ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

Для связи: Главный редактор → press@kompromat.wiki | Отдел PR и СМИ → pr@garant.cc

Бригада «Чистопольские»

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
Источник: ВazaАвтор: Светлана Башарова
106
Марат Хуснуллин

Как друзья зампреда правительства Хуснуллина помогли ему спрятать дом за миллиард.

На Красной планете все твари уснули, попрятались в щели моллюски и йети, ведь к ним прилетает строитель Хуснуллин, он завтра проводит обход на рассвете.

Автор этих строк — глава Правительства Российской Федерации Михаил Мишустин. Он написал это стихотворение ещё в 2016 году, когда возглавлял Федеральную налоговую службу. А посвятил его, как можно понять из содержания, тогдашнему вице-мэру Москвы Марату Хуснуллину, ныне — зампреду Правительства РФ. На юбилей Хуснуллина в 2016 году друзья и коллеги подготовили специальное поздравительное видео, по сюжету которого именинник отправился на Марс.

«Как ты понимаешь, мы, все твои друзья, ждём новых вестей с Красной планеты», — говорит в ролике премьер.

Хуснуллина и правда окружает много настоящих друзей, со многими из которых он не расстаётся по жизни. Марат Шакирзянович умеет ценить «своих» людей. И есть за что.

Он завтра проводит обход на рассвете

Обход своей московской планеты Марат Хуснуллин начинает действительно ранним утром. Он просыпается в двухэтажном особняке, расположенном на закрытой территории, быстро собирается и отправляется на работу. В отличие от других крупных чиновников, рублёвскому направлению зампред предпочёл столичный Серебряный Бор. Место приятное и элитное. Недаром Марат Шакирзянович не вызывает служебную машину прямо к своим владениям, а любит несколько минут пройтись до неё по улице. Для нас это стало большой удачей, но об этом расскажем позже.

Дом и участок, где начинает свой обход Марат Шакирзянович, оцениваются более чем в миллиард рублей. Они не указаны в его налоговой декларации, и официально вице-премьер не имеет к этой недвижимости никакого отношения. В последней декларации за 2019 год — Хуснуллин был тогда заместителем мэра Москвы Сергея Собянина — указаны два участка и два дома в Казани и одна квартира в столице, принадлежащая его несовершеннолетней дочери.

Парадокс, но некогда главный столичный строитель, ответственный за реновацию городского фонда жилья, отработав девять лет, так и не стал москвичом. По документам. Потому что на самом деле жители Серебряного Бора знают его как своего соседа и видят почти каждый день.

Ведь к ним прилетает строитель Хуснуллин

Это расследование началось с анонимного письма, отправленного на наш почтовый адрес. Его авторы рассказали дословно следующее: «Есть информация (проверенная, но без доказательств) о домике нового вице-премьера Хуснуллина, которого нет в его декларации, но в котором он постоянно живёт. Домик совсем не бюджетный… Марат Шакирзянович там точно живёт: он летом прогуливается утром до машины, и его часто видят местные жители, гуляющие там в это время с собаками».

Подобные сообщения — не редкость, так как у любого крупного политика или бизнесмена чаще всего есть не менее крупные враги. Мы с осторожностью относимся к информации подобного рода и всегда её проверяем. Часто такие анонимки не находят подтверждения.

Авторы письма указали и несколько подробностей: «мерседес» Хуснуллина с номерами А003МО77 приезжает в посёлок в районе половины восьмого утра, из него выходят охранники и водитель и курят в ожидании своего руководителя. Тот появляется в начале девятого. После своего назначения в правительство Хуснуллин сменил автомобиль на новый, с правительственными номерами, но утренняя схема осталась прежней.

Подтвердить такую информацию обычно достаточно сложно, так вышло и в этот раз: в Серебряном Бору живут преимущественно российские миллиардеры из списка Forbes и чиновники. Это, по сути, закрытая зона. Шлагбаум на въезде, контрольный пункт с охраной, пропускная система. По всему периметру — камеры видеонаблюдения. Едва кто-то останавливается возле забора, из будки охраны сразу появляется сотрудник службы безопасности и начинает внимательно вглядываться в прохожего. Если взгляд не смутит зеваку, к нему подходят с вопросами.

