ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

Для связи: Главный редактор → press@kompromat.wiki | Отдел PR и СМИ → pr@garant.cc

Лимонов Эдуард Вениаминович

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
115
Лимонов Эдуард Вениаминович

Лимонов Эдуард Вениаминович (Савенко) - русский писатель, поэт, публицист, российский политический деятель, бывший председатель запрещённой в России Национал-большевистской партии (НБП), нынешний председатель одноимённых партии и коалиции «Другая Россия» (коалиция в настоящий момент неактивна). Депутат и член совета Национальной Ассамблеи Российской Федерации (деятельность в которой была им приостановлена до созыва очной сессии). Автор популярных оппозиционных проектов 2000-х годов: «Другая Россия», Марш Несогласных, Национальная Ассамблея, «Стратегия-31». Автор концепции, организатор и постоянный участник «Стратегии-31» — гражданских акций протеста на Триумфальной площади Москвы в защиту 31 статьи Конституции РФ. Также автор «Стратегии-2011» по участию в выборах оппозиционных партий, несмотря на ограничения Минюста и Центральной избирательной комиссии. Инициатор Комитета национального спасения по уличному опротестованию парламентских выборов 2011 года как заведомо несвободных.

2 марта 2009 года Лимонов декларировал своё намерение стать единым кандидатом от оппозиции на выборах президента России 2012 года. Центризбирком РФ отказал ему в регистрации.

Биография

Лимонов Эдуард Вениаминович (Савенко), 22.02.1943 года рождения, уроженец г. Дзержинск Горьковской области.

Родственники. Первой гражданской женой Лимонова была Анна Моисеевна Рубинштейн — художница-экспрессионистка (повесилась в 1990 году).

Жена (вторая): Щапова де Карли Елена Сергеевна, 22.06.1950 года рождения, модель, литератор, первая русская манекенщица в Нью-Йорке. Именно после громкой свадьбы Щаповой и Лимонова, спецслужбы попросили их покинуть страну. После того, как они эмигрировали из Советского Союза в США, супруги в скором времени разошлись. Щапова выпустила книгу-воспоминание о Лимонове «Это я - Елена».

Жена (третья): Волкова Екатерина Юрьевна, 16.03.1974 года рождения, актриса. Лимонов расстался с Волковой, когда Екатерина была беременна дочерью.Вместе они прожили 12 лет, до 1995, когда расстались в Москве, однако официально не разводились до самой смерти Медведевой (2003). Лимонов находился в это время в Саратовской центральной тюрьме.

Четвёртая (гражданская) жена — Елизавета Блезе, была моложе Лимонова на 30 лет.

В 1998 году познакомился с 16-летней Настей Лысогор (Лимонову было 55 лет) и некоторое время жил со школьницей (окончательно они расстались в 2005 году).

Последней женой писателя стала актриса Екатерина Волкова, от которой у 63-летнего Лимонова впервые в жизни появились дети. 7 ноября 2006 года родился сын Богдан, а 17 июля 2008 — дочь Александра. Расстались в 2008 году. Спустя 10 лет после распада брака, в 2018 году, Волкова охарактеризовала Лимонова как «человека очень интеллигентного и скромного в домашней жизни», обладающего феноменальной мужской силой, с потрясающим юмором, который принёс в её жизнь «невероятное счастье»; вместе с тем отметила его полную неприспособленность к семейному быту. Бывшая супруга не создавала Лимонову проблем в общении с детьми, в воспитании которых писатель принимает деятельное участие.

