ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

Для связи: Главный редактор → press@kompromat.wiki | Отдел PR и СМИ → pr@garant.cc

В России воссоздаётся сословное общество

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Версия
112
В современной России вновь складываются сословные династии

15.02.2021Сын бывшего премьер-министра РФ Павел Фрадков назначен первым заместителем управляющего делами президента. Сын директора Эрмитажа Борис Пиотровский назначен вице-губернатором Санкт-Петербурга. Сын «мушкетёра» Боярского, ставший депутатом Госдумы, добивается принятия очередного закона, закручивающего гайки в интернете. Всё больше крепнет впечатление, что в современной России вновь складываются сословные династии, как это уже происходило в империи два века назад.

Помните, как в одном популярном анекдоте некий представитель «элиты» говорит: «Господа, у нас с вами уже всё есть на высшем уровне – и должности, и состояния. Может, пора и о душах подумать – каждому хотя бы штук по 500 для начала?» По крайней мере есть ощущение, что мы идём прямиком к прежнему сословному обществу. Управленческие династии у нас уже есть.

Социальный лифт в Кремле

Михаил Фрадков и его сын Пётр

И это при том, что по закону такая штука, как «аппаратная династия», вообще запрещена. Ведь согласно статье 21 федерального закона «Об основах государственной службы РФ» «гражданин не может быть принят на государственную службу... в случаях... близкого родства... с государственным служащим, если их служба связана с непосредственной подчинённостью или подконтрольностью одного из них другому». Однако разве не у нас сказано, что закон в России существует, чтобы его обходить? Вот и развиваются всё новые и новые «трудовые династии» VIP-чиновников.

Вот свежий пример. 18 января бывший премьер-министр и глава Службы внешней разведки Михаил Фрадков рассказал в Кремле об «основных направлениях деятельности» Российского института стратегических исследований, который он сейчас возглавляет. И в тот же день вышел документ о назначении первым заместителем руководителя управления делами президента 39-летнего Павла Фрадкова, который с 2015 года работал в АП. Надо полагать, Фрадков-старший похлопотал о повышении сына, засидевшегося в прежней должности? Кстати, устроен в жизни и старший сын. Причём Пётр Фрадков свой трудовой путь начал сразу с должности заместителя представителя Внешэкономбанка в США, заняв это кресло в возрасте 22 лет. Спустя четыре года он стал замгендиректора Дальневосточного морского пароходства, а сейчас возглавляет правление Промсвязьбанка, который является опорным банком для обслуживания гос­оборонзаказа и крупных госконтрактов.

Николай Патрушев и его сын Дмитрий

Впрочем, пожалуй, самым известным кланом во власти может считаться династия Патрушевых. Ещё бы: отец – секретарь Совета безопасности РФ, экс-директор ФСБ и, как считают многие эксперты, фактический лидер всего «силового» крыла в российской политике. Старший сын Дмитрий уже в 30 лет стал старшим вице-президентом банка ВТБ, затем председателем правления государственного Россельхозбанка. Наконец, в 41 год он был назначен министром сельского хозяйства РФ и остаётся им по сей день, одновременно входя в совет директоров ПАО «Газпром». В госкорпорациях до недавнего времени работал и младший сын Андрей – например, советником председателя совета директоров «Роснефти», замгендиректора «Газпром нефти». Два года назад он ушёл в свой бизнес, но, вполне возможно, лишь временно.

И таких примеров много, перечислим лишь малую часть. Так, сын экс-главы ФСО России Андрей Муров в 35 лет стал гендиректором федерального государственного аэропорта Пулково, а сейчас возглавляет совет директоров госкорпорации «ФСК ЕЭС». Сын бывшего руководителя АП и министра обороны Сергей Иванов-младший побыл и вице-президентом Газпромбанка, и старшим вице-президентом Сбербанка России, а теперь он президент государственной алмазодобывающей компании «Алроса». Сын однокурсника президента Виктор Хмарин-младший – директор госкорпорации «РусГидро». Сын бывшего первого вице-премьера и министра природных ресурсов РФ Вадим Артюхов сам уже топ-чиновник со стажем: глава представительства администрации Костромской области, экс-член Совета Федерации, экс-замминистра имущественных отношений.