Для того чтобы снять на видео Марата Хуснуллина, ранним утром направляющегося по аллее к своему автомобилю, нам пришлось провернуть настоящую спецоперацию. Из-за мер предосторожности мы не можем раскрывать все детали, но некоторые подробности вам нужно знать. Мы получили данные о передвижениях автомобиля вице-премьера за две рабочие недели, с 13 по 24 июля. Дорожные камеры почти каждый день фиксировали машину в самом Серебряном Бору или в его окрестностях.

Например, 13 июля камеры сняли автомобиль Хуснуллина в 8:33 утра на Звенигородском шоссе. Чиновник направлялся в сторону центра Москвы, скорее всего, на работу. Вернулся в тот день он поздно: камеры «поймали» его в 22:20 на проспекте Маршала Жукова — на пути всё к тому же Серебряному Бору.

Обычно Марат Шакирзянович ездит на службу в Дом правительства в одно и то же время. 14 июля его служебный автомобиль проезжал по проспекту Маршала Жукова в центр в 8:49 утра, 15 июля — по Звенигородскому шоссе (опять же в центр) в 08:56 утра. Потом перерыв — несколько дней зампреда не было видно на камерах. Мы стали выяснять, в чём дело, оказалось — в этих числах он уезжал в командировку в Иркутскую область и другие регионы. Всё верно, уже 20 июля камеры вновь зафиксировали его автомобиль вечером в 20:22 непосредственно в Серебряном Бору, на Таманской улице. Здесь же камеры сфотографировали машину чиновника и двумя днями позже в 07:36 утра.

Для того чтобы снять на видео Марата Хуснуллина возле ворот дома в Серебряном Бору, где он живёт, нам не потребовалось долго следить за его передвижениями. Мы притворились собачниками — утренняя прогулка со шпицем Ягодкой не привлекла внимания местной строгой охраны. В начале девятого утра, как нам и обещали, Марат Шакирзянович появился на улице и направился к своей машине.

Серебряный Бор — полуостров в излучине Москвы-реки на северо-западе столицы. Ещё в царское время тут жил великий князь Сергей Александрович, а позднее — Надежда Крупская. Сейчас здесь тоже селятся непростые люди — в основном из рейтинга Forbes, например, Вагит Алекперов (5-е место в рейтинге богатейших бизнесменов России в 2020 году), Владимир Евтушенков (65-е место), Григорий Берёзкин (140-е место).

Недвижимость в Серебряном Бору привлекает и чиновников. Здесь есть дом у вице-премьера Юрия Трутнева[1]. В 2013 году в Серебряном Бору[2] расположена дача жены секретаря Совбеза Николая Патрушева. В 2016 году участок в Серебряном Бору купил Константин Ромодановский, экс-глава Федеральной миграционной службы. Также здесь живёт бывшая жена главы «Роснефти» Игоря Сечина Марина Сечина.

В советское время здешние дачи в основном принадлежали госпредприятию «Мосдачтрест», а оно сдавало их в аренду уважаемым людям. В 90-х «Мосдачтрест» был приватизирован, акции и земля достались АФК «Система» Владимира Евтушенкова. Сейчас «Мосдачтрест», по данным «СПАРК-Интерфакс», принадлежит «дочке» АФК «Система» — компании «Бизнес-Недвижимость». А большинство участков перешли в частную собственность.

Попрятались в щели моллюски и йети

Участок, где живёт Марат Хуснуллин, находится на 2-й линии Хорошёвского Серебряного Бора. Владения немаленькие — 31 сотка земли, на них — несколько домов. Первый жилой, основной — чуть больше тысячи квадратных метров. Второй нежилой — более чем вполовину меньше, около четырёхсот метров.

Чтобы понять, каким образом на этом участке поселился вице-премьер, необходимо пройти по не слишком длинной цепочке. Всё началось в 2015 году, когда евтушенковский «Мосдачтрест» продал землю некой фирме «Нико». Генеральный директор и владелец компании в те годы — предприниматель из Татарстана Татьяна Карасик. Она, правда, никогда не была замечена в крупном бизнесе, но даже если предположить, что Карасик смогла найти баснословные деньги для приобретения земли в Серебряном Бору, ей предстояло пройти ещё одну почти невыполнимую процедуру.