Трудовая деятельность

  • Трудовую деятельность начал в 17 лет. Работал грузчиком, монтажником-высотником, строителем, сталеваром, завальщиком шихты, обрубщиком, книгоношей в книжном магазине.
  • Стихи начал писать в 1958 году. В 1963 году принимал участие в рабочей забастовке против снижения расценок.
  • С 1964 года занялся пошивом джинсов и обшивал харьковскую, а затем московскую интеллигенцию (сшил джинсы в том числе «скульптору Неизвестному и поэту Окуджаве») вплоть до отъезда из СССР.
  • С 1967 по 1974 год проживал в Москве. Стихи писал до начала 1980-х годов, затем занялся прозой, потом журналистикой. Псевдоним «Лимонов» придумал художник-карикатурист Вагрич Бахчанян.
  • В 1975—1976 годах работал корректором в нью-йоркской газете «Новое русское слово». В русской эмигрантской прессе писал обличительные статьи против капитализма и буржуазного образа жизни. Принимал участие в деятельности Социалистической рабочей партии США. В связи с этим вызывался на допросы в ФБР.
  • В мае 1976 года приковал себя наручниками к зданию «New York Times», требуя публикации своих статей.
  • В 1976 московская газета «Неделя» перепечатала из «Нового русского слова» опубликованную в сентябре 1974 года статью Лимонова «Разочарование». В связи с публикацией этой статьи в СССР последовало увольнение из «Нового русского слова». Это была первая (и единственная до 1989 года) публикация Лимонова в СССР.
  • В 1980 году переехал во Францию, где работал во французском коммунистическом журнале «Революсьон».
  • В 1987 году получил гражданство Франции.
  • В начале 1990-х годов возвратился в Россию. В эти годы печатался в газетах «Советская Россия», «Известия» и «Новый Взгляд».
  • В 1993 году основал Национал-большевистскую партию (НБП). Участвовал в выборах в Государственную Думу ФС РФ в 1993 году. Примерно в это же время основал собственную газету «Лимонка», где сам стал первым редактором.
  • Участвовал в довыборах в Думу в 1997 и 2002 годах.
  • В апреле 2003 года был приговорён к 4 годам лишения свободы за незаконное хранение оружия. В июне того же года был условно-досрочно освобожден.
  • В 2005 году был одним из инициаторов создания коалиционного движения оппозиционеров «Другая Россия», куда вошла и НБП. «Другая Россия» организовывала такие акции, как «Марш несогласных» и «Стратегия-31». В 2010 году движение было переформатировано в одноименную партию, которую отказался зарегистрировать Минюст РФ.
  • В 2011 году был одним из организаторов Комитета национального спасения, в который вошло движение «Другая Россия», а также «РОТ фронт», «Левый фронт» и «Родина: здравый смысл».
  • Подавал заявку на участие в президентских выборах 2012 года, но Центризбирком отказал ему в регистрации.
  • В 2016 Эдуард Лимонов покинул пост председателя незарегистрированной партии «Другая Россия». Лимонов останется председателем исполнительного комитета политической организации. Председателями партии вместо него будут Алексей Волынец, Андрей Дмитриев и Александр Аверин.

Связи/Партнеры

Дугин Александр Гельевич, 07.01.1962 года рождения, политолог. Дугин являлся главным идеологом созданной Лимоновым в середине девяностых Национал-большевистской партии. После того, как Лимонов поддержал на выборах 1996 года кандидатуру Бориса Ельцина, Дугин вышел из партии. Отношения между этими общественными деятелями остались натянутыми.

Жириновский Владимир Вольфович, 25.04.1946 года рождения, основатель и председатель Либерально-демократической партии России. Когда Лимонов в начале 1990-х годов возвратился в Россию, Жириновский предложил ему войти в так называемое теневое правительство Либерально-демократической партии. Но в скором времени их союз распался, обернувшись взаимными нападками. Лимонов даже выпустил книгу «Лимонов против Жириновского». Тем не менее, Жириновский выступал за условно-досрочное освобождение Лимонова, когда тот был приговорен к четырем годам лишения свободы.

Каспаров Гарри Кимович, 13.04.1963 года рождения, чемпион мира по шахматам, оппозиционный политик. Лимонов вместе с Каспаровым являлись главными организаторами коалиции «Другая Россия», которая впервые объединила леворадикальные движения и либералов. Союз политиков сопровождался идеологическими разногласиями, а в декабре 2011 года Лимонов обвинил либералов в том, что те предали протест, согласовав с властями митинг на Болотной площади, вместо того чтобы вывести людей на Площадь Революции, откуда можно было организовать шествие до Кремля. Позже Лимонов поддержал российские власти в присоединении Крыма и окончательно разорвал отношения с либералами.

Стрелков Игорь Иванович (Гиркин Игорь Всеволодович), 17.12.1970 года рождения, лидер движения Новороссия. Лимонов в 2016 году совместно со Стрелковым вошел в объединение националистов «Комитет 25 января». В скором времени после этого Стрелков обвинил Лимонова в сотрудничестве с ФСБ и Администрацией Президента, после чего последний принял решение покинуть «Комитет».

Тишин Анатолий Сергеевич, 25.02.1967 года рождения, бывший руководитель московского отделения Национал-большевистской партии. Когда Лимонов отбывал срок лишения свободы, Тишин исполнял обязанности руководителя партии. В середине 2000-х годов он покинул НБП, так как был не согласен с тем, что партия вступила в союз с либеральными силами.

