ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

Для связи: Главный редактор → press@kompromat.wiki | Отдел PR и СМИ → pr@garant.cc

Доложил ли Золотов Путину о миллиардерах в ФСБ 13 лет назад

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
Источник: ПАСМИ
289
Владимир Путин и Виктор Золотов

27.05.2019Оперативные разработки банковской группы Путина затерялись в архивах ФСО.

О противоправных связях Управления «К» ФСБ с криминальным сектором по отмыванию денег в Кремле знали с 2006 года. Аналитические справки полиции о коррумпированных чекистах, где фигурировали, в том числе, и задержанные в апреле полковники-миллиардеры, передавались начальнику службы безопасности президента Владимира Путина Виктору Золотову. Об этом редакции сообщил глава специальной банковской группы при МВД Дмитрий Целяков, который и готовил эти оперативные доклады.

Справка редакции:

Дмитрий Целяков (1967) — сотрудник КГБ СССР, экс-охранник первого президента Михаила Горбачёва. В МВД стоял у истоков борьбы с незаконными банковскими операциями: Целяков входил в спецгруппу, созданную по указанию Владимира Путина для пресечения незаконного отмывания денег через российские кредитные учреждения.

В 2010 году был осужден за вымогательство 1,5 млн евро у двух банкиров — Германа Горбунцова и Петра Чувилина. По версии Целякова, заявления финансистов были сфабрикованы при содействии коррумпированных сотрудников ФСБ, чтобы дискредитировать работу Департамента по борьбе с организованной преступностью и терроризмом МВД, куда и входила «банковская» группа.
Дмитрий Целяков

— Расскажите о специфике вашей работы, связанной с банковским сектором.

— С апреля 2005 года по 10 июля 2008 года я возглавлял оперативную работу специальной банковской группы, созданной при МВД по личному указанию Владимира Путина. Я отвечал за выявление преступлений, вскрытие сложных схем, документирование работы, связанной с иностранными инвестициями, валютными операциями и банками. Все наши материалы становились основой крупных дел. Сначала мы вышли на схемы в десятки миллиардов, а потом уже и триллиончики пошли.

В круг моих обязанностей входила и подготовка оперативных справок по сотрудникам спецслужб и должностным лицам, которые подозревались в связях с криминальными кругами.

Эти доклады я начал писать с 2006 года. Уже в то время мы владели данными о том, что управление «К» ФСБ крышует обнальщиков.Главным связующим звеном между федеральной службой и банкирами[1] был Дмитрий Фролов, который тогда занимал пост замначальника отдела «К». Задержанные вместе в ним в апреле 2019 года полковники Кирилл Черкалин и Андрей Васильев в то время были птицами более мелкого полета и «светились» реже. Зато Фролов проходил практически в каждой моей справке. Он отвечал за оперативное сопровождение всех сделок.

— Кому вы передавали справки с данными о Дмитрии Фролове и других сотрудниках спецслужб, которые были заподозрены в коррумпированных связях?

— Справки я передавал лично в руки начальнику Департамента по борьбе с организованной преступностью и терроризмом (ДБОПТа) Сергею Мещерякову. Кроме того, поскольку эти вопросы касались государственной безопасности, то справки я также был обязан передавать в Кремль начальнику службы безопасности президента Виктору Золотову. Документы, в основном, я отвозил лично.

Как бывший офицер 9-го Управления КГБ СССР я носил объективную информацию и справки Золотову, так как без президента сдвинуть весь этот пласт было невозможно. Мы все могли погибнуть: всё было настолько серьёзно, что лучше было поехать на обычную войну.

— У вас сохранились какие-то материалы из тех, что вы передавали Мещерякову и Золотову?

— Да, частично сохранились. Например, в 2007 году я докладывал о том, сколько зарабатывают полковники ФСБ на крышевании обнальщиков. Чистая прибыль от каждого «сожженного» преступной группировкой банка исчислялась в $ 25-45 млн. Далее этот доход распределялся между должностными лицами, чиновниками и авторитетами преступного мира.

