ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

По любым вопросам пишите на: press@kompromat.wiki

Рейдерская операция или... просто кризис?

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Ока-инфо
Геннадий Козовой

26.10.2009Финансовая империя из Благовещенска поглотила «Эталонбанк» и захватила собственность серпуховской компании нефтепродуктов «Ока-Центр».

Намедни Генпрокуратура ответила на письмо Ассоциации российских банков. В этом письме банкиры жаловались на то, что сотрудники прокуратуры мешают им в одностороннем порядке менять процентные ставки в кредитных договорах. По мнению прокуроров, закон о банках, Гражданский кодекс такого права им не дают. Кроме того, ранее Конституционный суд запретил изменять ставки по депозитам в договорах о банковских вкладах, а это применимо и к кредитным договорам. Другими словами, изменять правила игры «менялам» запретили. Однако пока это касается только обычных граждан. А вот юридическим лицам не повезло. В частности, на днях «Серпуховская топливная компания» (СТК) и ее поручители по кредитному договору №116/ГБ/КК с «Эталонбанком» подверглись безжалостной атаке банкиров. В результате вся их собственность может уйти с молотка. А «непонятки» начались с повышения процентной ставки.

Менеджерам серпуховской компании, видимо, никто не говорил, что в мае жениться - всю жизнь маяться, а выбирать банк надо с опаской. Наверное, поэтому 22 мая 2008 года они и заключили с «Эталонбанком» кредитный договор, содержащий рутинные, но довольно опасные условия. На срок до 25 апреля 2011 года они взяли в долг четверть миллиарда рублей под 11,5% годовых (это 28 млн. 750 тыс. р. в год).

С одной стороны, ставка рефинансирования ЦБ составляла тогда 10,5%, а с другой - поручителями СТК выступили ООО «Ока-Центр» и ООО «Русказ-Ойл». Были заключены два договора поручительства, три - залога имущества и недвижимости и один - залога долей предприятия. Казалось, стороны ведут себя пристойно, и бизнес СТК (торговля нефтепродуктами) благодаря банку может развиваться. Раз в месяц необходимо было выплачивать около 2,4 млн. р., а также платить 4,1% комиссии за оказание услуг, связанных с обслуживанием договора. Деньги немалые.

Между тем, в самом «Эталонбанке» происходили процессы, на которые обратили внимание многие средства массовой информации, но не заметили серпуховские «нефтяники». Сразу надо отметить, что заимодавцы СТК имеют тенденцию «сливаться». В свое время «Эталонбанк» слился с «Желдорбанком» и «Масс-медиабанком», название которых с тех пор перестало упоминаться в прессе. И когда в феврале 2008 года стало известно, что в списке акционеров «Эталона» значится Геннадий Козовой, это вызвало пристальный интерес. Ведь Козовой - совладелец и руководитель компании «Распадская» (ее капитализация составляет около 100 миллиардов р.). В 2005 году он входил в «золотую сотню» журнала «Форбс». Он же - основной владелец компании «Евраз» и гендиректор «Южкузбассуголь». Примечательно, что интересы угольного магната в банке представил не кто иной, как его сын Артем. Тогда председатель совета директоров «УРСА Банка» Игорь Ким заявил, что хочет сделать «Эталонбанк» большим банком, ориентированным на малый и средний бизнес. Надо отметить также, что банк, давший деньги СТК, входил вместе с банками «УРСА Банк», «Восточный экспресс банк», «Южный регион» и «Ростпромстройбанк» в один банковский альянс.

Все эти события ясно говорили о том, что политика кредитора СТК может измениться в любой момент. Приоритеты могут быть пересмотрены. Так и произошло. Осенью 2008 года грянул кризис, стало снижаться потребление (и нефтепродуктов тоже), а Президент России Дмитрий Медведев призвал бизнес не пользоваться ситуацией и вести конкуренцию добросовестно. Однако именно в этот самый момент «Эталонбанк» в одностороннем порядке поднял своему заемщику процентную ставку - до 15,9%, или до 39 млн. 750 тыс. р. в год. Теперь СТК вынуждена была увеличить месячные платежи до 3,31 млн. р. Началась… маета.

Слияния и поглощения

В первую очередь возмутились такими изменениями поручители. Они не захотели играть по новым правилам. Учетная ставка Центробанка в то время поднялась всего на 0,5% и составляла 11%. И такое поведение «Эталонбанка» они расценили как удар под дых. Кому же это понравится? Однако это были еще цветочки. В банковском альянсе шли сложные процессы, и, наверное, только поэтому главный удар - пониже - был отсрочен. Но о нем можно было догадаться.

Сегодня на сайте члена альянса «УРСА Банка» написано: «Объединяются банки - выигрывают люди». Это сказано по поводу того, что в мае текущего года «УРСА Банк» не только поглотил одного из своих конкурентов – «МДМ Банк», но еще и присвоил себе его имя. Может быть, этот лозунг и справедлив в отношении тех людей, которые банками владеют, но по отношению к владельцам СТК он выглядит явной издевкой.

Дело в том, что в мае (тоже в мае!) первый зампред банка России Меликьян подписал согласование о том, что «Эталонбанк» присоединяется к другому банку, в котором членом совета директоров числится сын «угольщика»-магната Артем Козовой. Называется он «Восточный экспресс Банк». К нему переходят все права и обязанности, включая «оспариваемые обязательства».

Штаб-квартира «Восточного экспресс банка» находится в Благовещенске.