К информации

Эдуард Вениаминович Лимонов родился в самый разгар Великой Отечественной войны, можно сказать, прямо под фашистскими бомбами. Город Дзержинск Горьковской области, где служил его отец, офицер войск НКВД Вениамин Иванович Савенко, в то время подвергался активным бомбардировкам люфтваффе. Мама мальчика Раиса Федоровна работала техником на химическом заводе, практически постоянно находилась на предприятии, поэтому в эти суровые годы мальчику не всегда хватало родительского внимания.

После войны отца перевели на службу в Харьков. Поселилась семья Савенко на окраине, в поселке Салтовском. Эдик рано начал читать, а также увлекаться естественными науками и мореплаванием. Но действительность рабочих районов не давала с головой уйти в мечтания о морских экспедициях. Криминал для подростка здесь был делом обыденным, а знание уличных законов – основным условием выживания. Сам Савенко не раз убегал из дома, а в пятнадцать лет начал воровать. Нередко подростка можно было увидеть на улице в мертвецки пьяном состояние. Естественно, Эдичка состоял на учете в милиции. До реального срока дело так и не дошло, но пятнадцать суток он получал неоднократно.

Путь к высшему образованию Эдуарду, что называется, был заказан. Попытка поступить в Харьковский педагогический институт вышла неудачной. Оставалось два варианта дальнейшего жизненного пути: либо в тюрьму, либо на завод. Юноша вовремя одумался и выбрал второй вариант, решив стать монтажником-высотником, видимо, благодаря популярной в те годы песне. При этом Эдуард сумел втереться в доверие к кадровикам, чтобы те накинули ему год, так как ему еще не было восемнадцати. Здесь молодой человек проработал чуть больше полугода, а дальше пошла череда различных профессий. Так к 23 годам он успел побывать строителем, сталеваром, завальщиком шихты, обрубщиком, книгоношей в книжном магазине.

И все же Эдуард сильно отличался от обычного советского рабочего. Его всегда тянуло к творчеству. Савенко писал стихи уже с пятнадцати лет, хотя делиться ими в своем окружение ему было не с кем. Кроме того, чувствовался в нем и дух революционера. Так, в двадцать лет он принял участие в забастовке против снижения расценок. А в душе он мечтал о литературном признании.

В первый раз он поехал покорять Москву в 1966 году, но вернулся домой не солоно хлебавши. Тем не менее, Эдуард не опустил руки, а уже через год решил повторить свою попытку. На этот раз он приехал в Первопрестольную со своей гражданской женой, художницей-экспрессионисткой Анной Рубинштейн. И хотя ему и удалось закрепиться в столице, жизнь его на новом месте была далеко непростой. И это мягко сказано, так меньше чем за год, провинциал похудел почти на одиннадцать килограмм.

Основным способом существования стал пошив джинсовых брюк, который Эдуард успешно освоил. К слову, данное занятие было подспорьем молодому поэту в его попытках вписаться в творческую среду Москвы. Его так и представляли новым знакомым писателям – поэт, который шьет джинсы. В результате штаны, изготовленные харьковским портным, носили не только журналисты журнала «Смены» и «Литгазеты», но даже Булат Окуджава и Эрнст Неизвестный.

Сам Эдуард в те годы взял для себя творческий псевдоним Лимонов, под которым позже он и станет известен своим читателям. В скором времени он вошел в нашумевший поэтический кружок «СМОГ» («Смелость, Мысль, Образ, Глубина»), который даже удостоился разгромной статьи в «Правде». Здесь он тесно сдружился с основателями кружка Владимиром Алейниковым и Леонидом Губановым.

В 1968 году из-под пера Лимонова стали выходить первые авангардистские рассказы. Печататься он и не пытался, а вот признания у старших товарищей по писательскому цеху искал активно. С большим трудом он попал в Дом литераторов на семинары Арсения Тарковского, правда, остался недовольным его лекциями. Он сетовал на отсутствие педагогического таланта мэтра, хотя на самом деле переживал, что тот не давал, что называется, показать себя своим ученикам. Но со временем как поэта Лимонова начинают признавать даже такие глыбы, как Евгений Евтушенко и Иосиф Бродский, но при этом у него с ними у него сложились не самые простые отношения.

