ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

Для связи: Главный редактор → press@kompromat.wiki | Отдел PR и СМИ → pr@garant.cc
Приглашаем к сотрудничеству журналистов федеральных СМИ, аналитиков и инсайдеров. Пишите: press@kompromat.wiki

Марсель Юсупов и Дамир Камилов разводили под индейку

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Иголкин
785
Марсель Юсупов

22.03.2022Совладельцы Башкирского птицеводческого комплекса имени М. Гафури кинули кредиторов на 24 млрд руб.

В Башкирии расследуется деятельность Марселя Юсупова и Дамира Камилова – бывших совладельцев одного из крупнейших в России производителей мяса индейки БПК им. Гафури (бренд «Индюшкин»), которые, обанкротив предприятие, остались должны кредиторам 24 млрд руб. Масштаб предполагаемого мошенничества таков, что кредиторы просят подключиться к делу СК РФ. Примечательно, что один из «птицеводов», Марсель Юсупов, до этого успел побывать и депутатом Государственной Думы, и подозреваемым в организации заказного убийства.

С просьбой провести проверку в отношении бывших хозяев птицекомплекса к председателю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину недавно обратился один из кредиторов (копия заявления есть в редакции). Кредитор уверен, что действия Камилова и Юсупова носили явные признаки «преступлений, ответственность за которые предусмотрена ст. 159, 159.1, 159.2 Уголовного кодекса Российской Федерации» – то есть, мошенничества. Однако это обращение в правоохранительные органы по поводу БПК им. Гафури далеко не первое. Ещё в 2017 году Главное следственное управление (ГСУ) МВД РФ по Республике Башкортостан возбудило уголовное дело по аналогичному заявлению АО «Россельхозбанк», и там речь шла о 12 миллиардах рублей непогашенной задолженности. Всего же, по сумме арбитражных исков, находившихся в производстве после объявленного в 2017 году банкротства БПК им. Гафури и принадлежавшего Камилову ООО «Уралкапиталбанк» предприятия остались должны своим кредиторам более 24 млрд руб.

СПРАВКА

ООО «Башкирский птицеводческий комплекс имени М. Гафури» (БПК им. Гафури) до 2017 года принадлежало экс-владельцу Уралкапиталбанка (лицензия Банка России отозвана в 2018 году) Дамиру Феликсовичу Камилову и семье предпринимателя, экс-депутата Государственной думы РФ Марселя Харисовича Юсупова в равных долях – по 50%. В связи с избранием в 2007 году в Госдуму, Юсупов свою долю подарил своей дочери Нелли Марсельевне Юсуповой. Основным видом деятельности ООО являлось «разведение сельскохозяйственной птицы». Предприятие входило в тройку крупнейших производителей мяса индейки в России, однако в 2017 году начало испытывать очевидные экономические проблемы, и осенью его работа была заморожена. В 2017 году ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам инициировала процедуру банкротства в отношении БПК, а в марте 2018 года Арбитражный суд Башкирии признал предприятие банкротом. Крупнейшим кредитором БПК им. Гафури является Россельхозбанк, требования которого оцениваются в 12 млрд руб. Конкурсным управляющим должника назначен Рустем Саитгареев.

Для начала стоит пояснить, почему кредиторы так легко и охотно финансировали этот амбициозный проект.

Дело в том, что, во-первых, «Индюшкин» с самого начала был возведен властями Башкирии в ранг чуть ли не национального проекта. Ему оказывали всяческую поддержку и правительство республики и лично экс-президент Муртаза Рахимов. Более того, одним из ключевых инвесторов БПК им. Гафури стал благотворительный фонд Рахимова «Урал» (который практически потерял на банкротстве предприятия 4 млрд руб., однако пока что дело закончилось мировым соглашением). Бывший глава республики также лично контролировал строительство птицекомплекса, несколько раз приезжал на площадку в Мелеуз, и о таких поездках неизменно сообщали все республиканские СМИ[1]. То есть, инвесторы приносили деньги фактически под личные гарантии президента Башкортостана, а первым за его спиной стоял Марсель Юсупов – в то время депутат Госдумы, имевший беспрепятственный «доступ к телу».