Главный удар

После этой «благой вести» об объединении и последовал главный удар по СТК. Не дожидаясь формального слияния, «Эталонбанк», который затем был заменен его правопреемником, обратился в суд с иском о разрыве договора и возвращении кредита, выданного год назад, в полном объеме. Хотя, заметим, до исполнения договора в апреле 2011 года оставалось еще около двух лет. Но только этим дело не ограничилось - удар оказался комбинированным. Истец потребовал обеспечить иск и наложить арест на долю, принадлежащую СТК, в уставном капитале... ООО «Ока-Центр».

Такое – «рейдерское» по своей сути - требование было, как говорится, на грани фола. И если бы суд согласился с «Эталоном», то серпуховские «нефтяники» могли оказаться в крайне щекотливом - по сравнению с истцом - положении. Ведь подобные меры по обеспечению иска влекут за собой не только материально-правовые ограничения, но и убытки. Правда, суд «агрессору» тогда отказал и констатировал: «Доводы заявителя носят предположительный характер и документально не обоснованы». Попытка сковать действия противной стороны успеха не принесла. Однако новая «экспрессивная» стратегия кредитора, как видно, отступлений не подразумевает.

Ответчик пробовал сопротивляться. Требования по иску были им признаны только в части. Это просроченные проценты в размере 3 млн. 371 тыс. 799 р., а также 87047 р. комиссионных. Кроме того, представитель СТК указал, что оснований для досрочного возврата суммы кредита не имеется, а доводы истца об ухудшении финансового состояния ООО «Серпуховская топливная компания» документально не обоснованы. Он также напомнил, что у СТК тоже есть должники и представил суду письма контрагентов о погашении ими задолженности до 1 ноября. Поэтому, дескать, вывод истца о невозврате кредита в согласованные сроки преждевремен. Кроме того, он указал, что в связи с увеличением процентной ставки поручители отозвали свои гарантии, поскольку не давали свое согласие отвечать за топливную компанию на условиях, увеличивающих их ответственность. Однако…

Расследование

Юристы банка постарались собрать каждую мелочь, которую только можно было вменить СТК и ее поручителям. В суд был представлен анализ финансового состояния СТК. В этой справке, свидетельствующей о проведенном расследовании, компания выглядела необязательной и постоянно нарушающей условия договора. Кроме того, выявленные показатели свидетельствовали об ухудшении ее финансового состояния и отсутствии источников дохода.

Долги со своих покупателей СТК получить не могла уже 527 дней. В основном в должниках у нее значилась только одна фирма. За ней числилось 80% долгов. К тому же сама СТК свои обязательства в срок не выполняла, и ее кредиторская задолженность выросла на 600 миллионов рублей. «Детективами» было зафиксировано также снижение выручки в 2,5 раза по сравнению с аналогичным периодом пре-дыдущего года. Несмотря на все это, СТК выступала даже спонсором акций организации «Наш любимый город». И главное. В решении суда зафиксировано, что гендиректор СТК Игорь Забавин сам подписал отзыв, в котором не только признает исковые требования в полном объеме, но и указывает на ухудшение финансового состояния.

Все это в целом и стало причиной того, чтобы банк на основании пункта 4.3. кредитного договора смог расторгнуть сделку в одностороннем порядке и потребовать свои деньги обратно. Арбитражный суд Московской области первой инстанции согласился с банкирами и вынес решение о расторжении договора и возврате основного долга с набежавшими процентами. Был также отклонен довод представителя ответчиков о прекращении поручительства ООО «Ока-Центр» и ООО «Русказ-Ойл». Поэтому платить долг они должны солидарно. Сумма составляет почти 260 миллионов р. Но и это не все.

В счет обеспечения исполнения обязательств «Серпуховской топливной компании» перед банком «Восточный экспресс» суд обратил взыскание на заложенное имущество фирмы «Ока-Центр». Находится оно в основном по адресу: Борисовское шоссе, склад светлых нефтепродуктов. Это - семь зданий под склад, резервуарный парк, железнодорожные пути, сливно-наливная эстакада, внутриплощадочные дороги, система технологических трубопроводов, а также ливневая канализация и колодцы, очистные сооружения, бетонный забор и стенки резервуарного парка, громоотводы, пожарные трубопроводы, колодцы и водоем.

В список этот также включены права аренды на два земельных участка сроком на 49 и 7 лет. Суд постановил продать все это на публичных торгах. Обращено взыскание и на 100% доли СТК в уставном капитале «Ока-Центр». И это не просто так. Если ее номинальная стоимость - всего 10 тысяч рублей, то на торгах ее начальная продажная цена, установленная судом, составит 190 миллионов рублей. Все пойдет с молотка.

Понятно, что такой плачевный исход не случаен. Бросаются в глаза слишком хорошие начальные условия кредита - сроком на три года и, конечно, процентная ставка, почти равная ставке рефинансирования ЦБ. Ясно и то, что изменение начальных условий рано или поздно произойдет и беспечность СТК в некоторых правовых вопросах неизбежно может выйти боком. Но шепчутся и о другом.

В частности есть мнение, что все это было «заманухой», что это - рейдерский захват, что это - происки конкурентов. Наверное, в наше время нельзя быть застрахованным от всего и такие версии имеют право на существование. Однако, как говорится, будем смотреть, кому это выгодно. В чьих руках окажется вся эта собственность? Если, конечно, дело дойдет до аукциона.