«Сотрудниками ДБОПиТ МВД России установлены и задокументированы полные конгломераты, включающие в себя представителей от криминального мира, ФСБ России, МВД России, МГТУ Банка России, Банка России, Администрации Президента. Так основными лицами кто способствует существованию такого криминального бизнеса являются: начальник МГТУ Банка России Шор К.Б., начальник ГТУ № 5 Банка России Корнешов А.Л. (АПС — ФСБ России), … генерал-лейтенант милиции Аулов Н.Н. (кличка в преступном мире „Ник Ник“), начальник ОСБ ГУ МВД России по ЦФО полковник милиции Бузинов С.М. (кличка в преступном мире „Серж Суета“), … заместитель начальника отдела Управления „К“ ФСБ России Фролов Д., руководители и ряд сотрудников Управления „М“ ФСБ России…»

— отрывок из справки Д.Целякова от 2007 года

— Вы можете рассказать о каких-либо делах, в которых сотрудники МВД установили причастность полковника ФСБ Фролова к банковским ОПГ?

— Вы знаете, Фролов проходил практически по всем делам, связанным с рухнувшими банками. Надо четко понимать, что ни один из обнальщиков не смог бы нормально работать без крыши в ФСБ и ЦБ. Вопросы с ФСБ, как я уже говорил, обнальщики и банкиры решали в большинстве случаев через Фролова, а после его увольнения связь, насколько я знаю, установилась через Черкалина. На самом деле рассказать об этом может любой банкир. Но не любой захочет, потому что после признаний про сотрудников ФСБ и ЦБ можно сразу закрывать банк и валить в Лондон, ведь за данными лицами стоят ещё более серьёзные люди.

Фролов, к примеру, отвечал за оперативное сопровождение ФСБ по делу об убийстве первого зампреда ЦБ Андрея Козлова. Наше банковское подразделение вело прослушку значительной части членов ОПГ, связанных с финансовым сектором. И в 2006 году на эту прослушку попал разговор одного из королей российского обнала Джумбера Элбакидзе с бывшим сотрудником Федеральной службы налоговой полиции Белозеровым, имеющим на чёрном финансовом рынке кличку «Фламинго» и работающем на «Джубу». Они обсуждали, что ответственным за убийство сделают Алексея Френкеля, как слабое звено всей системы.

Справка редакции:

Андрей Козлов — финансист, первый заместитель Председателя Центрального банка РФ (1997-1999, 2002-2006). В сентябре 2006 года убит в результате покушения. В январе 2007 года Генпрокуратура предъявила обвинение в организации убийства Козлова банкиру Алексею Френкелю. В 2008 году Френкель Мосгорсуд приговорил Френкеля как заказчика убийства Козлова к 19 годам тюрьмы.

А в 2007 году Геннадий Шантин — следователь МВД по особо важным делам — состыковал прослушку: он выбрал из всего массива записей необходимую фактуру и свел ее воедино. Там вырисовывалась полная картина, и она выводила совсем не к Френкелю. Я лично видел этот документ и передавал его руководству Департамента по борьбе с организованной преступностью.

Френкель стал просто козлом отпущения: все же понимали, что пока не найдут убийцу, на рынке обнала не будет спокойной работы. И я уверен, что Фролов приложил руку к искажённым выводам следствия — это было в его интересах и интересах системы. Эту информацию я также докладывал руководству МВД и Кремль.

«…в 2006 г. Мязин И.Г. и Двоскин Е.В.. осуществляли операции совместно с организованным преступным сообществом, возглавляемым Элбакидзе Д.Э. (кличка „Джуба“), Френкелем А.Е., Захаровым С.Ю. (кличка „Рыжий“), Куликовым А.А. Вышеуказанные лица... наиболее осведомлены об убийстве первого заместителя Банка России Козлова. Однако оперативное сопровождение по убийству Козлова обеспечивал заместитель начальника отдела управления „К“ ФСБ России Фролов Д. (имеющий устойчивые коррумпированные связи с ОПС Куликова А.А., Мязина И.Г. и Двоскина Е.В.). В связи с этим данные лица даже не допрашивались по уголовному делу Козлова»

— отрывок из справки Д. Целякова от 2007 года

— Приходилось ли вам лично сталкиваться с Дмитрием Фроловым?

— Да. Наше личное знакомство с Фроловым состоялось весной 2007 года. Поводом стало расследование сотрудниками МВД обнального канала через «Кредитимпэксбанк».

Сначала на меня вышел бывший сотрудник Управления «К» Алексей Артамонов. Он был поставлен начальником службы безопасности в «Кредитимпэксбанк». Знаете, каждый банк мечтает заполучить сотрудника ФСБ, чтобы всё было хорошо и ровно. Это, можно сказать, «крыша».

Так вот, Артамонов попросил меня завернуть работу по его банку. А потом уже произошла встреча с Фроловым, где замначальника управления “К” объяснил, что «Кредитимпэксбанк» находится под крышей ФСБ и туда лучше не лезть, а также рассказал о других нюансах.