Дело в том, что осесть в этом посёлке просто так нельзя. Для того чтобы поселиться тут, вам необходимо пройти согласование, то есть получить одобрение будущих соседей. Люди, проживающие здесь, весьма и весьма состоятельные, уважают свой покой и тишину. Об этом говорят даже риелторы[3].

Сейчас участки (без домов) продаются в Серебряном Бору примерно по 2834 млн рублей за сотку. Например, 38 соток стоят 1,2 млрд рублей, а 16 соток — 548 млн рублей. То есть участок, где живёт Хуснуллин, площадью в 31 сотку, обошёлся бы сейчас примерно в 900 миллионов1 миллиард рублей. И это без учёта строительства особняка. Участки с уже построенными домами в Серебряном Бору продаются по цене более миллиарда рублей.

Нам захотелось проверить на себе, как это — покупать землю в Серебряном Бору. Для этого мы обратились в «Мосдачтрест» и представились помощниками крупного предпринимателя, который ищет себе участок в собственность.

Правильно ли я понимаю, что соседи там — очень респектабельные люди?

Откройте список Forbes, ткните в кого-нибудь пальцем — этот человек, скорее всего, у нас живёт или чем-то у нас владеет.

Но мой шеф не входит в список Forbes. Вдруг вы не всех пускаете к себе?

Всё решают деньги. Но мы, и это не секрет, структура «АФК». Если у вас есть связи там, то, с одной стороны, это проще, но, с другой, на цену это не повлияет.

Я знаю, что во многих посёлках без одобрения старожилов не продают участки новым людям. У вас как с этим?

С одной стороны, это байка. С другой — не секрет, что мы потенциального покупателя проверяем на предмет законопослушности. Такие времена, что иметь дело с неправильными контрагентами — себе дороже. Это и возможное оспаривание сделок, и банкротство личное…

Основной владелец АФК «Система», которая контролирует «Мосдачтрест», Владимир Евтушенков, давно работает с мэрией Москвы. Именно компания, связанная с Евтушенковым («Джет Эйр Групп»), с 2011 года возит чиновников мэрии на частных самолётах в командировки. Она получает тендеры без конкуренции — как единственный поставщик. В 2012 году произошло слияние группы компаний «Медси» Евтушенкова и ГУП «Медицинский центр Управления делами Мэра и Правительства Москвы». Город передал объединённой компании пять поликлиник, три больницы и три санатория. В следующие три года она получила от мэрии[4] госзаказы на 6 млрд рублей. А в 2015 году АФК «Система» выкупила у ГУПа его долю, заплатив 6,1 млрд.

По словам экс-главы НИиПИ Генплана Москвы Сергея Ткаченко, «негласное одобрение соседей» требуется не так уж редко в дорогих коттеджных посёлках и даже многоквартирных домах.

«Это делается, чтобы не нарушить образ жизни тех людей, которые уже там живут, — сказал он. — К тому же, если говорить о Серебряном Боре, многие проживающие там люди из-за своей работы подлежат охране. Возможно, учитывается мнение и тех, кто их охраняет, — подходит такой сосед или нет».

Несмотря на такой «фейсконтроль», малоизвестной компании «Нико» удалось купить землю в Серебряном Бору. Причём не где-нибудь, а прямо рядом с участком вице-премьера Юрия Трутнева. В 2018 году Трутнев продал этот участок бизнесмену Артёму Аветисяну, а сам переехал в другую часть Серебряного Бора. Ещё одним соседом «Нико» стал в 2016 году миллиардер Григорий Берёзкин.

«Нико» с лёгкостью удалось не только купить участок. На момент сделки на нём не было построек, да и разрешения на строительство — тоже. Но всего через два месяца после сделки прошло заседание градостроительно-земельной комиссии мэрии Москвы. Марат Хуснуллин и остальные присутствовавшие там чиновники согласовали[5] градостроительный план участка и разрешили малоэтажную застройку. Уже через год вырос огромный дом.

Если анализировать бизнес-связи, от Татьяны Карасик (владелица «Нико») до семьи Марата Хуснуллина всего три «рукопожатия». Карасик была владельцем казанской фирмы «Океан Аквариум Югра». Эту фирму она купила у Глеба Купцова (первое «рукопожатие»). Сам Купцов являлся гендиректором компании «Универсалторг» в Чистополе. Владельцами «Универсалторга» были Андрей Симаков (второе «рукопожатие») и Евгений Шмагин. Они же числились среди совладельцев и членов совета директоров «Гостиницы Чистополь», которая принадлежит дочери Марата Хуснуллина Алине и его матери Розе (третье «рукопожатие»). Называли[6] Андрея Симакова знакомым Хуснуллина по Открытому университету Великобритании (чиновник получал там дополнительное образование в 2000 году), а издание «БИЗНЕС Online» — другом Хуснуллина по армии[7].

