ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

Для связи: Главный редактор → press@kompromat.wiki | Отдел PR и СМИ → pr@garant.cc

Пархаев Евгений Алексеевич

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
943
Пархаев Евгений Алексеевич

Пархаев Евгений Алексеевич - российский предприниматель и религиозный деятель, генеральный директор ООО «Художественное предприятие «Софрино» Русской православной церкви (1987—2018), управляющий гостиничным комплексом «Даниловская» Московского патриархата.

Биография

Пархаев Евгений Алексеевич, 19.06.1941 года рождения, уроженец Москвы.

Родственники. Жена: Пархаева Валентина Михайлова, 11.12.1974 года рождения. Валентина вторая жена. Занимается ведением домашнего хозяйства.

Дочь: Пархаева Наталья Евгеньевна, 25.11.1974 года рождения. Владелец подмосковной компании ООО «Оранжплюс» с уставным капиталом в 500 тыс. рублей. Компания занимается розничной торговлей. Наталья родилась от первого брака Пархаева. Сам Пархаев существование дочери не афиширует.

Сын: Пархаев Иван Евгеньевич, 05.02.2001 года рождения. Поступил в Московский государственный университет. Иван с детства присутствовал на различных торжественных мероприятиях своего отца. Многих сотрудников ХПП «Софрино» раздражало, что сын Пархаева повзрослев, стал разъезжать на дорогих автомобилях, в то время как у них самих были крайне невысокие зарплаты.

Награды. Пархаев Е. А. имеет церковные награды.

Трудовая деятельность

  • В 1965 году устроился рабочим в Московскую Патриархию, затем перешел в хозяйственное управление Московской Патриархии, где прошел путь от рядового сотрудника до начальника отдела снабжения.
  • Далее возглавил производственный отдел.
  • В 1987 году указом патриарха Пимена назначен директором «Софрино» с поручением реорганизовать предприятие. С целью получения зарубежного опыта управления крупными предприятиями, вскоре после назначения посетил Италию, Германию, Францию и Грецию.
  • В 1999 году безуспешно выдвигался кандидатом в депутаты Государственной Думы России по Пушкинскому избирательному округу № 113.
  • В 2013 году также был назначен директором гостиницы «Даниловская».
  • Кроме того, являлся куратором патриарших резиденций в Переделкине, Чистом переулке и Даниловском монастыре в Москве.
  • 28.07.2018 указом Патриарха Московского и всея Руси Кирилла был освобожден от должностей, занимаемых в организациях Русской православной церкви.

Связи/Партнеры

Гундяев Владимир Михайлович (Патриарх Кирилл), 20.11.1946 года рождения, патриарх Московский и всея Руси. Покровителями Пархаева были вначале патриарх Пимен, а затем патриарх Алексий II. Когда же патриархом стал Кирилл, позиции Пархаева в РПЦ были серьезно ослаблены. Даже несмотря на то, что в последние годы Пархаев нашел общий язык с патриархом, многие связывают его отставку с поста директора ХПП «Софрино» с позицией в отношении него Кирилла.

Зайцев Александр Викторович (архиепископ Тихон), 13.04.1967 года рождения, архиерей Русской православной церкви, архиепископ Подольский, управляющий Берлинско-Германской епархией. Архиепископ Тихон считается человеком патриарха Кирилла. Когда архиепископ Тихон возглавил финансово-хозяйственное управление РПЦ, то он забрал под себя большинство финансовых потоков, которые ранее находились под Пархаевым.

Малышев Дмитрий Константинович, 05.09.1968 года рождения, бывший председатель правления и совладелец банка «Софрино», президент Федерации парусного спорта Московской области. Пархаев знаком с Малышевым с начала 2000-х годов. Тогда малышевский банк был переименован в банк «Софрино» и через него проводились почти все финансовые потоки, связанные со стройкой и реставрацией церковных объектов. В 2014 году у банка была отобрана лицензия, а в 2017 году Малышев был объявлен в розыск и заочно арестован, его обвиняют в хищение 50 млн. рублей.

Мешалкин Валерий Вячеславович, 09.12.1967 года рождения, предприниматель. Мешалкин был еще одним банкиром, который благодаря усилиям Пархаева обслуживал организации и епархии РПЦ. Кроме того Пархаев способствовал тому, чтобы компании Мешалкина достались дорогостоящие реконструкции соборов РПЦ. В 2015 году в банке Мешалкина объявили о том, что кредитная организация не выдает вклады из-за проблем с ликвидностью. После этого РПЦ намеревалось выкупить банк у Мешалкина.

