ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

По любым вопросам пишите на: press@kompromat.wiki

Тайна миллиардов сотрудника ФСБ Черкалина: кто и зачем платил полковнику

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск

Источник: MK Автор: Дарья Федотова

Кирилл Черкалин

02.06.2019Бывший владелец банка рассказал о печальных последствиях своего знакомства с арестованным чекистом

Таинственный начальник Управления «К» ФСБ России Кирилл Черкалин, побивший рекорд «золотого» полковника МВД Дмитрия Захарченко по сумме, обнаруженной в его квартире и на счетах, сегодня продолжает будоражить умы и вызывать массу вопросов. Пожалуй, главный из них, кто такой господин Черкалин, сумевший заработать и сколотить состояние в 12 миллиардов рублей на госбезопасности страны?

Приоткрыть завесу тайны согласился бизнесмен, считающий себя пострадавшим от деятельности Черкалина, — бывший владелец банка, у которого была отозвала лицензия. По словам собеседника, который пожелал остаться неизвестным, небольшой, но весьма успешный банк ликвидируется просто в отместку за отказ платить дань вымогателям в погонах.

От редакции:

25 апреля 2019 года полковник банковского отдела Управления «К» ФСБ РФ Кирилл Черкалин был задержан в своем рабочем кабинете. Ему выдвинули обвинения в неоднократном получении взятки. По версии следствия, с октября 2013 года по февраль 2015 года он получил от некого предпринимателя 850 тысяч долларов «за совершение действия и бездействия в пользу взяткодателя и коммерческой структуры, а также за общее покровительство».Следователи не исключают, что дело Черкалина будет дополнено и другими эпизодами получения взяток. В трех квартирах Черкалина, а также на его счетах оперативники обнаружили порядка 12 миллиардов рублей. В настоящее время экс-начальник банковского отдела ФСБ находится в СИЗО «Лефортово».

— Расскажите, пожалуйста, с чего началась ваша история?

— Эта история началась в декабре прошлого года. Среди наших клиентов поползли нехорошие слухи о том, что банк собираются за что-то наказывать. Сразу оговорюсь, состояние у нашего небольшого банка было очень хорошее, мы выполняли все нормативы, у нас был свой капитал, не было проблем с кредитным портфелем. Одним словом, финансовое состояние банка было отличным. Я попросил организовать встречу с директором департамента финансового мониторинга и валютного контроля Центробанка Юрием Полупановым (буквально на прошлой неделе ряд telegram-каналов сообщили о его возможном уходе, но официально на сайте ЦБ Полупанов числится в прежней должности. — «МК»). Эта встреча состоялась. Состоялась в ЦБ с официальным протоколом разговора в присутствии подчиненных Полупанова. Я ему объяснил ситуацию и причину, по которой попросил о встрече. Мне был дан ответ, что как таковых претензий к банку нет, показатели в норме. А через несколько дней состоялась моя первая встреча с главой второго отдела Управления «К» Кириллом Черкалиным.

— Кто был инициатором?

— Мне написал сам Черкалин и предложил встретиться в ресторане на 5-м этаже ЦУМа. Там с ним состоялся очень милый разговор. Черкалин показал некие документы и сообщил, что действительно готовится некое предписание.

— За что банку могли вынести такое предписание?

— Через некоторое время я получил информационное письмо. В деятельности нашего банка вроде как был обнаружен возросший в пять раз объем «плохого транзита». Если конкретнее, то, оказывается, наш клиент заплатил через наш банк другому клиенту, тот — третьему и т.д. Так вот из пятого банка и от неизвестного нам клиента куда-то ушли некие средства. Якобы «на покупку торговой выручки и вывода средств за рубеж»... Но мы-то тут при чем?

— То есть «плохого транзита» в вашем банкете не было?