Во-вторых, кредиторы в ходе судебных разбирательств приводили доводы о том, что вложение средств в БПК им. Гафури было элементарно выгодным. Юсупов и Камилов обещали выплачивать кредиторам от 10% годовых, что на фоне средних ставок 2014 года выглядело очень привлекательно. Собственники же БПК рисовали в прессе радужные картины того, как их птицекомплекс вот-вот станет крупнейшим производителем мяса индейки не только в Башкортостане, но и во всей России, и вообще, в Европе...

Однако президент Башкирии Рустэм Хамитов, в отличие от своего предшественника, довольно трезво оценил «таланты» Юсупова и Камилова. Комментируя[2] банкротство БПК им. Гафури, новый глава республики прямо сказал, что «собственники птицеводческого комплекса в погоне за масштабами не учли потребности рынка... Пришлось демпинговать, рушить экономическую модель. Это проблемы менеджмента, неумение правильно организовать работу».

Кредиторы же уверены, что дело не только, и не столько в экономических просчетах. Не случайно после вердикта о банкротстве в марте 2018 года корреспондент газеты «Коммерсант»[3] поинтересовался у арбитражного управляющего БПК им. Гафури Дмитрия Молина, «не было ли в действиях акционеров и руководства предприятия признаков вывода активов»? А МВД на тот момент по заявлению Россельхозбанка уже приступило к расследованию уголовного дела по факту хищения кредитных средств на предприятии. И вот еще одно заявление, копия которого имеется в нашем распоряжении, дает представление о том, как именно Юсупов и Камилов «дербанили» БПК им. Гафури.

«Дойные кредиторы» птицеразводчиков

Как сообщается в письме на имя руководителя СК РФ Александра Бастрыкина, 26 декабря 2014 года между БПК им. Гафури (заемщик) и ООО «Фармэллинрус» (займодавец) был под личное поручительство Камилова и Юсупова заключен договор займа на 675 млн руб. Эти средства были перечислены заемщику, однако впоследствии, по сути, похищены. Так, из заявления бывшего конкурсного управляющего Александра Иващенко стало известно, что из перечисленных «Фармэллинрус» 675 млн руб. 531,9 млн руб. были выведены на счета аффилированных с Дамиром Камиловым компаний. В частности, ОАО «Уральский капитал» было переведено - 289 млн руб., ООО «Лека» - 14 млн руб., ООО «Магнум» - 36 млн руб., ООО «Торговый дом «БПК» 192,9 млн руб. Все эти организации контролировались Камиловым и использовались им для вывода денежных средств на счета подконтрольных ему юридических и физических лиц, в том числе на зарубежные.

Примечательно, что, выводя деньги кредиторов из БПК, его собственники даже не пытались хоть как-то «шифроваться», прятаться за чужими вывесками или подставными учредителями. Вот, например, что можно найти в открытом реестре юридических лиц по запросу ОАО «Уральский капитал». ЕГРЮЛ наглядно показывает[4], что бизнесмен Камилов Дамир Феликсович, соучредитель ООО «БПК им. М. Гафури», являлся учредителем этого ОАО с 08.05.2014 по 25.06.2021. То есть, спокойно переводил деньги самому себе.

Shema-kamilov-yusupov.jpg

Или вот, например, ООО «Лека»[5] (ИНН 0277120450). Директором и единственным участником этого ООО 08.05.2014 по 13.03.2020 являлась Маркелова Елена Викторовна. И она же – вот совпадение! – бывший главный бухгалтер и член ревизионной комиссии ООО «УралКапиталБанк», принадлежавшего Дамиру Камилову. Доказательства этому также без труда можно найти в открытом доступе, например, в тексте официального сообщения[6] о проведении общего собрания участников ООО «УралКапиталБанк» от 4 апреля 2016 года. Банк Камилова был признан банкротом в июне 2018 года, и как писала[7] газета «Коммерсантъ», «отзывая его лицензию, ЦБ указывал в том числе на вложение денег вкладчиков в рискованные активы, связанные с бизнесом основного акционера, в частности, в Башкирский птицеводческий комплекс имени Гафури».