Потанин Владимир Олегович, 03.01.1963 года рождения, владелец и президент управляющей компании «Интеррос», генеральный директор ГМК «Норильский Никель». Потанин в 1990-е годы через Пархаева был тесно связан с церковным бизнесом. В частности в банках аффилированных с Потаниным открывались счета предприятий РПЦ.

Сечин Игорь Иванович, 07.09.1960 года рождения, главный исполнительный директор нефтегазовой компании ПАО «НК «Роснефть»». Отставку Пархаева с поста директора ХПП «Софрина», связывают с попыткой Сечина зайти в бизнес, связанный с Русской православной церковью.

Соломонов Леонид Алексеевич, 20.04.1963 года рождения, предприниматель. Соломонов приходится зятем Пархаева. Соломонов долгое время был дистрибьютером, а затем и производителем женских колготок. Развитию его бизнеса помогал и Пархаев, который использовал свои связи, чтобы расчистить рынок от конкурентов.

Сотникова Гульназ Ивановна, 21.09.1971 года рождения, президент холдинга АО «Вертэкс», президент Российского Благотворительного Фонда Примирения и Согласия, президент Классического пансиона МГУ им. М. В. Ломоносова. Сотникова давний бизнес-партнер Пархаева. Именно она способствовал назначению Пархаева директором гостиницы «Даниловская».

К информации

Евгений Алексеевич Пархаев родился в семье рабочих, в которой, помимо него самого, было еще два ребенка. Мальчику не исполнилось и месяца, когда его отец ушел на фронт, с которого так и не вернулся. Все хозяйство осталось на матери. Именно она, будучи глубоко верующей, привила своим детям веру в Бога. Окончив всего семь классов, Евгений был вынужден оставить школу и устроиться токарем на завод «Красный строитель». Затем Пархаев ушел в армию, а уволившись в запас, вернулся на родной завод.

Резкий поворот в судьбе Пархаева произошел после того, как он устроился рабочим в Московскую Патриархию. Примечательно, что собеседование с ним проводил будущий Патриарх Алексий II, который на тот момент был архиепископом Таллинским и Эстонским. Расторопного парня в скором времени перевели в Хозяйственное управление, где он дослужился до начальника отдела снабжения. Несмотря на отсутствие даже среднего специального образования, Евгений Алексеевич быстро уловил принципы работы. Главное было правильно осваивать поступающие на снабжение деньги и учитывать при этом личные пожелания начальства. За должную сообразительность церковный завхоз завоевал расположенность самого Патриарха Пимена, который впоследствии решил поставить его на другое денежное направление – в производственный отдел.

Евгений Алексеевич участвовал в восстановлении Троице-Сергиевой Лавры и строительстве Церковной мастерской в Алексеевском. К тому времени он стал фактически правой рукой Патриарха. То, каким именно образом Пархаев занимался строительством, иллюстрировали слухи о том, что он якобы попался на хищение и сбыте листовой меди, предназначавшейся на ремонт храмов. Его персоной тогда интересовались органы госбезопасности.

В начале 1970-х годов Пимен сумел выбить участок для строительства церковного завода в подмосковном поселке Софрино. У церковного руководства были большие планы на этот завод, поэтому Пархаев был направлен в Подмосковье наблюдать за стройкой. Когда же завод был открыт, Евгения Алексеевича оставили на нем помощником директора, а фактически «оком патриарха». С наступлением горбачевской перестройки, патриархия решила назначить Евгения Алексеевича директором предприятия, как человека способного проводить в жизнь новые коммерческие схемы.

В 1990 году патриархом стал покровитель Пархаева Алексий II, а еще через год произошел распад Советского Союза, который принес новый толчок бизнесу РПЦ. Со временем «Софрино» фактически стало монополистом на рынке производства церковной утвари и свечей, а для прихожан появилась сеть фирменных магазинов «Софрино». Завод выпускал не только предметы культа, но и сувенирную, а также полиграфическую продукцию, кроме того он боролся за заказы вроде пошива мантий для членов Конституционного суда. Позже РПЦ были созданы собственная гостиничная сеть для паломников «Даниловская», сеть православных аптек и даже телекоммуникационная компания АСВТ. Но это все пришло со временем, а на момент середины 1990-х годов одним из источников заработка РПЦ стала ни много ни мало реализация алкогольных напитков и табачных изделий.