Так, Лимонов стал попадать не только на сборы полуподпольных поэтических кружков, но и на вполне «богемные» собрания. Одно из таких проходило у известного художника Виктора Щапова. Молодому поэту удалось обаять жену художника Елену. Роман развивался стремительно, оба бросили своих предыдущих пассий, и уже в октябре 1973 года не просто сыграли свадьбу, но и обвенчались в церкви. При этом Лимонов вел себя настолько вызывающе, что на свадьбе помимо членов «СМОГа» присутствовали и иностранные дипломаты из посольств, с которыми он успел завести дружбу за последний год. В результате новобрачного ждало новое «признание», на этот раз со стороны председателя КГБ Юрия Андропова, который назвал поэта «убежденным антисоветчиком».

Затем Лимонов посетил Лубянку, отказался сотрудничать с ее представителями, и в итоге был вынужден в 1974 году эмигрировать вместе с женой из страны в США. Естественно супругов лишили советского гражданства. Изначально Эдуард Вениаминович вылетел в Австрию, затем в Италию и только потом в Нью-Йорк. Здесь он устроился на работу в эмигрантскую газету «Новое русское слово».

Но и здесь Лимонов не смог ужиться с системой, на этот раз капиталистической. Были опубликованы его обличительные статьи, посвященные буржуазному образу жизни. При этом он делал нападки и на идеи Андрея Сахарова, тогдашнюю икону диссидентов.

Эдуард Вениаминович принял участие в Социалистической рабочей партии США. Теперь уже американские спецслужбы позвали строптивого журналиста на допросы. После этого в прессе перестали выходить статьи Лимонова, и он в знак протеста приковал себя наручниками к зданию «New York Times». В скором времени его статью «Разочарование», повествующую о положении советских мигрантов в США, перепечатала газета «Неделя». Статью заметили в Советском Союзе, и она стала единственной статьей Лимонова, которая была опубликована в СССР. Результатом этого было увольнение Эдуарда Вениаминовича из «Нового русского слова».

И снова начались мытарства по профессиям. В США Лимонов успел побыть и каменщиком, и гувернером, и мажордомом, и портным. Но он продолжал мечтать о литературном успехе, и этот успех настал, когда вышел в свет его роман «Это я – Эдичка». Правда, известность книга получила скандальную. Что и говорить, если во Франции произведение вышло под названием «Русский поэт предпочитает больших негров». Книга была переведена на пятнадцать языков, а в самой Америке подверглась шквалу критике. Окончательно Лимонов был признан писателем в 1979 году, после выхода сборника стихов «Русское».

В 1980 году Эдуард Вениаминович переехал во Францию, где его творчество было воспринято с большим пониманием, чем в Америке. Здесь он выходит на руководство Французской коммунистической партии и устраивается в принадлежащий им журнал «Революсьон». Восьмидесятые годы становятся очень плодовитым временем для Лимонова, одна за другой выходят его книги «Палач», «Смерть современных героев», сборники рассказов «Чужой в незнакомом городе», «Великая мать любви», «Дисциплинарный санаторий» и другие. Все они переводились на разные языки.

В скором времени писатель сделал попытку получить французское гражданство, но власти ему отказали. Тогда Эдуард Вениаминович применяет советский метод – пишет в центральные газеты свои чаянья. В результате поднимается «буча», инициированная левой общественностью, за него вступаются французские коллеги по писательскому цеху, в том числе и Франсуаза Саган. Как результат, Лимонов получил французское гражданство в 1987 году.

В 1988 году Эдуард Вениаминович стал членом редколлегии сатирического еженедельника «Идио Интернациональ», в которой каждую неделю публикует свои статьи. В них он с новой силой критикует западный образ жизни.

Тем временем на Родине Лимонова гремела перестройка, шатался советский режим. 25 августа 1991 года Эдуард Вениаминович организовал пресс-конференцию в Париже в связи с, как он сам выразился, государственным переворотом, совершенным Борисом Ельциным. Но этот самый переворот дал Лимонову возможность вернуться в Москву, которой он не преминул воспользоваться, и в 1992 году получил российское гражданство.

В России Эдуард Вениаминович быстро включился в политическую жизнь страны. Он был первым в уличных стычках с ОМОНом, а в 1992 году вступил в ряды молодой (хотя тогда все партии были молодыми), но одиозной Либерально-демократической партии. Лидер партии Владимир Жириновский представлял своего нового сподвижника, как представителя «теневого кабинета партии», где тот должен был возглавить Всероссийское бюро расследований, направленное на борьбу с коррупцией. Но союз оказался не долгим, и комплементарные высказывания писателя и председателя партии в адрес друг друга, скоро сменились критикой.

