ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

Для связи: Главный редактор → press@kompromat.wiki | Отдел PR и СМИ → pr@garant.cc

Сечин отзывает активы домой?

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
Источник: УтроNewsАвтор: Ирина Соковых
128
Сергей Судариков

01.04.2021Глава «Роснефти» Игорь Сечин перекладывает «кошелек» поближе к дому?

Как сообщает корреспондент, Сергей Судариков, владеющий через офшор на Кипре инвестиционной компанией «Ленинградское адажио», поменял ее «смотрящего». Судариков контролирует ее сейчас не через офшор, а через принадлежащую ему же ИК «Регион». Смена юрисдикции «Ленинградского адажио» может быть связана с тем, что Сергей Судариков стал более пристально присматриваться к управляющим компании, и вообще озаботился необходимостью выводить свои активы из-под влияния ставшей уж слишком недружелюбной внешней среды.

Последнее слово – за «серым кардиналом»?

Конечно, господин Судариков не мог принять такое решение в одиночку. Хотя Сергей Николаевич и считается главным акционером «Региона», наиболее заинтересованной персоной в этих сделках на рынке называют «Роснефть» и непосредственно ее главу Игоря Сечина.

«Регион» управляет пенсионными активами нефтяного гиганта, а также пенсионными фондами «Будущее», «Телеком-Союз», «Социальное развитие» и «Образование», принадлежащими Павлу Ващенко, а также НПФ «Федерация». С передачей последнего под крышу «Региона» стоимость активов превысила 550 млрд руб.

Эвакуация запасов?

Кто таскает для Сечина каштаны?

«Регион» получил 55,6% инвесткомпани «Ленинградское адажио»[1]. «Адажио» позиционируется как многопрофильная ИК, но главным видом ее деятельности является управление пенсионными активами, хотя роль ее на этом рынке не была солирующей. Скорее всего, фирме отводилась задача собрать под одной крышей максимум негосударственных пенсионных фондов для того, чтобы «Региону» было удобнее осуществлять за ними присмотр.

«Ленинградскому адажио» принадлежит 49% НПФ «Будущее», который злые языки уже прозвали «кошельком Сечина». Принимая во внимание дамоклов меч санкций, нависший сейчас над любой российской компанией, Судариков должен считать выведение из-под удара всех денег, в которых заинтересован глава «Роснефти» своей главной задачей?

И это уже не первый случай, когда активы «Роснефти» (читай – его главы Игоря Сечина) спасаются, приобретаются или пополняются чужими руками. Вернее, через прохождение через несколько таких рук. Как утверждают[2], якобы 2014 году зарегистрированная в Люксембурге компания Long Term Investments Luxembourg приобрела 13% итальянского шинного гиганта Pirelli и ровно через восемь дней перепродала свежекупленные активы «Роснефти», благодаря чему Сечин вошел в состав Совета директоров европейского концерна.

Сделка породила большое подозрение у специалистов европейского Центра по изучению коррупции и организованной преступности, так вопрос прозрачности этой сделки вызывал немало сомнений. Long Term Investments Luxembourg создавалась фирмой «Долгосрочные инвестиции», принадлежащей 28-летней, нигде не работающей и никому не известной москвичке Айе Беловой. О ней самой почти ничего не известно, зато известно об ее отце, Сергее Белове – деловом партнере группы «Регион» и человеке, приближенном к Игорю Сечину. Белов имел деловые контакты и с Сергеем Судариковым, и с небезызвестным бизнесменом Валерием Михайловым (тот самый, что одолжил 2 млн. долларов для взятки министру Улюкаеву – нашумевшая в свое время история) и бывшим его партнером Павлом Ващенко, которого называют «человеком, сформированным Сечиным».

Некоторое время поработав в «Регионе», Ващенко завязал контакты с топ-менеджментом «Роснефти», якобы быстро оценил преимущества роли «неформального медиатора» между обеими структурами.

Ващенко нередко участвовал в сделках, проходивших в интересах этих аппетитных компаний. Не исключено, что именно он приложил руку и тому, что акции крупного производителя шин были вскоре выведены из активов «Роснефти» и оказались[3], как утверждает, у людей, близкими к ее руководству.

На это указывают следующие обстоятельства: за три года, начиная со дня учреждения, у ставшей владельцем производителя шин Long Term Investments Luxembourg сменилось несколько хозяев. В 2017 году им стал Сергей Судариков в лице ИК «Регион» (за это время, заметим в скобках, Pirelli принесла своим российским владельцам 3 млрд прибыли), в 2020-м компания была продана партнеру Сударикова Аркадию Мутавчи, кода-то руководившим «Предприятием по поставкам продукции Управления делами президента России» и несомненно, сохранившим влияние в нужных кругах. А в начале этого года владельцем 13% акций Pirelli вдруг оказался собственник Московского Кредитного банка Роман Авдеев, давно и плотно работающий с «Роснефтью» и даже оказывающей компании помощь в привлечении валютных кредитов, когда с ними стало сложно из-за введения западных санкций.

Выходит, прибыли от шинного концерна хорошо обогатили частных лиц, связанных с «Роснефтью» – и нисколько не принесли самой государственной компании?

На покой с большой мошной?

История с Pirelli хорошо укладывается в версию о том, что глава «Роснефти» Игорь Сечин, по слухам, собирающийся в скором времени «уйти на пенсию», делает все для того, чтобы аккумулировать активы, на которые имеет влияние. Хочет держать их, как можно ближе от себя – буквально на расстоянии протянутой руки – и иметь возможность в любой момент распорядиться ими, не считаясь с мнением западных партнеров на этот счет. Фигуры уровня Игоря Сечина обычно поступают так, чувствуя свою отставку или задумав уход на пенсию. Если это предположение верно, то в скором времени может затрещать бизнес губернаторов и прочих чиновников, так или иначе связанных с регионами, где работает «Роснефть».

А в первую очередь это, конечно, касается хозяина Независимой Нефтегазовой компании (ННК) Эдуарда Худайнатова, в начале февраля этого года прикупивших у «Роснефти» «Варьеганнефтегаз», «Северварьеганское», нефтегазодобывающее предприятие Нижневаторвска, «РН-Сахалинморнефтьгаз», «РН-Северная нефть»[4]. Вложивший в покупку этих и других активов не менее 3,7 млрд. дол. Худайнатов и продавших «Роснефти» несколько своих не мог не рассчитывать на дальнейшее совместное освоение месторождений рука об руку с «Роснефтью» – это вам не сел в купленный автомобиль и поехал. С отставкой или уходом Сечина разрушатся все связи и порвутся все приводные ремни, а на восстановление придется потратить не один месяц и даже год.

Кому-то стоит поторопиться.

Ссылки и сноски