Сергей Иванов и его сын Сергей

А вот ещё один свежий пример. Новым вице-губернатором Санкт-Петербурга по культуре назначен 38-летний Пиотровский-младший – сын директора Эрмитажа, главного государственного музея Северной столицы. Тоже династия управленцев, только в культурной сфере. Ради этого назначения был отправлен в отставку директор Музея истории Санкт-Петербурга (Петропавловская крепость и семь её филиалов) Александр Колякин, чьё место занял теперь уже бывший вице по культуре Владимир Кириллов. Знающие люди шепчут, что Пиотровскому–младшему пишут биографию, которая однажды поможет ему возглавить Эрмитаж и таким образом продолжить семейную традицию «управителей бывшего царского дворца».

Замдиректора Левада-центра (Негосударственная исследовательская организация «Левада-Центр» внесена Минюстом в перечень НКО, выполняющих функции иностранного агента) Денис Волков констатирует: «Большинство населения пока принимает эту систему. Они считают, что это естественное положение вещей и главное – туда попасть. Но есть участники протестов – то меньшинство, которое говорит: уже нельзя так, как было».

Законопроект имени Пельше

По мнению ряда политологов, причина выхода молодёжи на улицы в рамках последних акций кроется вовсе не в их симпатиях к «одному малоизвестному блогеру». Сам Навальный как политик многим может быть даже неинтересен. Поводом же для участия в публичных протестах становится ощущение несправедливости – в том числе в карьере. Мало того что в нынешней России социальные лифты и так работали еле-еле, отчего подняться в них можно было лишь при наличии связей в «диспетчерской» или после предварительного «смазывания» механизма. Так теперь ещё и в управленческих креслах консервируется нынешняя номенклатура – основой этому является новая инициатива, позволяющая лицам, назначаемым на свои посты президентом, оставаться в креслах бессрочно.

По действующему закону предельный возраст пребывания на гражданской службе составляет 65 лет. Причём в 2010 году не без воздействия общественности этот возраст был снижен до 60 лет. Однако уже в январе 2013-го прежний 65-летний предел был не только восстановлен, но и продлён для высокопоставленных чиновников до 70 лет.

Но, как говорится, нет предела совершенству. Теперь возраст вообще не будет играть никакой роли для сотрудников администрации президента и управделами президента, руководителей федеральных агентств и федеральных служб, а также для ряда заместителей министров. Кстати, именно в АП имеется самая большая концентрация явно засидевшихся на своём посту чиновников. По самым последним данным Росстата, на Старой площади трудятся 18 человек старше 65 лет. Например, советнику президента Владимиру Васильеву – 71 год, помощнику президента Юрию Ушакову – 73 года, полпредам президента Владимиру Устинову и Юрию Чайке – 67 и 69. Во всех остальных федеральных ведомствах, подчинённых президенту, таких возрастных сотрудников насчитывается 26. Больше всего[1] их в МИДе – 15, в том числе три замминистра. Так что недаром в политтусовке новую инициативу язвительно окрестили «законом имени Арвида Пельше» – по имени члена Политбюро ЦК КПСС, доработавшего на этом посту до самой смерти в 84 года.

Конкретно

По словам первого вице-президента Центра политических технологий Алексея Макаркина, всё это не просто так. «Идёт игра на удержание – элиты, пришедшие к власти в 90-е, заинтересованы в том, чтобы оставаться там как можно дольше», – считает эксперт. Впрочем, известный прокремлёвский политконсультант Евгений Минченко одобряет такую позицию: «Медицина не стоит на месте. Сегодня 70 лет – это как прежние 50. Вот и в США средний возраст политиков тоже увеличивается. Дональд Трамп, Берни Сандерс, Джо Байден – всем им уже за 70».

Однако есть и более скептические настроения. «Сейчас уже понятно, что чиновник – это на всю жизнь. В России находиться на госслужбе (которая требует быстрых ног, крепких челюстей и жажды жизни) после 65 лет можно только в том случае, если ты оброс сетью связей. Высшие руководители стареют, почти все достигли предельного возраста. Поэтому и система управления эволюционирует под их нужды», – полагает политолог Константин Гаазе.

Ссылки и сноски