Столь же явные признаки аффилированности можно найти и во многих других «карманных» контрактах БПК им. М. Гафури. «На основании изложенного просим Вас провести проверку по указанным фактам, привлечь Камилова Д. Ф. к уголовной ответственности. – говорится в упомянутом выше письме кредитора в СК РФ. - По всем фактам просматривается, что банкротство БПК имени М. Гафури и Уралкапиталбанка, носило целенаправленный характер, просматривается заранее спланированные действия организованной преступной группы лиц».

Как выясняется, собственными деньгами в своем «бизнесе» по освоению кредитов Камилов и Юсупов не пользовались (не имели?) - все средства, полученные БПК имени М. Гафури, были заемными. В основном это были кредиты Россельхозбанка, субсидии Минсельхоза РФ по Башкортостану, займы юрлиц, а также денежные средства за поставленную продукцию, получаемые от ООО «Торговый дом «БПК», бывшего едва ли не единственным покупателем продукции БПК имени М. Гафури (через него реализовывалась большая ее часть).

БПК фактически не имел собственных денежных средств, а те, что поступали от кредиторов, зачастую в тот же день направлялись на счета подконтрольных совладельцам предприятия фирм. Либо использовались для «латания дыр». Например, полученные субсидии Минсельхоза Башкортостана шли на погашение основного долга, либо процентов по кредитам, перед Россельхозбанком. Это при том, что все денежные средства, получаемые БПК имени М. Гафури от Минсельхоза и Россельхозбанка носили целевой характер: предполагалось, что они будут направляться на развитие реального производства, но вместо этого они шли на оплату товаров и услуг и подконтрольных владельцам птицеводческого комплекса организаций. А это уже говорит о совершении преступлений, ответственность за которые предусмотрены ст. 159 УК РФ («мошенничество в особо крупном размере»), ст. 159.1 УК РФ («мошенничество в сфере кредитования»), ст. 159.2 УК РФ («мошенничество при получении выплат», в частности субсидий). Так что в действиях контролирующих ООО «БПК имени М. Гафури» лиц, усматриваются, по сути, действия организованной преступной группы.

Расчетные счета БПК имени М. Гафури, с помощью которых проводились соответствующие операции, были открыты в Уралкапиталбанке, мажоритарным акционером которого являлся Дамир Камилов. Аналогичные счета в этом банке были открыты и у подконтрольных ему организаций.

Удивительно, но набирая и не возвращая исправно миллиардные кредиты, в том числе субсидии правительства Башкортостана, БПК имени М. Гафури получало все новые и новые кредитные средства, при явном отсутствии соразмерного их обеспечения. И совсем неудивительно, что в результате задолженность не только не погашалась, а только возрастала как снежный ком.

Не секрет, что в рамках обычной хозяйственной деятельности любому предприятию, чтобы привлечь кредитные средства на развитие бизнеса, приходится пройти «семь кругов ада», но в нашем случае деньги почему-то сыпались на БПК имени М. Гафури, как из рога изобилия, без должного контроля со стороны как Россельхозбанка, так и правительства Республики Башкортостан. Хотя вот здесь как раз уместно вспомнить о чрезмерной лояльности Муртазы Рахимова к проекту, и о его личных визитах в Мелеуз.

«Неустановленные» известные лица

Как мы уже говорили выше, в 2017 году Главное следственное управление (ГСУ) МВД РФ по Республике Башкортостан возбудило уголовное дело по заявлению Россельхозбанка. Правда, в отношении… «неустановленных лиц». Хотя все эти «неустановленные» лица всем давно и хорошо известны. К тому же данное уголовное дело расследуется непозволительно долго, особенно если учесть, что все факты мошеннических действий со стороны контролирующих БПК имени М. Гафури лиц, лежат на поверхности и легко доказуемы при надлежащей работе правоохранительных органов. За годы следствия и судебных разбирательств можно было легко найти все денежные средства и определить всех их конечных получателей. Тут, как говорится, было бы желание… С заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении известных в этот деле лиц в правоохранительные органы Башкортостана неоднократно обращалась и государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов», но воз, как говорится, «и ныне там».

«Получается, что можно украсть, например, батон колбасы и получить реальный срок лишения свободы, а можно украсть кредитов на сотни миллионов и спокойно жить дальше, тем более что правоохранительные органы к тебе должного интереса не проявляют», - грустно иронизирует знакомый с ситуацией источник.