Помимо партийной деятельности, Лимонов успел поучаствовать в многочисленных тогда конфликтах на просторах бывшего СССР и Балкан. Так он с оружием в руках выступал за сербов в югославском конфликте, при этом в Боснии за его поимку обещали даже 500 тысяч долларов. Участвовал он и в конфликтах в Абхазии и Приднестровье, пусть и в качестве журналиста, но все же имея при себе и оружие.

В 1993 году Эдуард Вениаминович оказался среди защитников Белого Дома. После того, как оплот противников Ельцина был расстрелян, Лимонов пришел к мысли о создании собственной партии. Партия объединила в себе ряд экстремистских партий и движений и получила название Национал-большевистского фронта.

Главным идеологом новой партии стал член редколлегии газеты «День» Александр Дугин. Своей целью национал-большевики провозгласили «устранение от власти антинациональной хунты», а также «установление нового порядка, основанного на национальных и социальных традициях русского народа». В качестве главных методов достижения цели были выбраны уличные акции. Но принял Лимонов участие и в выборах в Государственную думу. Выдвигался от группы избирателей по Тверскому округу, но занял всего лишь третье место. Сам он заявлял, что баллотировался лишь для того, чтобы напомнить о себе.

В 1994 году партия была переформатирована в Национал-большевистскую партию, где помимо Лимонова и Дугина, одним из основных представителей становятся музыканты Егор Летов и Сергей Курехин. Тогда же партия организует выпуск газеты «Лимонка», которая станет культовой для большинства экстремистской молодежи.

Тем временем литературная деятельность Эдуарда Вениаминовича продолжалась. Вышла его книга «Лимонов против Жириновского». Было издано и ряд других раннее написанных книг. При этом сам он хлестко прошелся по другому писателю «возвращенцу» Александру Солженицыну, который в качестве иконы для либералов успешно заменил почившего Сахарова.

В самом начале 1995 года Эдуард Вениаминович оказался ярым сторонником ввода войск в Чечню. В «Лимонке» вышли его статьи, в которых он утверждал, что существуют «плохие народы», которые имеют «коллективную вину» перед Россией. Среди таких народов он называл и чеченцев. За эту статью на Лимонова даже было заведено уголовное дело.

В этом же году Эдуард Вениаминович второй раз пошел на думские выборы. При этом избирательная комиссия поставила в бюллетень фамилию Савенко, однако широкому избирателю он был известен более, как Лимонов. В ответ национал-большевик направил протест на имя председателя Центризбиркома, потребовав представить лидеров избирательных блоков под их настоящими фамилиями, вместо Гайдара вписать Голикова, вместо Жириновского поставить Эйдельштейна. После этого Центризбирком решил, что проще позволить писателю выступить под своим псевдонимом. По итогу в Думу Лимонов все равно не прошел, набрав лишь 1.84 процент голосов.

Тем временем приближались Президентские выборы. В Санкт-Петербурге Координационный совет радикальных националистических партий, куда входил и НБП принял решения о том, что на данных выборах он будет оказывать поддержку Ельцину. Тогда произошел первый раскол национал-большевиков. Из партии ушли Летов и Дугин, которые поддержали Геннадия Зюганова.

В сентябре 1996 года на Лимонова напали трое неизвестных и избили его. Чуть позже нападению подвергся и сотрудники газеты «Лимонка» Игорь Минин, а также был совершен налет на штаб партии. Эдуард Вениаминович связал нападения со своей статьей против деятельности Александра Лебедя по урегулированию конфликта в Чечне.

В 1997 году проходили довыборы депутатов в ГД, в которых Эдуард Вениаминович вновь принял участие. Для этого он объединился с Виктором Анпиловым и его партией «Трудовая Россия», а также со Станиславом Тереховым, который представлял «Союз офицеров». Но и на этот раз Лимонова ждала неудача. При этом он не оставлял своей писательской деятельности и его труды продолжали публиковаться. Кроме того, писатель был на слуху и в связи с тем, что в свои 55 лет начал жить с шестнадцатилетней школьницей.

Тем временем НБП все больше радикализировалась. Уличные акции и риторика, близкая к экстремистской, превалировала в деятельности партии над попытками добраться до власти легальным путем. Еще в 1997 году появился рассказ «Сценарий вооруженного восстания», в котором описывалась организация возможного бунта в Крыму. Но очень скоро нацболы перешли от слов к делу. В 1999 году в День независимости Украины группа молодых людей захватила в Севастополе башню Клуба моряков, вывесив там транспарант «Севастополь - русский город» и разбросала листовки «Кучма - подавишься Севастополем». В 2000 году «лимоновцы» захватили площадку башни Святого Петра в Риге. Акция была проведена в поддержку русскоязычного населения Латвии.

