ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

По любым вопросам пишите по указанным контактам

Деньги в офшор выведут по «Первому каналу»

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
Источник: ИголкинАвтор: Сергей Пантелеев
277
Константин Эрнст

23.05.2019Дистрибуция российского ТВ за рубежом поручена банкиру-мошеннику Андрею Шляховому и теневому бухгалтеру «тамбовских» Илье Клигману.

Эксклюзивные права на продажу прав вещания программ «Первого канала» в США, Канаде и странах Европы получила кипрская компания VDM VELA DIGITAL MEDIA LIMITED – соответствующая информация опубликована[1] на официальном сайте телеканала. Выбор этой компании в качестве монопольного агента вызывает массу вопросов не только в телевизионных кругах. Как выяснилось, за VDM стоят бизнесмены, весьма далекие от телевидения, но близкие к криминальным кругам и покинувшие Россию из-за проблем с законом.

VDM VELA DIGITAL MEDIA LIMITED получила статус «авторизованного партнёра» АО «Первый канал. Всемирная сеть» (ПКВС) с 1 мая 2019 г. ПКВС – 100-процентная «дочка» АО «Первый канал», контрольный пакет акций которого, в свою очередь, принадлежит государству.

В отличие от головной организации, регулярно требующей субсидий от государства (по данным[2] аудиторской компании PwC, объем этих субсидий составляет 6,5 млрд руб. в год), ПКВС – предприятие стабильно прибыльное. Согласно ежегодной бухгалтерской отчетности, с 2012 года, несмотря на кризис и статистически фиксируемое падение телесмотрения, выручка этой компании выросла более чем в два раза: с 2 до 4,2 млрд руб. Последние данные относятся к 2017 году; в прошлом году, очевидно, эта цифра была еще значительнее, и намного: в России, как мы помним, проходил чемпионат мира по футболу. Не менее 40% этой выручки приходится на продажи прав вещания провайдерам в странах Европы и Северной Америки – то есть, кусок «пирога», который получила никому не известная фирма VDM, можно оценить минимум в 2 млрд руб. ежегодного дохода.

Примечательно, что выбор агента производился в обстановке строгой секретности: никаких публичных конкурсов объявлено не было, даже официальная информация о том, что «Первый» ищет нового иностранного дистрибьютора, нигде не появлялась. И лишь 30 апреля, за день до вступления договора в силу, на сайте канала появилось объявление о начале сотрудничества с VDM.

Компании VELA DIGITAL MEDIA LIMITED, как выяснилось, вообще не существовало до 14 февраля 2019 г. Точнее, юридическое лицо под тем же регистрационным номером HE335977 в государственном реестре[3] Республики Кипр было, но называлось оно иначе: CEBORICO LIMITED. Никакой деятельности, если судить тому же реестру, это юрлицо не вело; компания была создана в 2014 году «про запас», в ожидании хорошего контракта. Когда же начались переговоры с руководством «Первого канала» собственники кипрской фирмы инициировали смену ее названия – чтобы оно хоть как-то перекликалось с медиабизнесом.

Впрочем, кроме названия, мало что изменилось. VDM зарегистрирована в Лимассоле по адресу массовой регистрации подобных контор. «Офис» представляет собой невзрачное административное здание, ни на фасаде которого, ни внутри нет никакой вывески, таблички, свидетельствующей о том, что здесь расположен официальный представитель одного из крупнейших мировых телеканалов, аудитория которого превышает 250 млн человек (из них 100 млн – зарубежные зрители). Это значит, что по указанному адресу числится лишь компания-регистратор, которая предоставляет этот же адрес как юридический всем своим клиентам – распространенная на Кипре практика.

Ладно офис, у компании VDM нет даже веб-сайта! Точнее, есть одна на коленке сверстанная страничка-визитка с единственной кнопкой, которая ведет… на то самое объявление, опубликованное на сайте «Первого канала».

Shlyah-dir-5661.png

Самое же интересное – личность директора фирмы VDM, указанная в кипрском реестре. Его зовут Андрей Шляховой.

Андрей Шляховой

Это, как выяснилось, тот самый Андрей Шляховой, банкир, который спешно покинул Россию в конце прошлого года, после того как Центробанк начал пристально вникать в детали банкротства банка «Агросоюз». Лицензия у этого кредитного учреждения, входившего по размеру активов в топ-200 российских банков, была отозвана 7 ноября 2018 года, а Шляховой, по данным «Интерфакса», ухитрился выйти из числа собственников и членов правления «Агросоюза» за неделю до этого, 1 ноября!

Когда же конкурсный управляющий начал разбираться в причинах краха, выяснилось, что в банке проводились (цитата из сообщения[4] на сайте ЦБ) «операции, имеющие признаки вывода активов, по переуступке третьим лицам ссудной задолженности физических и юридических лиц на общую сумму более 7 млрд рублей, осуществленные бывшим руководством и собственниками банка в преддверии отзыва лицензии». Проще говоря, Шляховой технично «выпотрошил» банк перед тем, как самоустраниться из его учредителей, и перекачал деньги вкладчиков в собственный карман. Очевидно, на эти средства он подготовил себе «запасной аэродром» в Сербии, купив сербскую «дочку» ВТБ (VTB Banka a.d. Beograd), о чём также писала пресса, после чего перебрался на постоянное жительство в Белград.

