала более $500 млн, что по «довоенному» курсу в восемь гривен за доллар превышает 4 млрд грн.

В течение февраля-марта 2014 года, когда в страну пришла война, компании из структуры «Укроборонпрома» — «Спецтехноэкспорт» и «Укринмаш» — заключили контракты на поставку в Саудовскую Аравию вооружений более чем полмиллиарда долларов. «Комиссия» подставной фирмы Triangle Group Incorporated в этой сделке могла бы составить более $100 млн, но война и скандал в публичной плоскости внесли свои коррективы.

В самом соглашении, кроме коррупционной составляющей, “зрада” была куда большей. Дело в том, что танки советского образца, БМП, БТРы, управляемые ракеты и т.п., должны были отправить по тому контракту, не стояли, не стоят и не будут стоять на вооружении армии Саудовской Аравии. Поэтому можно только гадать, в чьих руках в конце концов могло оказаться оружие.

«Схематоз» в условиях войны

После начала российской агрессии изменилась как структура экспорта-импорта, так и ключевые клиенты оборонпрома. Основным покупателем стала украинская армия, а экспорт понемногу уменьшается в пользу импорта.

Схемы с подставными фирмами-агентами окончательно не исчезли. По крайней мере, в течение 2014, 2015 и 2016 годов возбуждались уголовные производства по экспортным контрактам, в которых фигурировали в качестве консультантов фиктивные оффшорные компании. В частности, в мае 2015 года «Укринмаш» в рамках договора на поставку армии Объединенных Арабских Эмиратов партии 23-мм снарядов к зенитным скорострельным пушкам стоимостью в $14,82 млн перечислил за фиктивные агентские услуги зарегистрированной в Шотландии офшорке Fuerteventura Inter LP $1,92 млн. Эту сделку, как и ряд других, пока расследует НАБУ.

Как указано выше, «Укроборонпром» все чаще заключает импортные контракты, чем экспортные. Здесь вы вряд ли увидите схемы с оффшорными фирмами-однодневками, но определенные нюансы есть.

Здесь вы вряд ли увидите схемы с оффшорными фирмами-однодневками, но определенные нюансы есть. Например, с 2014 по 2018 год за кулисами «Укроборонпрома» шла жестокая кулуарная борьба за то, кто станет основным поставщиком средств связи для ВСУ. Сначала победителем вышла израильская компания Elbit Systems, и у нее закупили большую партию раций более чем на $7 млн.

Однако впоследствии выяснилось, что средства связи, проданные израильтянами, не просто неидеальные в соотношении цена-качество — они аналогичны тем, что стоят на вооружении войск агрессора (что автоматически означает: россиянам не составит много проблем сломать шифры сил ООС). Поэтому «Укроборонпром» переориентировался на продукцию турецкого производителя Aselsan. Коррупционная составляющая этой истории осталась без внимания правоохранительных органов, однако еще в 2016-м говорили, что к ней причастен теперь уже бывший первый заместитель секретаря СНБО (Гладковский — Свинарчук — А).

Другой пример — импорт чешских БМП-1, который в прошлом вызвал большой скандал с подачи издания «Новое время».

Если коротко: «Укрооборонпром» купил через польскую компанию Wtorplast у чешской Excalibur Army боевые машины БМП-1, которые чехи, в свою очередь, приобрели у оборонного ведомства Швеции. Нарекания вызвало то, что на бумаге польскому Wtorplast от чехов БМП-1 достались по цене металлолома (примерно $20 тыс. за штуку), а «Укроборонпром» их купил где-то в десять раз дороже (подробности в публикации На краже Отечества — А).

Скандал довольно быстро уладили, ведь действительно, нашим оружейникам и их чешским партнерам пришлось пойти на хитрости, чтобы обойти преграды европейского законодательства, а реальная стоимость почти новой БМП-1 намного выше $20 тыс. за единицу. Однако, как у нас обычно бывает, за деревьями не заметили леса.

Excalibur Army, которая продала нам эти БМП, и с которой как госпредприятия «Укроборонпрома», так и некоторые частные разработчики вооружений договорились о сотрудничестве, входит в холдинг Czechoslovak Group чешского миллиардера Ярослава Стрнада.

Мало того, что деятельность этого бизнесмена на рынке вооружений иногда, скажем так, выглядит подозрительно (см. Исследование OCCRP). Он был основным спонсором избирательной кампании пророссийского президента Чехии Милоша Земана — политика, явно недружественного к Украине.

Нет, конечно, это не значит, что нам следует держаться подальше от Czechoslovak Group — это холдинг однозначно может помочь укреплению обороноспособности нашей страны (он имеет очень интересные для нас производственные мощности и технологии), и нам следует попытаться воспользоваться этой возможностью. Просто следует быть готовыми к последствиям, потому что в мире торговцев оружием жизнь изменчива, а последствия — неизбежны.

Отдельная история — новые образцы вооружения, которые продвигают для армии отдельные государственные предприятия и частные компании. Среди их предложений есть, в частности, не до конца доработанные образцы вооружений (некоторые из них пошли в серию и приносят головную боль нашим военным — как тот же миномет «Молот», броневик «Спартан», БПЛА Spectator и тому подобное. Правда, «сырость», по словам специалистов, — проблема любых новых образцов вооружений). Но также среди этих предложений есть и такие, необходимость в которых более чем сомнительна — например, беспилотные бронетранспортеры, самоходные минометы, заряжаемых со ствола, или квадрокоптер, вооруженный гранатометом. Несмотря на неоднозначность подобных проектов, их для заработка пытаются навязать армии, иногда с заметным успехом. Но это — тема для отдельной публикации.