После того, как в 2018 году фактические собственники ООО «БПК имени М. Гафури» Дамир Камилов и Марсель Юсупов были признаны несостоятельными (банкротами), на предприятии была введена процедура реализации имущества. Конкурсными управляющими БПК (бывшим - Александром Иващенко, и нынешним - Рустемом Саитгареевым) имущество компании передано в аренду ООО «Птицеводческий комплекс «Урал». По условиям договора о размере арендной платы, заключенного БПК имени М. Гафури в рамках конкурсного производства, передача дохода в конкурсную массу должника от сдачи в аренду принадлежащего ему имущества не предусматривается – поскольку предприятие передано в аренду «за копейки», по цене ниже рыночной в сотни раз. Уже сам этот факт вызывает некоторые подозрения. Он свидетельствует либо о непрофессионализме, либо о заинтересованности (либо и о том, и о другом), людей, занимающихся конкурсным управлением. Юристы, к которым мы обратились за комментариями, в один голос говорят, что подобные сделки чаще всего свидетельствуют о нежелании осуществления действий, направленных на расчеты с кредиторами.

По некоторым оценкам, такими действиями (или бездействием) причинен огромный ущерб государству, юридическим и физическим лицам – более 20 млрд руб. К этому стоит прибавить еще 4 млрд руб., выделенных благотворительным фондом «Урал» Муртазы Рахимова, которые так же были выведены на счета предприятий, контролируемых Камиловым и Юсуповым. Отдельно стоит отметить, что в результате закрытия и банкротства птицекомплекса без работы и средств к существованию осталось более 600 сотрудников предприятия жителей города Мелеуза и Мелеузовского района Башкортостана, чьи интересы защитить было, по сути, некому.

Кредиторы считают, что ни суды, ни правоохранительные органы республики целенаправленно ни поиском, ни возвратом похищенных Юсуповым и Камиловым денежных средств, не занимаются. Что позволяет им продолжать заниматься своим обычным делом: входя в доверие к добросовестным контрагентам «кидать» их на деньги, выводя полученные средства на счета фирм, оформленных на своих родственников и ближайшее окружение.

Тут самое время вспомнить о том, что у одного из наших «героев» уже есть успешный опыт выхода сухим из воды. 5 апреля 2011 года «Новая газета» сообщила, что из оперативных баз данных МВД странным образом исчезла[8] информация об уголовном деле, которое было выделено из основного дела о заказном убийстве, и по которому Марсель Юсупов проходил организатором. Бывший депутат подозревался в организации в далеком 1995 году расправы над бизнесменом Владимиром Мусоровым, причем имя Марселя Юсупова как заказчика в ходе допроса прямым текстом назвал один из исполнителей убийства. В связи с этим Юсупов даже был объявлен в розыск, и пять лет скрывался.

Однако после того, как описавший его роль в убийстве приговор Челябинского суда в отношении киллеров прошел все инстанции и был окончательно утвержден Верховным судом, дело самого Юсупова при странных обстоятельствах закрыли за недоказанностью, - писала «Новая газета». Информации об факте привлечения Марселя Юсупова в качестве организатора заказного убийства не оказалось и в архивах ГУВД, где она должна храниться не менее 45 лет.

Ну, а депутат, как мы уже знаем, после этого решил стать знатным «птицеводом». И думается, при таких мощных связях как в правоохранительных органах, так и в бывшем руководстве Башкортостана, он с самого начала знал, что идет «разводить» не индейку, а доверчивых кредиторов.

Вместе с тем Марсель Юсупов умудрился подставить не только кредиторов, но и собственных детей. В частности, первая дочь экс-депутата Нелли Юсупова юридически обладала 50% доли в уставном капитале ООО «БПК имени М. Гафури» и проходит соответчиком в рамках дела о привлечении контролирующих БПК лиц к субсидиарной ответственности, хотя фактически никакой роли в деятельности предприятия не играла, Более того, в период времени, о котором идет речь, Нелли Юсупова была несовершеннолетней, и обучалась за границей.

Ссылки и сноски