В ответ я объяснил Фролову, что банк проходит по уголовному делу «Джубы», и я не могу остановить работу. Наша встреча закончилась тем, что Фролов оставил мне свой мобильный — на случай, если я передумаю. Больше я с ним лично не сталкивался.

Зато уже в сентябре 2007 года в ходе обыска «Кредиимпексбанк» в кабинетах руководства безопасности банка мы обнаружили копии писем, направляемых руководством банка в адрес первого заместителя директора ФСБ России Сергея Смирнова и председателя СКП России Александра Бастрыкина.

Из этих писем следовало, что сотрудники Департамента по борьбе с организованной преступностью — негодяи, что мы незаконно и необоснованно чиним препятствия в работе банка.

Все это смешно, потому что немногим позже — в 2008 году — руководитель безопасности банка Артамонов сбежал из России и начал работать на ЦРУ и ФБР, слив спецслужбам информацию о связях ФСБ с организованной преступностью. Рассказал он об этом и в интервью журналистам, подтвердив, что банк занимался отмыванием денег под прикрытием ФСБ России и других структур. Причем, Артамонов прямо назвал все фамилии этих должностных лиц.

— А были ли случаи, когда сотрудники ФСБ останавливали расследования вашей банковской группы?

— Да. Показательным был случай с банком «Крайний Север». Мы приостановили его деятельность в феврале 2008 года и арестовали на счетах 680 млн рублей. Как потом выяснилось, это был первый молдавский транзит по отмыванию денег с использованием финансовой системы Молдовы. Занимался этим Джумбер Элбакидзе вместе с московскими товарищами – Олегом Власовым и Павлом Вертелецким (кличка “Паша-вертолёт”), а также с бывшим сотрудником УФСБ по Москве и Московской области Юрой Ярославцевым.

Кстати, позже я прочитал расследование «Новой газеты», что через «Крайний Север» выводились похищенные из российского бюджета деньги по схеме, которую обнаружил Сергей Магнитский. Но когда мы накрывали этот банк — об этом не знали, потому что сразу принадлежность финансовых траншей определить невозможно.

Когда в МВД возбудили уголовное дело по КБ «Крайний Север», материалы у следователя Шантина забрали и передали другому сотруднику. А в итоге мы выяснили, что идут договорные отношения между Фроловым и Пашей «Вертолётом», чтобы прекратить расследование и решить проблему по «Крайнему Северу».

Кстати, Фролов тогда почему-то так и не договорился с Пашей, и эту проблему решал начальник Управления «М» ФСБ России Владимир Крючков, которому заплатили $4 млн.

Позже, в апреле 2008 года, я встречался с людьми, которые стояли за Пашей Вертелецким по линии криминала. Встреча произошла в кафе возле реки Яуза. О встрече они попросили сами, обратившись к одному из моих сотрудников, честно всё рассказали, потому что им что-то не понравилось в той ситуации.

— Передавали ли вы свои оперативные справки руководству ФСБ?

— 4 мая 2009 года, находясь в “Кремлевском” СИЗО, я подал заявление на имя начальника УСБ ФСБ России Александра Купряжкина. В этом заявлении я изложил факты, связанные с отмыванием денег, получением взяток, покушениями на убийства и иные темы. Фигурировал в этом документе, естественно, и Фролов.

Заявление поручили проверять руководителю главного следственного управления СК по Москве Александру Дрыманову, а основным проверяющим стал заместитель начальника 6-й службы УСБ ФСБ Иван Ткачев. Именно Ткачев в письме от 30 июня 2009 года за № 22/6-1413 написал, что мои доводы он проверил, но не нашел подтверждения. В итоге, в этот же день Дрыманов вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием событий преступлений.

— Как вы считаете, арест полковников ФСБ повлияет на ситуацию в российском банковском секторе или коррупционные связи между силовиками и криминальным миром неизбежны?

— Я не верю, что в российских банках будет наведен порядок — деньги как отмывались, так и продолжают отмываться. За 12 лет из страны выведено более 1,1 трлн долларов США. А говорить о незаконных банковских операциях, связанных с обналичиванием, вообще не приходится, иначе сумма получится пугающая.

Что до Черкалина, Захарченко, Фролова, Васильева и прочих — таких еще будет много в различных ведомствах. Если бы Кремль хотел бороться с коррупцией, то 13 лет не закрывал бы глаза на очевидность и мои справки.

Ссылки и сноски