ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

Для связи: Главный редактор → press@kompromat.wiki | Отдел PR и СМИ → pr@garant.cc

Выложил как на духу

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Версия
1012
Дмитрий Костыгин

Как совладелец «Юлмарта» Дмитрий Костыгин мог сам себя сдать Лондонскому суду

Находящийся под домашним арестом бизнесмен Дмитрий Костыгин вряд ли имеет условия для спокойного сна. В России его обвиняют в мошенничестве с кредитами Сбербанка на 1 млрд рублей. По версии medium.com, в Лондонском международном третейском суде (LCIA) хранится документ, в котором Костыгин, по нашему мнению, признаёт подготовку фиктивного банкротства компании. Что, если англичане передадут эту бумагу российскому следствию?

В начале июля в «Юлмарте», одном из крупнейших онлайн-ретейлеров в России, введена процедура наблюдения. Компания тонет в долгах. Требования одного только Сбербанка достигают 2,7 млрд рублей, а кроме него в реестр кредиторов «Юлмарта» планируют войти почти три десятка компаний. Совладелец и фактический руководитель торгового гиганта Дмитрий Костыгин тем временем находится под следствием по обвинению в мошенничестве с кредитными деньгами. Но всё это лишь небольшая часть истории крушения «Юлмарта», ставшая следствием затянувшегося конфликта между акционерами.

«Наша Версия» подробно писала о взаимных претензиях совладельцев компании Дмитрия Костыгина (31,6%) и Августа Мейера (29,9%) с одной стороны и Михаила Васинкевича (38,5%) – с другой. Нет смысла сейчас пересказывать эту длинную запутанную историю. Достаточно сказать только, что акционеры вели тяжбу в Лондонском международном третейском суде, который в конце июля 2018 года обязал Костыгина и Мейера выкупить долю Васинкевича за 67,16 млн долларов.

Никто из них не владеет акциями «Юлмарта» (Ulmart Holding Limited) напрямую: Дмитрий Костыгин контролирует свою долю через Koshigi Limited, Август Мейер – через Svoboda Corporation, а Васинкевич – через Donna Union Foundation. По этой причине ставить точку в истории с выходом Васинкевича из «Юлмарта» пока рано. Третейский суд в июле постановил провести сделку в течение 28 дней. Близкий к процессу источник РБК сообщил тогда, что «компании Svoboda и Koshigi, которые были стороной судебного процесса, будут исполнять вступившее в силу решение Лондонского суда, насколько у них хватит финансовых возможностей. Дмитрий Костыгин и Август Мейер сторонами процесса не являлись и личных поручительств по исполнению обязательств Koshigi и Svoboda не давали». Вполне вероятно, что в ближайшие месяцы мы увидим старт долгого разбирательства между офшорными компаниями.

Но судебная тяжба в Лондоне может быть интересна совсем по другому поводу.

Вопросы судьи касались, в частности, отношений Костыгина с предпринимателем Олегом Морозовым, пытавшимся запустить банкротство «Юлмарта» в августе 2017 года. До этого Дмитрий Костыгин переуступил Морозову право требования по займу в 248 млн рублей, который Костыгин сам и предоставил онлайн-ретейлеру.

По нашим сведениям, диалог в Лондонском международном третейском суде мог выглядеть примерно так (на вопросы отвечает Дмитрий Костыгин).

Вопрос: – Как вы и объяснили, вы уступили заём господину Морозову, чтобы начать процедуру банкротства? Чтобы можно было начать процедуру банкротства относительно НАО [«Юлмарт»]?

Ответ: – Нет, я сделал это с целью защитить компанию от агрессии других кредиторов, на случай, если они станут агрессивными.

Вопрос: – Я спрошу вас так: на самом деле вы планировали передать заём господину Морозову, чтобы господин Морозов немедленно его потребовал и вы подготовились начать процедуру банкротства, так?

Ответ: – Ну, подготовились к потенциальной... Приняли правовую позицию для одного из сценариев подготовиться к началу процедуры защиты компании от банкротства и кредиторов.

Под «агрессией других кредиторов», по всей видимости, господин Костыгин понимает законные требования банков вернуть кредитные деньги. То есть, по сути, совладелец «Юлмарта» в Лондонском суде мог признаться в стремлении провести под своим контролем процедуру банкротства компании, которая на тот момент утратила возможность выплачивать многомиллиардные кредиты.

Кто знает, что ещё мог наговорить Костыгин в третейском суде в Лондоне? Стенограмма октябрьского допроса Дмитрия Костыгина в LCIA могла бы пролить свет на истинные мотивы действий менеджмента «Юлмарта», который, по сути, собственноручно загнал компанию в долговую яму. По некоторым данным, из ответов Дмитрия Костыгина может следовать, что он рассматривал сценарий «дешёвого» расставания с Михаилом Васинкевичем на фоне неплатёжеспособности компании. Тем не менее, как мы уже сказали, британский арбитр обязал его и Августа Мейера выкупить долю Васинкевича по рыночной цене.

Вполне вероятно, что стенограмма октябрьского заседания в LCIA заинтересует российские правоохранительные органы. Что означают подобные высказывания, как не показания совладельца и фактического руководителя «Юлмарта», которые он дал сам на себя?