РПЦ тогда ссылаясь на «бедственное положение» обратилась к Правительству с просьбой разрешить ей ввозить в страну подакцизные товары по линии гуманитарной помощи без уплаты таможенных пошлин. Подобное разрешения удалось протащить через тогдашнего вице-премьера Олега Давыдова, который к тому же возглавлял комиссию по гуманитарной помощи. Давыдов выделил церкви квоты на беспошлинный ввоз в страну табака.

Сигареты стали поступать в страну в качестве гуманитарного груза, а часть средств от их реализации (примерно 1 млрд. рублей в неделю) перечислялась на нужды церкви. Всего за время ведения церковью подобного бизнеса «набежало» целых 24 млрд. рублей. Однако, христианские предприниматели посчитали подобные доходы недостаточными и решили, что пришло время заняться импортом вина в страну. В 1996 году Давыдов также признал этот алкогольный напиток грузом гуманитарной помощи для нужд РПЦ. Пархаев активно участвовал в реализации сомнительного товара, а часть денег от продажи вина должна была пойти на реконструкцию ХПП «Софрино».

Продажа алкоголя была поставлена на поток через коммерческие фирмы «Эвихон», «Анис» и «Белан». Всего вина было продано на 70 - 80 млн. долларов. Заработанные Пархаевым деньги не шли ни в церковь, ни в государственной казну, в связи с чем Правительство выпустило постановление об отмене таможенных льгот на ввозимые в страну вино и сигареты. Однако данное постановление странным образом ни коснулось самого Евгения Алексеевича. Тогдашний первый зампред Государственного таможенного комитета Валерий Кругликов подтвердил льготы персонально ХПП «Софрино». Мало того, таможня разрешила Московскому акцизному посту оформлять грузы ХПП «Софрино» без предоплаты. Только за полтора месяца у предприятия образовалась задолженность за растаможивание в 14.2 млрд. рублей.

Буквально через несколько месяцев после того, как Кругликов подтвердил льготы «Софрино», он был уволен с формулировкой причины – «необоснованное предоставление льгот». Чиновник прекрасно понимал, что если продление льгот для «Софрино» он еще сумеет хоть как-то обосновать, то оформление грузов без предоплаты могло бы обернуться уголовным делом. Пархаев в срочном порядке успел погасить все долги ХПП «Софрино» за «растаможку». Некое ООО «Ламира» внесло на счет Московского акцизного таможенного поста в Мосбизнесбанке 665 тыс. долларов и 4.6 млрд. рублей наличными.

Откуда взялись деньги можно только предполагать, но связи Евгения Алексеевича позволяли ему выпутаться из этой истории. Деловыми партнерами Пархаева были весьма серьезные люди, в частности олигарх Владимир Потанин. Двух предпринимателей познакомил тогдашний митрополитом Калининградский и Смоленский Кирилл (Гундяев). Возглавляемый на тот момент митрополитом Кириллом отдел внешних церковных сношений Московского Патриарха и пархаевское «Софрино» учредили ТОО «Торговый дом «Софрино», счета которого были открыты в аффилированном с Потанином банке МФК. Кроме того ходили слухи, что через другой потанинский банк «Онэксим», митрополит Кирилл финансировал национал-патриотические движения, а сам Потанин способствовал нейтрализации конкурентов зятя Пархаева, который импортировал женские колготки в Россию. Именно в МФК ушел обеспечивавший Евгению Алексеевичу таможенные льготы Кругликов.

Правоохранительные органы заинтересовались не только Кругликовым, но и непосредственно предприятием Пархаева. Под давлением налоговых служб была закрыта сеть фирменных «софринских» киосков на московских вокзалах и в центре столицы. А под конец 1990-х годов закрылся и цех Софрино» в Алексеевском, после того, как там были проведены обыски главным управлением по борьбе с экономическими преступлениями.

Нарушения на заводе действительно были. Например, часть продукции никак не относилась к церковной утвари. При этом софринские изделия нередко закупались так называемыми «ходоками» и независимыми дистрибьюторами, которые миновали централизованную закупочную систему. Товар «внепланово» получали богатые центральные епархии, такие как Ярославская и Костромская, в которых софринская продукция составляла от 30 до 80 процентов ассортимента.