Shema-Niko01.jpg

Но это не единственная ниточка к вице-премьеру. Все последующие владельцы участка и дома так или иначе связаны с Татарстаном, более того, все следы ведут в Чистополь — на родину Марата Хуснуллина.

В интервью[8] вице-премьер говорил: «Где моя родина — город Чистополь, — где проживают 67 тысяч человек населения, годовой бюджет 1,5 миллиарда». По данным , Хуснуллин в детстве жил в Чистополе в маленьком доме (всего 82 кв. м) на улице Гафури. По словам чиновника, он и сейчас бывает в Чистополе один-два раза в год.

Фирма «Нико» владела участком в Серебряном Бору всего четыре месяца, после чего продала его некоему Дмитрию Лещёву. Полный тёзка Лещёва — предприниматель опять-таки из Татарстана. «Рукопожатий» между ним и семьёй Хуснуллина ещё меньше. Они работали с одной и той же сетью номиналов.

Вот, например, никому не известный Станислав Алексеев — простой бизнесмен из Казани. Вы, скорее всего, не в курсе, но человек установил своеобразный рекорд — успел за свою жизнь побыть совладельцем и гендиректором аж целых 268 компаний.

«Ни одному бизнесмену невозможно иметь такое количество компаний, а тем более заниматься их администрированием как гендиректору. Очевидно, это подставное лицо», — говорит заместитель гендиректора «Трансперенси Интернешнл — Р» Илья Шуманов.

К услугам номинала прибегают, когда хотят скрыть свои активы. Почти все многочисленные компании Алексеева изначально принадлежали бизнесменам из Татарстана. К Алексееву или структурам, связанным с ним, обращались и Дмитрий Лещёв, и семья Хуснуллина. Дмитрий Лещёв в 2004–2012 годах был гендиректором компании «Альпина», чья специализация — управление недвижимостью. В день регистрации этой фирмы он был указан как её единственный владелец, но в тот же день переписал её на Станислава Алексеева.

Родственники Хуснуллина сделали почти так же. Ильдус Минниханов, которого центр Transparency International назвал двоюродным братом Марата Хуснуллина[9], в 2010 году владел долей в компании «Гефест-Групп». Эта фирма была передана «Управляющей компании „Дирекция“», которой ранее руководил Алексеев.

Кроме того, в 2011 году к «Управляющей компании „РИЛ“», гендиректором которой и сейчас является Станислав Алексеев, перешла компания «Кристалл» — ей до этого владела Альбина Зайнетдинова. Она напрямую связана с семьёй Хуснуллина: Зайнетдинова была гендиректором компании «Кларус», которой владеет сын Марата Шакирзяновича — Альберт.

Shema-Ril01.jpg

Но вернёмся к участку в Серебряном Бору. В 2015 году здесь творятся очень странные дела: Дмитрий Лещёв, пробыв владельцем земли всего два месяца, продаёт её обратно той же самой фирме «Нико», на которую она была записана раньше. После этого Нико распоряжается участком еще три года. За это время у фирмы меняются руководитель и владелец. Гендиректором становится Резеда Садыкова. И здесь снова возникает Чистополь.

Садыкова давно знакома с Маратом Хуснуллиным, она училась с ним в одном классе в чистопольской школе.

Как указано на странице Резеды в «Одноклассниках», она ходила в гимназию № 2 в Чистополе. О том, что Хуснуллин тоже заканчивал эту школу, говорится на сайте местного муниципалитета: «Учеников также поздравили окончившие школу несколько лет назад и ставшие успешными выпускник гимназии № 2 Марат Хуснуллин и выпускница школы № 16 Ольга Добронравова. В своём видеопослании они призвали учеников помнить о своей школе, учителях, родном городе, быть благодарными своим родителям».

Кроме того, на сайте школы Хуснуллин указан в списке выпускников, которыми можно гордиться.

