ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

Для связи: Главный редактор → press@kompromat.wiki | Отдел PR и СМИ → pr@garant.cc

По чьим карманам разошлись три «лишних» миллиона за поставку медтехники?

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Стриж
700
Александр Бречалов

17.07.2017Семейные кланы в руководстве регионального здравоохранения и нецелевое использование средств – таковы темы письма министра внутренних дел Удмуртии новому главе республики Александру Бречалову. В поле зрение правоохранителей попал руководитель территориального Фонда ОМС Сергей Шадрин и трое его родственников, включая главврача 1-й РКБ, депутата Госсовета УР Надежду Михайлову.

В нашем распоряжении оказалась копия письма министра МВД УР Александра Первухина от 24.05.2017 г. Письмо адресовано врио главы республики Александру Бречалову и подготовлено в рамках исполнения одного из пунктов некоего «Плана совместных мероприятий противодействию коррупции».

«В системе здравоохранения Удмуртской Республики сложилась порочная практика занятия должностей, находящихся в соподчинении друг другу, а равно осуществляющих надзорные функции в отношении друг друга, лицами, состоящими в родственных связях, что является прямым запретом антикоррупционного законодательства», - несколько витиевато говорится в письме.

В качестве примера «порочной практики» в документе фигурирует «шадринско-михайловский клан» в лице четырех руководящих родственников. В 2012 году Городскую клиническую больницу № 5 в Ижевске возглавил сын руководителя Территориального фонда обязательного медицинского страхования (ТФОМС) Сергея Шадрина. Естественно, родственные связи Шадрина-старшего и Шадрина-младшего не были секретом для окружающих, но в информации от главы МВД приводится и другой, менее очевидный для наблюдателей факт родства. Если верить письму, директор Ижевского межрайонного филиала ТФОМС УР Виктор Михайлов является не только подчиненным, но и двоюродным братом Сергея Шадрина. Кроме того, директор ижевского филиала оказался супругом главного врача Первой республиканской клинической больницы и депутата Госсовета УР (фракция «Единая Россия») Надежды Михайловой.

В Удмуртии довольно часты забастовки работников здравоохранения, но, по-видимому, руководителей Минздрава волнют другие, более "насущные" вопросы.

Как известно, Терфонд ОМС является основным источником финансирования республиканских медучреждений, а также обладает правом проверки эффективности и законности расходования ими денежных средств. Следовательно - делают выводы правоохранители - объективность проводившихся проверок 1-й РКБ и ГКБ №5, возглавляемых родственниками руководителя ТФОМС, «может быть поставлена под сомнение».

В письме упоминается отставленный Бречаловым министр здравоохранения Алексей Чуршин, ныне устроенный, по слухам, на должность одного из заместителей директора «Фармации» - республиканского ГУПа, специализирующегося на лекарственных поставках.

«Установлено, - говорится в письме, - что по существующей договоренности между бывшим министром здравоохранения УР Чуршиным А.Д., директором ТФОМС Шадриным С.Г. и главным врачом БУЗ УР ГКБ №5 МЗ УР Шадриным М.С., которые действовали вопреки установленным законом ограничениям, в 2014 г. была дважды осуществлена закупка дорогостоящего медицинского оборудования… для нужд возглавляемого Шадриным М.С. учреждения на денежные средств ТФОМС, не предусмотренные для расходования на указанные цели. С целью сокрытия противоправной деятельности оба раза поставленное в ГП №5 оборудование согласно документов, поданных в ТФОМС, представляло из себя три «запасных части» к аппаратам, хотя фактически поставлялось соответствующее оборудование в сборе. Чуршин А.Д., Шадрин С.Г. и Шадрин М.С., зная о таком запрете, подготовили соответствующие документы, способствующие совершению указанных сделок.

Согласно изложенным в письме выводам, «в результате указанных действий совершено нецелевое использование средств бюджета УР на сумму 8 561 380.0 руб.».