И все же «Софрино» благополучно пережило тот период турбулентности и продолжило приносить прибыль. Силами все того же Потанина Кругликов был назначен заместителем председателя Государственного налогового комитета России, после чего проверки пархаевского бизнеса прекратились. Сам Евгений Алексеевич также попытался попасть во власть, приняв участие в парламентских выборах 1999 года, однако успеха на них так и не снискал.

Дела «Софрина» вернулись к своим будням, а Евгений Алексеевич решил компенсировать «закрывшиеся» безакцизные коридоры, рядом новых направлений. В частности, Евгений Алексеевич начал свой заход в самую доходную сферу церковной экономики восстановление и строительство церквей. Он создал и возглавил Единую службу заказчика Московской патриархии, которая занялась, распределением около 4 млрд. рублей, ежегодно выделяемых из госбюджета на восстановление объектов РПЦ. Также Единая служба заказчика замкнула на себя работу с крупными спонсорами, жертвующими на восстановление храмов.

Примерно тогда же состоялось знакомство Пархаева с владельцем компании «Алюминконструкция» Дмитрием Малышевым, чей «Олд-банк» и стал той кредитной организацией, через которую проходили все финансовые потоки ремонтно-реставрационных работ. Банк получил новое название «Софрино», а его совет директоров возглавил Пархаев. Сам Малышев также получил новое назначение, став представителем Московской патриархии в органах государственной власти по вопросам финансирования проектных, ремонтных и реставрационных работ на объектах РПЦ. Вскоре созданные Малышевым строительные компании ООО «Финжилсервис» и ООО «Жилищно-строительная компания» стали одними из крупнейших подрядчиков РПЦ. Только за период с 2005 по 2008 год по программам восстановления храмов за счет госбюджета они выиграли более 50 тендеров на реставрацию церквей и других объектов, включая строительство новой резиденции патриарха в Переделкине и реставрацию здания Священного синода в Чистом переулке.

Второй православный банк создавался на базе «Эргобанка», который принадлежал владельцу «Энергомашкапитала» и другу Пархаева Валерию Мешалкину. Этот банк обслуживал счета более 60 организаций РПЦ из 18 епархий. Мешалкин же возглавлял корпорацию «Дмитровская», которая занималась реконструкцией соборов Троице-Сергиевой лавры, Ниловой пустыни, Свято-Тихоновского гуманитарного университета и других объектов православной церкви.

Чуть позже Пархаев возглавил и гостиничную сеть «Даниловская». Этому назначению способствовала Гюльназ Сотникова, возглавлявшая «Российский благотворительный фонд примирения и согласия». Эта дама была неоднократно уличена в попытках ввоза многомиллионной контрабанды. Правоохранительные органы обращали внимание на деятельность коммерческих организаций Сотниковой, но высокие покровители не давали ее в обиду.

Но в первую очередь, все эти направления для Пархаева были возможны благодаря высокому доверию к нему патриарха Алексия II. Однако в конце 2008 года Алексия II не стало, а уже спустя два месяца был избран новый патриарх Кирилл. Новоиспеченный предстоятель РПЦ решил восстановить ликвидированное Пархаевым финансово-хозяйственное управление РПЦ, во главе которого поставил человека из своей команды, настоятеля храма святителя Николая в Хамовниках отца Тихона.

Евгений Алексеевич не смог найти общего языка с новым начальством. Епископ Тихон в рамках выстраивания церковной вертикали власти, подчинил себе Единую службу заказчика Московской патриархии Пархаева, а также взял курс на разрушение монополии «Софрино», разрешив епархиям открывать самостоятельные производства. Кроме того, строительные компании Малышева и Мешалкина перестали побеждать в тендерах на восстановление храмов, а финансовые потоки были переведены из банка «Софрино» в банк «Пересвет», где в совете директоров ранее были патриарх Кирилл и сам Епископ Тихон. Мешалкин продал основную долю в «Эргобанке» новым партнерам, а Малышев вместо строительства занялся развитием сети газозаправочных станций для автомобилистов «Софрино-газ».