Резеда Садыкова ещё в юности переехала в Москву. На её странице в одной из соцсетей говорится, что она закончила Московский коммерческий колледж, а потом — Московский экономико-финансовый институт. В 2010 году работала в МОЭК.

В разговоре с редакцией Резеда Садыкова подтвердила, что была одноклассницей вице-премьера, но, едва услышав вопросы про дом в Серебряном Бору, прервала разговор:

Дом, в котором сейчас живёт Марат Хуснуллин, был какое-то время записан на фирму «Нико», вы были гендиректором этой фирмы…

Я не комментирую по телефону. Кто вы, что вы…

Я журналист...

Мало ли вы кем являетесь, вы мне звоните по телефону и спрашиваете такие вопросы! Я не собираюсь с вами разговаривать...

Но Резеда Садыкова — не последняя в этой цепочке. В 2016 году владельцами той самой фирмы «Нико» (а следовательно, и дома с участком) стали ЗАО «Московское инжиниринговое агентство» и его гендиректор Елена Цепелева. И здесь снова всплывает древний татарский город Чистополь, ведь Цепелева — оттуда, там прошло её детство. Её муж Алексей Цепелев — тоже из Чистополя. Сейчас они, правда, живут в посёлке Щапово в Новой Москве.

Елена Цепелева увлекается астрологией — подписана в соцсети «ВКонтакте» на группы «Гармонизация планет», «Глубокий анализ астрологического гороскопа», «Знамения и знаки в астрологии». Она надеется, что знаки звёзд помогут ей с деньгами: среди групп также «Доходы и возможности в гороскопе», «Деньги по-мужски и по-женски». Она, конечно, не производит впечатление совладельца фирмы, на балансе которой висит недвижимость стоимостью миллиард рублей, расположенная по соседству с полпредом президента Трутневым и миллиардером Берёзкиным. Других бизнесов, кроме «Нико», у Цепелевой нет и не было. Впрочем, как и у её мужа.

Елена Цепелева, как и Резеда Садыкова, подтвердила, что лично знает Марата Хуснуллина.

Мы готовим большой текст о Марате Шакирзяновиче и обращаемся к вам как к его знакомой. Правильно я поняла, что вы довольно хорошо с ним знакомы?

Правильно.

У вас во «ВКонтакте» написано, что вы родом из Чистополя. Как и Хуснуллин. Вы, наверное, там познакомились?

А что именно вы планируете написать?

Хуснуллин сейчас живёт, как мы поняли, в доме, который был ранее оформлен на фирму, где вы были гендиректором и совладельцем...

Я не могу такой информацией располагать, извините.

Хорошо, тогда давайте без Хуснуллина. Фирма «Нико» зачем приобрела участок и дом в Серебряном Бору? Для кого?

Мы сдаём в аренду.

То есть участок приобретался с целью получения прибыли?

Дальнейшая долгосрочная прибыль, да.

А есть где-то объявления о том, что дом сдаётся в аренду?

Он уже сдан в аренду, там проживают люди. Поэтому сейчас нам неактуально объявления давать.

Проживают люди… Это Хуснуллин и его семья?

Не могу сказать.

Об истории вашего знакомства тоже не можете ничего сказать?

Не могу.

Сейчас участок принадлежит ЗАО «Московское инжиниринговое агентство». В 2014 году его учредил предприниматель Алексей Белаш. Ему 41 год, раньше он был гендиректором и совладельцем нескольких компаний самого разного профиля, например, в сфере клининга и торговли. Судя по фотографиям в соцсети «ВКонтакте», Алексей Белаш в 2013–2014 годах тратил много денег на путешествия: побывал в США, Бразилии, Боливии, Перу и других странах. Также он выкладывал в соцсеть фотографии элитных машин (например, «Мазерати», «Хаммера» и БМВ) с номерами 666. «Машины, на которых доводилось ездить», — так называется один из его альбомов с «дьявольскими» тачками.

Отец Алексея — Николай Белаш, — как и Марат Хуснуллин, всю жизнь проработал в строительстве. В своём резюме Николай указывает такие компании, как «1166 ВСУ», «Доминант-Строй», «Моспромстрой».