— Чтобы вы понимали, транзит — это обычная операция для банка. И то, что нам ставили в вину — это как обвинять небо в том, что оно голубое, а воду — что она мокрая... Вообще критерии «плохого транзита» являются надуманными и оценочными. Кто и по каким признакам определяет, нормальные деньги или нет?

Что касается деятельности нашего банка, то фактическая база для его финансового анализа осталась прежней, изменились только выводы. Поэтому даже неясно, откуда взялся якобы выросший объем.

Александр Бортников
— На вашей встрече с Черкалиным были озвучены какие-либо условия решения проблем?

— Знаете, мне ранее знающие люди говорили, что действует некая группа, которая специально создает проблемы банкам и за определенную сумму предлагает «крышу». Конечно, такая «крыша» не срабатывает, лицензию все равно отзывают. Но на этом приключения не заканчиваются. Одним словом, похороны банка неизбежны, но перед тем, как похоронить, его еще и грабят... Но я до последнего не предполагал, что это как раз моя история. Пока Черкалин не предложил мне решить вопрос за 500 тысяч евро... Вот тогда у меня, как у собаки Павлова, возникла четкая ассоциация.

— А как Черкалин сумму вам обнародовал? Может, на салфетке написал?

— Нет. Прямо сказал, что за 500 тысяч евро он готов уладить вопрос. Он еще раз напомнил мне, что он — мой товарищ, которому ничего не надо. Деньги, с его слов, должны были пойти другим людям.

— Какое впечатление произвел на той встрече Черкалин?

— Дело в том, что я и ранее с ним встречался. Он всегда производил самое лучшее впечатление: милый, мягкий, обходительный человек. Черкалин умеет говорить, рассуждать, располагать к себе. Может много и долго рассуждать о том, как плохо живется в этой стране, как здесь душно и т.д. Абсолютно профессиональный вербовщик.

— Чем закончился тогда разговор? Вы согласились платить?

— Честно говоря, Черкалин меня огорошил таким предложением. Я сначала вспылил и сказал, что предписания мы будем оспаривать, потому что у банка всегда был нормальный рейтинг. Также в сердцах я заявил, что денег не дам, лучше закрою банк. Потом я немного пришел в себя, понял, что нужно вести определенную игру, потому что таким людям вот так отказывать нельзя. Я сказал, что должен посоветоваться со своими партнерами, и предложил перенести встречу.

— Что решили ваши партнеры?

— Партнеры со мной согласились и отказались платить мзду. Тогда же мы выработали определенную стратегию, что называется, включили плач еврейского народа, мол, заплатили бы, но денег нет.

— Денег и правда не было?

— Не то чтобы не было... Мы тогда были в хорошей форме, не проедали свой капитал, но еще бы чуть-чуть... Я ему все это объяснил.

— Черкалин проникся вашими мольбами?

— Так вышло, что как раз в это время партнер банка женил своего сына на дочери очень высокопоставленного чиновника. Это было громкое событие. И фото с дорогого праздника все-таки попали в прессу. Это мне Черкалин и припомнил. Так и сказал: «Говорите, что у вас нет денег, плачетесь, что нечем заплатить, а такие свадьбы закатываете...» Я попытался объяснить, что это семейные дела, к банку не имеют отношения, но мои доводы его не убедили. Чтобы как-то потянуть время и «замотать» вопрос, я начал обсуждать также предложение Черкалина о сотрудничестве. Я объяснял, что денег нет, но если нам создадут доходность, подскажут, как заработать, то мы готовы заплатить... В общем, я серьезно опасался и пытался максимально смягчить свой прямой отказ.

— Сколько всего в итоге состоялось встреч с Черкалиным?

— Всего было четыре встречи. Две в ресторане в ЦУМе, еще две в ресторане на Цветном бульваре, как я понимаю, недалеко от дома Черкалина.

— Там, где нашли миллионы?

— Видимо, да.

— Каков был итог этих встреч?