Этим нарушения не ограничились: «При проведении указанных аукционов допущены существенные нарушения антимонопольного законодательства в части сговора с поставщиком и ограничения конкуренции, в результате чего, оборудование приобретено по явно завышенной стоимости, превышение составило более 3 000 000 рублей».

Если это так, то можно сделать вывод, что речь идет не просто о нарушении формальных правил, так сказать, «в интересах дела», но и о возможном корыстном интересе должностных лиц, от которых зависел успех этих сделок. Три миллиона рублей «сверхприбыли» - серьезная сумма, которая могла быть соответствующим образом поделена.

В письме говорится, что в 2015 году в ходе плановой проверки ГП №5 упомянутые нарушения были выявлены сотрудниками контрольно-ревизионного управления ТФОМС по УР, но якобы «по указанию Шадрина С.Г.» в итоговый акт проверки не попали.

«Изложенные обстоятельства, - сообщает министр, - нашли отражения  в официальных материалах проверки, зарегистрированных в  КУСП ДЧ МВД по УР за №2784 от 19.04 2017 года».

Каким образом будут развиваться дальнейшие события? Восемь с половиной миллионов рублей считаются по российскому законодательству особо крупным размером нецелевого расходования средств (сумма, превышающая 7,5 млн руб.), а значит эпизод может уже квалифицироваться как уголовное преступление.

Согласно статье 285.2 УК РФ расходование средств государственных внебюджетных фондов должностным лицом на цели, «не соответствующие условиям, определенным законодательством Российской Федерации», совершенное в особо крупном размере, наказывается:

- штрафом в размере от 200 тысяч до 500 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет,
- либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или без такового,
- либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Год назад профсоюз «Действие» обращал внимание на ситуацию в Сарапульской ГБ №1, где, по странном стечению обстоятельств, тоже фигурировала сумма в 8,5 млн руб. и с нашей точки зрения, речь также могла идти о нецелевом использовании средств в особо крупном размере. Проверка специалистов минздрава УР и Территориального фонда ОМС выявила тогда следующее: «В связи с отсутствием лицензии на осуществление медицинской деятельности по инфекционному профилю у БУЗ УР «Сарапульская ГБ № 1 М3 УР» страховыми медицинским организациями не принято к оплате за январь-июнь 2016 г. 842 госпитализаций на сумму 8 504,3 тыс. руб. В результате финансовое обеспечение деятельности инфекционного отделения осуществлялось путем отвлечения средств ОМС. поступивших за медицинскую помощь, оказанную другими структурными подразделениями учреждения».

Другими словами, после того, как стараниями минздрава Удмуртии была «оптимизирована» Сарапульская инфекционная больница, а инфекционный стационар был передан в СГБ №1, его работа в объединенном учреждении осуществлялась… без государственной лицензии. Главврач СГБ №1 Елена Галанова, под крылом которой была проведена эта реорганизация, получается, не удосужилась принять своевременные меры. Естественно, ТФОМС отказался оплачивать услуги СГБ №1 за деятельность без лицензии. И необходимые средства для этого в размере 8,5 миллионов рублей направлялись за счет других подразделений больницы. Все это, по мнению активистов профсоюза, самым непосредственным образом сказалось на зарплатах части медицинского персонала и привело к острым трудовым конфликтам в больнице. Нами тогда были направлены в правительство Удмуртии и в правоохранительные органы письма, в которых обращалось внимание на наличие признаков уголовного правонарушения, однако, ожидаемой реакции не последовало.

Сама главврач Сарапульской ГБ №1 Елена Галанова в мае этого года была дисквалифицирована мировым судом Первомайского района Ижевска на шесть месяцев за умышленное невыполнение требований прокурора в ходе проверок нарушений трудового законодательства. Апелляция, поданная Галановой будет рассмотрена 21 августа, а в настоящее время она как ни в чем ни бывало, продолжает исполнять обязанности главврача. Вообще, создается ощущение, что администрация врио главы Удмуртии Александра Бречалова пока просто не знает, что делать с республиканским здравоохранением, в котором накопились острейшие проблемы, а кадровую политику продолжает определять прежняя команда.