Надо отметить, что эта афера в банкирской биографии Шляхового была не первой. Примерно такая же судьба постигла «УМ-банк», «Геобанк», банк «Евростандарт», директором, учредителем или соучредителем которых был этот бизнесмен – все перечисленные банки также лишены лицензий. А в одном случае» мошенник умудрился «кинуть» даже самого Владимира Евтушенкова, владельца «АФК-Система» и МТС. «Далькомбанк», созданный Шляховым, в 2010 году был продан «МТС Банку», после чего новый собственник обнаружил, что из купленного банка были выведены самые ликвидные активы на сумму более 1 млрд руб. Очевидно, что столь масштабные хищения Шляховой не мог проворачивать в одиночку, и в прессе не раз называлось имя его главного партнера-куратора: Илья Клигман.

Илья Клигман

Клигмана считают теневым бухгалтером «тамбовской» ОПГ. Его имя стало известно широкой публике благодаря двум резонансным уголовным делам, которые расследовались в начале «нулевых» – в отношении лидера «тамбовских» Владимира Кумарина-Барсукова и начальника ГСУ СКП РФ Дмитрия Довгия, который за взятку в полтора миллиона долларов пытался освободить криминального авторитета из-под стражи.

Главным «общаком» «тамбовских» назывался аффилированный с Клигманом «Арксбанк», из которого, как выяснил ЦБ после отзыва лицензии, было выведено более 35 млрд руб. «Арксбанк» входил в состав неформальной группы банков – «УМ-банк», «Геобанк», «Агросоюз» и др. – связи между которыми прослеживались через топ-менеджеров и учредителей. Так, например, младший партнёр Клигмана по «Арксбанку» Михаил Сахин занимал также должности председателя правления «Геобанка» и первого зампреда правления «Агросоюза» – Шляхового. На базе «Геобанка» какое-то время работал «Многофункциональный банковский офис», где клиенты могли воспользоваться услугами дружественных этому банку кредитных организаций – того же «Агросоюза». Теневым руководителем импровизированного холдинга всегда считался Илья Клигман (разоблаченные связи с «тамбовскими» не позволяли ему светиться), а главной публичной фигурой был Андрей Шляховой.

После того как опустошенные банки начали один за другим «сыпаться», вскрылось личное участие Клигмана в одной из так называемых вексельных схем – за что он получил три года условно. После этого, дабы не искушать судьбу, «бухгалтер «тамбовских» уехал из России на постоянное место жительства в Германию, откуда начал руководить уже европейскими проектами, реализуемыми в связке со Шляховым, – вспомним о покупке сербского VTB Banka a.d. Beograd.

Очевидно, под эти же новые проекты Клигманом и Шляховым были созданы десятки «спящих» до поры до времени офшорных фирм. Таких, как кипрская компания CEBORICO LIMITED, превратившаяся под контракт с «Первым каналом» в VDM VELA DIGITAL MEDIA LIMITED.

Таким образом, главной загадкой в истории с этим контрактом остаются мотивы его заключения. Как так получилось, что «Первый канал», получающий многомиллиардные субсидии из бюджета Российской Федерации, выбрал в качестве эксклюзивного агента фирму со столь сомнительным бэкграундом? Что (или кто) заставило гендиректора ПКВС Алексея Ефимова подписать договор с Андреем Шляховым – директором кипрской компании, «прописанной» по фиктивному адресу, не имеющей даже полноценного сайта, не говоря об опыте работы с продажами медиаконтента? Как удалось провести такую сделку без документов, подтверждающих компетентность компании-агента и историю ее деятельности в профильном поле, финансовых отчетов, банковских гарантий и пр. – ведь всего этого у VDM не могло быть просто по определению?

И, наконец, мог ли столь крупный – и по стоимости, и по политической значимости – контракт заключаться без ведома генерального директора АО «Первый канал» Константина Эрнста?..

Как мы уже говорили, цена этого контракта может превышать 2 млрд руб. – таков практически гарантированный ежегодный доход, который получает компания-дистрибьютор. По данным источников на «Первом», лишь 10 процентов денег, получаемых от продаж лицензий, доходят до акционеров «Первого канала», остальные средства сначала аккумулируются на счетах компании-агента – того самого кипрского офшора VDM, – потом по каким-то совершенно непрозрачным каналам перечисляются правообладателям.

То есть, внедрение офшорной фирмы в эту цепочку вполне может использоваться как способ сокрытия истинных объемов продаж и хищения вырученных средств. В чем господам Шляховому и Клигману опыта явно не занимать.

Ссылки