Тем временем в России приходили новые времена. Власти стремились оттеснить на второй план лозунги и уличные акции. В это время у членов Национал-большевистской партии начались реальные проблемы. Пристальное внимание спецслужб привело к тому, что в апреле 2001 года у группы сторонников Лимонова было изъято оружие. Сам Эдуард Вениаминович, учредитель газеты «Лимонка» Сергей Аксенов и еще четверо активистов были задержаны в селе Банное Алтайского края.

В итоге один из членов НБП признался, что оружие приобреталось для проведения акции «в защиту русских» в Казахстане. При этом сам Лимонов заявлял, что оружие на самом деле покупали ВКП(б) и «Единство», а арестованными оказались именно члены его партии, только лишь потому, что она «самая популярная в стране». Но у следствия также были и другие доказательства. В частности ряд публикаций в «Лимонке» призывали сделать из Северного Казахстана очаг партизанской борьбы против российской власти. Также в руки правоохранителей попала переписка с французским наемником Бобом Динаром, у которого Лимонов просил помощи в организации на Алтае плацдарма для захвата Северного Казахстана.

В 2002 году Эдуард Вениаминович еще успел поучаствовать на довыборах в Госдуму по 119 избирательному округу города Дзержинска Нижегородской области, но занял на них лишь четвертое место, набрав 6.58% голосов. А уже в июне его перевели из московского следственного изолятора «Лефортово» в Саратов, где 8 июля того же года начался суд. Процесс изначально был закрытым, но с сентября 2002 года заседания стали проходить в открытом режиме.

Лимонов был осужден за незаконное приобретение и хранение оружия к четырем годам лишения свободы в колонии общего режима, но при этом обвинения в терроризме и подготовке к свержению государственного строя с национал-большевиков были сняты. После приговора ряд политических и общественных деятелей стали выступать за условно-досрочное освобождение Эдуарда Вениаминовича. В частности за него ратовали Владимир Жириновский, Алексей Митрофанов, Василий Шандыбин, Виктор Алкснис, уполномоченный по правам человека в Саратовской области Александр Ландо.

Данные усилия привели к результату, и уже в июне 2003 года суд города Энгельс вынес решение об условно-досрочном освобождении Лимонова. За то время, что «узник» провел за решеткой, он написал восемь книг. За это же время случилась и трагедия в его жизни, умерла его вторая официальная жена, модель Наталья Медведева.

Выйдя на свободу освобожденный сразу продемонстрировал, что данными мерами его пыл остудить не удалось. Эдуард Вениаминович заговорил о возбуждение судебного процесса против МВД и требовал личной встречи с тогдашним министром внутренних дел Борисом Грызловым, которому желал высказать в лицо все претензии. Кроме того он заявлял, что продолжит бороться за права русского народа за рубежом, а также начнет борьбу с такими монополистами, как «Газпром» и РАО «ЕЭС».

После возвращения, нацбол дал понять, что готов идти на союз с либералами. В 2005 году он дал согласие на сотрудничество с «Яблоком» и социал-демократической партией Михаила Горбачева, он также обещал поддержать на выборах кандидатуру Михаила Касьянова. Более того, была даже сформирована инициативная группа по выдвижению осужденного Михаила Ходорковского в депутаты Государственной Думы, в которую также вошел Эдуард Вениаминович. Поговаривали, что Лимонов изменил свое отношения к либеральным силам под впечатлением украинского майдана, который оказался успешным в первую очередь благодаря именно этим силам. Правда, внутри лимоновской партии данный разворот спровоцировал новый раскол.

В тот же год были в очередной раз избиты соратники Эдуарда Вениаминовича. Лимонов обвинил в инциденте кремлевское молодежное движение «Наши». При этом он приводил в пример повышенный интерес к нему и к его партии сотрудников спецслужб, и уверял, что против НБП «мобилизована карательная машина». А уже в июне 2005 года решением одного из московских судов Национал-большевистская партия была официально закрыта как общественная организация.

В 2006 году Лимонов продолжил свою конфронтацию с властью и выпустил книгу «Такой президент нам не нужен: Лимонов против Путина», где противопоставлял свою биографию фактам из жизни Президента РФ, трактуя их в свою пользу. Чуть позже он вошел в коалицию оппозиционеров, которая получила название «Другая Россия». Возглавили коалицию Михаил Касьянов, Гарри Каспаров и сам Лимонов.