В последнее время благодаря журналистским расследованием большую огласку приобрела тема коррупции при ремонте и модернизации вооружений (как для украинского войска, так и для иностранных заказчиков). Некоторым из причастных к «оборонке» этот скандал даже стоил работы и свободы. Но неприглядная картина состояния дел в этом сегменте была показана не в полной мере. А ситуация здесь следующая.

Не секрет, что наша оборонка производит далеко не все комплектующие. Комплектующие эти можно взять из старых запасов на складах, или же поискать на рынке. Склады как Минобороны, так и оборонных предприятий опустошались последние 20 лет. Пригодные образцы военной техники (после демилитаризации), не говоря уже о горах комплектующих, по остаточной цене (то есть, иногда дешевле металлолома) выкупили частные структуры, часто основанные выходцами из оборонной промышленности. А потом понемногу по мере необходимости продавали назад предприятиям оборонпрома, но уже по рыночным ценам. Началась война, спрос на подобный товар резко вырос, почти мгновенно возник огромный дефицит. А значит, цены подскочили до небес (а дефицит этот закрыть импортом из-за рубежа проблематично, ведь речь идет не о товарах широкого потребления, которые можно заказать на «Amazon» или «Ebay»).

Вместе с тем дала о себе знать отечественная бизнес-культура экономии на налогах. А цена вопроса для бизнеса здесь немалая. К примеру, по поставке партии каких-то запчастей, грубо говоря, на миллион, одного лишь НДС нужно заплатить 200 тысяч. И, как показывает реестр судебных решений, бизнес, задействованный в поставках для «оборонки», часто пытается налоги не платить.

Чуть ли не привычной стала практика, когда на тендеры предприятий «Укроборонпрома» реальная фирма-поставщик отправляет подставное ООО, записанное на алкоголика или неграмотного рома. А полученные после поставки по контракту деньги перебрасывает на конвертационную «площадку» — и выводит заработанное в наличные, избегая уплаты в госбюджет (стоит заметить, что участники сделок в «оборонке», судя по материалам уголовных производств — далеко не главная клиентура тех «площадок»).

«Схематозниками» движет «невидимая рука рынка», ведь стоимость услуг по выводу и отмыванию денег стоит в среднем 5%, максимум — 10% от суммы. Поэтому так выгоднее, чем честно платить налоги. К тому же, конечного бенефициара конвертационной схемы крайне сложно зафиксировать и привлечь к ответственности — обычно под суд попадают подставные лица.

Соответственно, большинство уголовных производств, связанных с «Укроборонпромом», открытые по фактам растраты государственных средств, фиктивного предпринимательства, уклонения от уплаты налогов и отмывания денег, а не чисто коррупционных деяний, таких как вымогательство и получение незаконной выгоды. Сейчас таких производств расследуется десятки, фигурантов в них — сотни.

Очень предприимчивые граждане, особенно те, что раньше были причастны к схемам к Оборонпрому, быстро сообразили, что на дефиците комплектующих для вооружений можно неплохо заработать, ввозя их из-за границы. Сейчас трудно оценить масштабы серого импорта товаров военного назначения.

Однако очевидно, что бывшие работники компаний «Укроборонпрома», которые годами наживались на экспортных схемах с оффшорными агентами, сейчас снова в игре. Имея связи с такими же дельцами в разных концах света, а также с чиновниками «Укроборонпрома», они знают, за что наши оружейники готовы платить бешеные деньги, и где это достать.

И очевидно получают — а потом привозят и собирают свои сливки с оборонного бюджета. В частности, одну из скандальных сделок по поставке оборудования для «Укроборонпрома», «авторство» которой приписывают сыну бывшего первого заместителя секретаря СНБО, на самом деле совершил через сеть подконтрольных подставных фирм экс-глава «Укринмаша», освобожденный от должности за коррупцию. Ирония в том, что если бы этот «мафиозо» вовремя не появился со своим предложением, у «Укроборонпрома» мог бы сорваться важный контракт (замечу: я не пытаюсь кого-то оправдать, просто констатирую непривлекательное состояние вещей).

В то же время, по моему мнению, изображенный представителями власти и принятый журналистами образ вооруженного контрабандиста-авантюриста, который на свой страх и риск тырит на территории России необходимые украинской обороне детали и везет их окольными тропами через границу, мягко говоря, несколько преувеличен.

Конечно, одиночки-авантюристы, вроде Игоря Кияшко, который пытался контрабандой вывезти из России комплект лопастей к двигателю истребителя МиГ-29 и (по версии ФСБ), а также похитить технологии новейшего РСК С-400, и попал в ловушку российских спецслужб — не исключение в реалиях торговли оружием. Но подобные люди — незваные гости на этом «празднике жизни».

Корабли, зафрахтованные компаниями «Сети «Одесса», начали доставлять «интересные» грузы не только из, но и в украинские порты. Причудливая сеть подставных офшорных фирм настроилась на сопровождение запутанных поставок для украинского оборонпрома. Не удивляйтесь, когда вдруг узнаете, что, например, танковые двигатели или лопасти вертолетов советского образца для Украины станет производить какое-то LLC, зарегистрированное карибским оффшором где-то в пригороде Дублина или Абу-Даби. Какая-нибудь бригада получит на вооружение партию почти новых боевых машин. Молодой успешный бизнесмен откроет новый модный ресторан в центре Киева.

Жизнь будет продолжаться. Война будет продолжаться. Оружие будет.

Если не сдадимся.