В разговоре с редакцией Алексей Белаш сообщил, что давно не является владельцем ЗАО «МИА», а после вопроса о Хуснуллине у него вдруг обнаружились провалы в памяти:

В реестре юрлиц вы числитесь как владелец «Московского инжинирингового агентства». Вы сейчас имеете отношение к этой фирме?

Нет.

Вы перестали быть учредителем, правильно?

Да.

А давно?

Давно.

А кто сейчас там учредитель? К кому можно обратиться?

Не знаю.

В доме, которым сейчас владеет МИА и которым владело при вас, сейчас живёт Хуснуллин. Дом изначально для него приобретался, или это потом так сложилось?

Ещё раз, откуда вы звоните?

Медиапроект «База».

Давайте сделаем так. Вам сейчас перезвонит мой юрист, и вы спросите, кто кем там был и кто кем там сейчас является. ЗАО… ещё раз, как называется?

А вы не помните, как называется?

Это просто было давно…

«Московское инжиниринговое агентство», МИА.

МИА. Всё! Вам перезвонят.

Не перезвонили.

О том, кто сейчас является акционером ЗАО «МИА», а соответственно, и владельцем участка, можно только догадываться. Потому что всё ну очень засекречено: это не только закрытое акционерное общество, оно ещё и самостоятельно ведёт реестр своих акционеров.

ЗАО должны фиксировать сведения о своих акционерах в специальном реестре. До 2015 года ЗАО могли самостоятельно это делать, но потом закон изменился, и теперь они обязаны передавать свои данные компаниям-регистраторам, которые специализируются на ведении реестров. Но передают — в нарушение закона — не все. По данным «СПАРК-Интерфакс», ЗАО «МИА» до сих пор самостоятельно ведёт реестр.

«ЗАО сдало свои данные только в налоговую и только при регистрации. Затем акционеры могли смениться. Но этих данных нет ни у кого — только у самой компании, раз она ещё и самостоятельно ведёт реестр. Кто сейчас акционер — тайна за семью печатями, всё очень конфиденциально, — говорит Илья Шуманов. — Что касается смены владельцев участка, логикой невозможно объяснить такие сделки. Может, фирма перед отчётным периодом пыталась уменьшить налогооблагаемую базу, причин может быть миллион».

По данным, помимо участка и построек в Серебряном Бору у «Нико» и МИА нет и не было иного имущества. Скорее всего, сами компании создавались лишь для того, чтобы повесить на их баланс недвижимость, принадлежавшую тем, кто не хотел себя афишировать. Так делают очень часто.

Напоследок ещё одна совсем косвенная деталь. Младшая дочь Марата Хуснуллина, судя по её «инстаграму», учится в одной из частных гимназий, расположенных в окрестностях Серебряного Бора. Этой школой владеет жена главы Сбербанка Германа Грефа Яна. Есть даже видео, как Хуснуллин приезжает в гимназию в день её открытия — 1 сентября в 2017 году.

До частной школы из Серебряного Бора можно доехать на машине за восемь минут. Судя по «инстаграму» девочки, она живёт, как и положено, в частном доме за высоким забором, который окружают сосны. Совсем как в Серебряном Бору.

На Красной планете все твари уснули...

Один из самых крупных российских чиновников живёт в доме стоимостью более чем миллиард рублей. Формально эта недвижимость ему не принадлежит, однако уже сам этот факт — вполне себе повод для проверки компетентных органов. Но заниматься этим никто не собирается — ни службы безопасности, ни другие ведомства, которые должны были изучить подноготную Марата Шакирзяновича перед назначением его на пост заместителя председателя Правительства РФ. А если подноготную кто-то и изучал, никаких вопросов она не вызвала. Хотя поводы вполне себе были.

Здесь, скорее всего, прозвучит вопрос: «Человек столько лет проработал на таких высоких должностях что в Москве, что в родном Татарстане, теперь перешёл на всероссийский уровень. Неужели он не мог заработать сумму, достаточную для покупки подобной недвижимости?».

Отвечаем: «конечно же, нет». По крайней мере официальных, белых доходов Марата Хуснуллина просто не может хватить на приобретение такого дорогостоящего жилья. С 2011 года, когда он начал работать в мэрии Москвы под крылом Сергея Собянина, согласно опубликованным декларациям, доход Хуснуллина составил чуть более 80 млн рублей. Рыночная цена дома с участком — примерно 1 миллиард рублей. Что-то не сходится.