В июле 2006 года состоялся форум «Другой России», приуроченный к саммиту «Большой восьмерки». От данного мероприятия отказались представители «Яблока» и СПС, не захотевшие заседать вместе с националистами и экстремистами. Тем не менее, многие политические эксперты восприняли данный форум, как возможный старт предвыборной компании радикальных оппозиционеров.

В ноябре «Другая Россия» приняла заявление с требованием к российским властям привести избирательное законодательство в соответствие с российской конституцией. Заявление было обращено к Путину, а также спикерам обеих палат парламента Сергею Миронову и Борису Грызлову.

А в декабре коалиция провела первый «Марш несогласных». Шествию препятствовали власти Москвы, в связи с чем, протестующие довольствовались митингом на Триумфальной площади. Впоследствии «Марши несогласных» проходили неоднократно и не только в Москве, а в разных городах, в том числе и в Санкт-Петербурге. И везде протестующих встречали запреты со стороны властей, митинги и шествия сопровождались массовыми задержаниями и административными арестами. Как-то оппозиционеров задержали даже в аэропорту Шереметьево, когда они только собирались вылететь в Самару на очередной «Марш», среди них был и Лимонов.

В мае 2008 года была сделана новая попытка собрать оппозицию вместе. Объединение получило название Национальной ассамблеи, в президиум которой вошел и Эдуард Вениаминович, как лидер «Другой России». Правда, данное объединение ни чем громким не отличилось.

В то же время на Лимонова подал в суд тогдашний мэр Москвы Юрий Лужков, что примечательно за статью писателя, в которой тот утверждал, что все московские суды подконтрольны мэру. Как иллюстрация к словам Эдуарда Вениаминовича, суд выиграл Лужков. Лимонов не стал выплачивать сумму морального ущерба градоначальнику, после чего приставы арестовали его имущество, которое оказалось на сумму всего в 14 850 рублей.

В 2009 году Лимонов отклонил предложение о взаимном политическом союзе с Каспаровым и Касьяновым. При этом он заявил о намерении баллотироваться в президенты РФ. Летом того же года, Эдуард Вениаминович стал инициатором очередной уличной акции под названием «Стратегия-31». Данная акция стала проходить по тридцать первым числам. Ее целью была защите 31-й статьи Конституции РФ, гарантирующей право на мирное собрание и протест. Среди участников акции была и престарелая диссидентка Людмила Алексеева.

Тем временем в НБП произошел очередной раскол. Лидера московской ячейки Романа Попкова обвинили в сотрудничестве с сотрудниками ФСБ и УБОПа. Попков вышел из партии, а вместе с ним и большая часть представителей московского отделения. Тем не менее, сам Лимонов не придал этому факту большого значения, заявив, что никакого раскола в партии нет.

Коалиция «Другая Россия» постепенно отживала себя, и в 2010 году было принято решение на ее базе создать одноименную оппозиционную партию. Сам Лимонов стал председателем партии, был утвержден устав и программа. Несмотря на то, что члены «Другой России» надеялись на выборы, они сами же скептически относились к тому, что Минюст их зарегистрирует. И действительно в январе 2011 года им было отказано в регистрации, в связи с тем, что положения устава партии вступают в противоречие с федеральным законом.

Таким образом, Эдуард Вениаминович перед самыми парламентскими выборами остался без партии. В связи с этим он выбрал тактику неучастия в выборах, призывая граждан отказаться от голосования или портить бюллетени, тем самым демонстрируя власти свое отношения к ней. В данной своей стратегии он вошел в противостояние с оппозиционером Алексеем Навальным, который в свою очередь призывал принять участие в голосовании, но отдать голос за любую партию, кроме партии власти.

Кроме того, Лимонов сформировал новое объединение с названием Комитет национального спасения. Сделал он это в противовес созданному властью перед выборами Общероссийскому народному фронту. В Комитет вошли движения «Другая Россия» Лимонова, «РОТ фронт» и «Левый фронт» Сергея Удальцова и Константина Косякина, а также «Родина: здравый смысл» Михаила Делягина.

В декабре 2011 года выборы в Думу прошли с большим количеством нарушений. Сразу после подсчета голосов в Москве на Чистых прудах вышло несколько тысяч людей недовольных результатами. Стало понятно, что среди москвичей немало граждан готовых выйти на массовый протест. Так называемые внесистемные оппозиционные политики попытались возглавить протест. Начались переговоры с властью о митинге, назначенном на 10 декабря. Долгое время речь шла о том, что мероприятие должно пройти на площади Революции, за этот вариант выступал и Лимонов. Но в самый последний момент власти испугались того, что митинг сможет превратиться в шествия и переместиться к стенам Кремля. В связи с этим, митинг был согласован с небольшой группой самовыдвинутых оппозиционеров, которые приняли вариант, предложенный властью – собрать людей на Болотной площади.