— Мы не дали взятку. И спустя некоторое время лицензия банка была отозвана. Мы узнали об этом за 3 дня до прихода в банк временной администрации ЦБ. Но мы успели расплатиться со всеми клиентами, вернули их деньги — и у нас остался только собственный капитал. В банк пришла временная администрация, никаких уголовных дел не возникло. Так как у нас не обнаружилось ни малейшего признака банкротства, то суд отправил банк на ликвидацию.

— Вы обращались за помощью к Черкалину, когда узнали об отзыве лицензии?

— Да, как только узнал эту новость, написал Черкалину, мол, как же так. Тот тут же ответил, что отзыв лицензии — это требование банковского надзора. Потом он сообщил мне, что банк отстоять не удалось. Уже позже я узнал, что Черкалин лично подавал оперативные материалы на отзыв лицензии...— То есть вам «отплатили» таким образом?

— Да. Более того, после отзыва лицензии знакомые в правоохранительных органах сообщили мне, что у банковского отдела ФСБ есть претензии, причем персонально ко мне. Черкалиным вроде как давались распоряжения, как официальные, так и неофициальные. Тогда я решил на некоторое время уехать из страны.

— Что за распоряжения?

— Например, обращение в МВД — найти хоть что-нибудь на менеджеров и собственников банка. При этом в письме не было ни одного факта о правонарушениях. Другими словами, на нас требовали найти компромат.

— Вы не боитесь возвращаться?

— У меня есть неофициальная информация, что странное поручение «найти хоть что-нибудь» не исполняют. А теперь более того, пересматривают все поручения Черкалина. Поэтому я решился вернуться. Кроме того, после задержания Черкалина я намерен обнародовать всю информацию, которая мне известна. Я уже подал два иска в арбитражный суд — на временную администрацию ЦБ, которая не оспорила приказ об отзыве лицензии. Также обратился в ФСБ с заявлением, и на имя Бортникова.

— Как вы считаете, сколько еще банков столкнулись с подобной ситуацией?

— Мне так трудно судить. Но я точно знаю, что я не один, потому что, судя по всему, технология вымогательства и вынуждения дачи взятки продумана и отработана до мелочей. Все делается легко и очень технологично. На мой взгляд такое возможно, когда есть большой опыт и практика. Кроме того, о сценарии, который провернули с моим банком, мне ранее неоднократно рассказывали сотрудники безопасности.

— Рекорд Кирилла Черкалина — 12 млрд рублей, которые были найдены в его квартире на Цветном бульваре, — откуда? У вас есть предположения?

— По этому вопросу я кое-что предполагаю. Я думаю, что найденные деньги — это выручка, полученная от противоправных операций по обналичке и незаконному выводу средств за рубеж. Получается, рынок контролировали «главные борцы», сообразившие, что надо возглавить то, с чем невозможно бороться. При этом я не уверен, что задержанные Фролов и Васильева входили в группу Черкалина. Я думаю, что Черкалин, как действующий сотрудник ФСБ, крышевал банки совместно с некими высокопоставленными чинами.

— Вам что-нибудь известно об отношениях Черкалина и экс-главы банка «Югра» Алексея Хотина, который дал показания против сотрудника госбезопасности?

— Я знаю, что Черкалин довольно долго тесно общался с Хотиным. При этом отношения с Черкалиным не помешали посадке Хотина. Не исключаю, что он решил сдать главу «Югры» после того, как АСВ обнаружили серьезные нарушения в работе банка.

Но у Хотина имеются серьезные покровители в правоохранительных органах, вот теперь и последовало возмездие в виде задержания Черкалина. Эти действия со стороны службы госбезопасности говорят о том, что там активно зачищают «честь мундира».

— Ваш эпизод есть в деле Черкалина?

— Нет. Но я считаю себя пострадавшим, готов выступать в качестве свидетеля обвинения и в моих интересах, чтобы эпизод с моим банком лег в основу обвинения этого человека.