Shema-Serebryaniy-bor01.jpg
Shema-Serebryaniy-bor02.jpg

В принципе, Марат Шакирзянович вполне мог бы и арендовать этот участок, тем более что сдают его чистопольские земляки, — они могли и скидку предложить неплохую. Однако аренда дома в Серебряном Бору — удовольствие совсем не из доступных. Например, на сайте ЦИАН можно найти объявление о сдаче здесь дома в аренду за 1 миллион 300 тысяч рублей в месяц. За год — 15 миллионов 600 тысяч рублей. На аренду такого жилья у Марата Шакирзяновича хватает, за 2019 год он, если верить декларации, заработал более 17 миллионов рублей. Правда, так много он получил лишь в последний год, ранее его доходы были в разы скромнее. За предыдущие восемь лет средний годовой уровень составил порядка шести миллионов 600 тысяч рублей.

Есть, правда, ещё одна версия того, каким образом Марат Хуснуллин переехал в Серебряный Бор. Версия очень простая и убедительная, особенно если изучить предыдущий опыт зампреда правительства, когда он работал ещё в мэрии Москвы. Схемы, похоже, не меняются.

Как сообщал в своём расследовании центр Transparency International, мама чиновника Роза Хуснуллина была директором британской фирмы Averdo Property Management Limited, которая владела несколькими российскими компаниями, получавшими госзаказы. По невероятному совпадению эти заказы шли от организаций под управлением заместителя мэра Сергея Собянина Марата Хуснуллина. Кстати, хотя документы всё предельно ясно показывают, чиновник до сих пор отрицает это.

Ещё один родственник (брат жены двоюродного брата) Хуснуллина Максат Шеммедов в 2015 году заработал сотни миллионов рублей на скандальной стройке рядом с московским парком «Дубки». Всё тот же центр Transparency International называл Шеммедова номиналом[10], который действовал в интересах или самого Хуснуллина, или его двоюродного брата Ильдуса Минниханова.

Марат Шакирзянович в принципе не любит оформлять на себя что-либо. Даже номер сотового, которым он пользуется уже много лет, ведёт к его матери. В этом можно убедиться, например, с помощью «Сбербанка Онлайн»: если попытаться сделать перевод по этому номеру, то приложение покажет, что телефон привязан к карте женщины, которую зовут Роза Гарафутдиновна Х. (имя и отчество матери чиновника. — Прим. ред.).

Кроме родственников в число «своих» людей входят многочисленные земляки. Редакция назвала Хуснуллина ВИП-кочевником: перейдя с должности министра строительства Татарстана в стройкомплекс Москвы, он забрал с собой огромную команду земляков и бывших коллег. 46 из них стали работать в структурах «Стройкомплекса», ещё шесть человек получили должности в департаментах финансов и городского имущества.

За Хуснуллиным в Москву последовали и подрядчики: за семь лет (с 2011 по 2018 год) компании, аффилированные с людьми Хуснуллина в Татарстане, получили госконтракты на 490 млрд рублей. «Про Хуснуллина и его активы не раз выходили расследования, когда его семью изучили и показали практически под микроскопом, — говорит Илья Шуманов. — Думаю, его это коробит и он не хочет, чтобы ещё какой-нибудь его дом стал объектом внимания и причиной скандала. Записать имущество на компанию, которая никак с тобой юридически не связана, — это как раз возможность избежать внимания. Эта схема не новая, она используется чиновниками уже долгое время. Например, семьёй Рогозиных».

Чиновники должны декларировать имущество, которое не только находится у них в собственности, но и которым они пользуются (например, арендуют). Но в законодательстве есть пробел, который позволяет этого не делать.

«Если чиновник заключает с владельцем недвижимости долгосрочный договор аренды (на срок больше 11 месяцев), то этот договор регистрируется в Росреестре. Такая недвижимость обязательно должна быть задекларирована. Но если договор аренды истекает на отчётную дату декларирования доходов чиновника (31 декабря), а потом возобновляется, скажем, 2 января, то формально недвижимость, находящаяся в пользовании у публичного должностного лица, не подпадёт под декларирование, — объясняет Шуманов. — Хуснуллин может сказать, что он просто проводит в этом доме выходные, приезжает в гости время от времени, а не живёт постоянно. Обратное доказать будет трудно».

Ссылки и сноски