Лимонов обвинил тех, кто пошел на новые условия в предательстве и отказался участвовать в митинге. После он не раз еще обвинял лидеров массовых протестов в оппортунизме и в отсутствии политических убеждений. В частности он негативно отзывался об Алексее Навальном, Борисе Немцове, Илье Пономареве и других оппозиционерах.

Сам Эдуард Вениаминович решил пойти на президентские выборы, для этого он даже отказался от французского гражданства. Центризбирком отказал Лимонову в регистрации, в связи с тем, что к его заявке не был приложен нотариально удостоверенный протокол регистрации членов его инициативной группы. А вот от выборов в Координационный совет оппозиции, который был устроен рядом, так называемых несистемных политиков Эдуард Вениаминович отказался, назвав позже избранный состав «буржуазным временным правительством».

Окончательно Лимонов порвал с либеральной оппозицией в 2014 году, когда Россия присоединила Крым. Неожиданно поступки власти срезонировали с убеждениями Эдуарда Вениаминовича. За возвращение Крыма России опальный писатель выступал еще с девяностых годов, и теперь будучи последовательным в своей позиции, поддержал действие российской власти. При этом либералов, выступающих с прозападной позицией по отношению к войне на Украине, он назвал предателями.

В Кремле заметили, что давний враг превращается в союзника, и решили «подмаслить» его для дальнейшего сотрудничества. Так ему была разрешена акция «Стратегии-31», а также предоставлена колонка в «Известиях». Лимонов из занозы для власти быстро превратился в ее инструмент. И вот уже он требует закрыть оппозиционные «вражеские» СМИ и вспоминает свои старые лозунги о загнивающих западных странах.

Но попытка воспользоваться в своих интересах неподконтрольной энергией Лимонова оказалась сомнительной идей. Конечно, риторика власти на какое-то время пришла в соответствие с позицией Эдуарда Вениаминовича, но было изначально понятно, что в случае, если в Кремле в очередной раз наметится поворот в ее политике, Лимонов не станет колебаться вместе с линией партии.

Таким образом, писатель лишился колонки в «Известиях». И, как оказалось, это произошло вовремя. В 2016 году в годовщину присоединения Крыма, Эдуард Вениаминович попал в реанимацию. Но уже в тот же день, как только выкарабкался с «того света», он все с той же присущей ему энергией разразился постом в соцсестях. В нем он упрекал власть в том, что она единолично присвоила себе заслуги присоединения Крыма, забыв всех тех, кто начинал этот путь до нее. Не исключено, что в скором времени от него можно будет услышать и обвинения в недостаточно жесткой позиции России в отношении ситуации на территории Восточной Украины, где ведутся боевые действия, в которых принимают участие и лимоновские ребята.

Проявил Эдуард Вениаминович свой неуживчивый характер и по отношению к так называемому «Комитету 25-го января», который был создан в начале 2016 года и объединил в себе таких общественных деятелей, как Эль Мюрид, Просвирнин, Крылов, Кунгуров. Туда же вначале вошел и Лимонов, но уже в марте у него возникли трения с одним из главных лидеров движения Игорем Стрелковым, который обвинил старого оппозиционера в том, что он струдничает с ФСБ и Администрацией Президента. Лимонов не стал долго думать, а объявил о своем разрыве с комитетом, отметив что не разделяет его чёрно - монархический тон.

Эдуард Вениаминович Лимонов вызывает желание симпатизировать ему гораздо больше, чем большинство других оппозиционных политиков в России. Но романтический ореол революционера, перестает быть таковым при ближайшем его рассмотрении. В свое время Лимонов заявлял, что «умереть в постели - самое позорное для человека». Но сам «Эдичка» дожил до весьма преклонных лет, и его, когда-то юношеский эпатаж писателя, сегодня смотрится как признаки старческого маразма. В тоже время жертвой этого эпатажа пали молодые ребята, поверившие и пошедшие за Лимоновым. Среди них есть и те, кому довелось умереть отнюдь не в постели. Но, что скажет Эдуард Вениаминович их матерям? Очевидно: «на войне, как на войне»? Только за что они воевали? За самолюбие одного писателя, который уже сегодня пишет комплементарные статьи бывшим врагам? Кажется, «Лимонка» так и не попала в цель, разорвавшись в руках своих же.