Епархии, державшие средства в банке «Софрино», по требованию епископа Тихона начали переводить счета в банк «Пересвет». Финансово-хозяйственное управление РПЦ без лишнего шума выкупило 19,9% акций банка «Пересвет» у московского нефтетрейдера Виталия Саввина, получив почти контрольный пакет (49.99%). Вскоре дела «Пересвета» резко пошли в гору, свои счета туда перевели не только епархии, но и госкомпании. В том числе в банк «Пересвет» были переведены все финансовые потоки программы строительства «200 храмов» шаговой доступности в спальных районах Москвы, которую возглавил все тот же Епископ Тихон. При этом организации, близкие к епископу Тихону, перестали обслуживать кредиты, взятые в банке «Софрино». Так, например, только через суд банку «Софрино» удалось вернуть кредит, взятый близкой патриарху компанией «ТРИСС-строй Переделкино. В итоги все закончилось тем, что в 2014 году Центробанк отозвал лицензию банка «Софрино».

Помимо финансовых проблем у Пархаева прибавились и репутационные в сети Интернет появляться компромат лично на него самого. Вначале фотограф, уволившийся из пресс-службы «Софрино», выложил фоторепортаж со дня рождения директора, которое поражало своим богатством. Спустя несколько лет появились новые кадры с очередного дня рождения, на который Пархаев заказал себе архитектурный торт стоимостью в миллион рублей в виде храма в Софрино.

К тому моменту сам Евгений Алексеевич уже был долларовым миллиардером, но только вот судя по зарплатам рядовых сотрудников, предприятие сложно было назвать процветающим. Поэтому софринских рабочих очень раздражали фотографии припаркованного возле завода автомобиля марки Lamborghini Aventado, принадлежавшего сыну директора, или наличие у самого Пархаева во владении большого количества подмосковной земли, на которой он построил коттеджные поселки. Возможно именно по этому, когда Евгений Алексеевич попытался пройти в муниципальную Общественную палату, рабочие ХПП «Софрино» отказались проголосовать за своего начальника.

Зато с патриархом Кириллом отношения у Пархаева все-таки наладились. Патриарх даже присутствовал на последних днях рождениях директора «Софрина». Тем неожиданней прогремела новость в 2018 году, когда в день торжеств 1030-летия Крещения Руси Евгений Алексеевич был освобожден от должностей, занимаемых в организациях Русской православной церкви. При этом отставка сопровождалась сливом в публичное пространства соответствующих документов патриархата и слухами о том, что перед этим была созвана целая комиссия, которая негативно оценила работу Пархаева на посту директора завода и гостиничного комплекса. Сам отставник протестовать по поводу решения Патриарха не стал и сделал вид, что принимал участие в его принятие.

Причиной же отставки называли вовсе не разборки внутри РПЦ, а интерес к церковному бизнесу главы «Роснефти» Игоря Сечина. Пархаева якобы разрабатывал неформальный советник Сечина, выходец из ФСБ генерал Олег Феоктистов. По данной версии собранные генералом и его группой материалы по финансовым схемам, обналичке, вывода средств и позволили уволить Пархаева, начать разгон его семейного клана. Сразу после отставки появилась информация о том, что в ХПП «Софрино» в Подмосковье прибыли сотрудники полиции. Вместе с тем, в пресс-службе ГУ МВД России по Московской области заявили, что не располагают информацией о проведении подобных мероприятий. Любопытно, что на смену Евгения Алексеевича пришел не человек патриарха, а капитан 1 ранга в запасе Григорий Антюфеев, который в свое принадлежал к команде экс-мэра Москвы Юрия Михайловича Лужкова. Патриарху Кириллу Антюфеев был знаком лишь по работе с Правительством Москвы.

Уход Евгения Алексеевича Пархаева со всех постов, которые он занимал в системе Русской православной церкви, может сулить серьезный передел всей церковной экономики. Ходят множество слухов о том, в чьих интересах будут перераспределяться финансовые потоки. Возможными бенефициарами называют самого Патриарха Кирилла, главу «Роснефти» Игоря Сечина, а также «лужковскую команду». Кроме того, ходят слухи, что государство само решило взять под контроль хозяйство РПЦ и вывести его из полутеневого состояния. Ведь автономность церкви с одной стороны и ее привилегированное положение с другой привели к тому, что бизнес в РПЦ стал благоприятной средой для различных серых схем, которыми вероятно и пользовался Пархаев.