ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

По любым вопросам пишите на: press@kompromat.wiki

Бастрыкин вызвал панику у прокуроров и полицейских Оренбуржья

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск

Источник: ПАСМИ

Александр Бастрыкин

26.02.2019Правоохранители пытаются избежать наказания за нарушения по резонансному делу.

Оренбургские полицейские заблудились в собственном городе и материалах уже завершенного ими дела, заместитель регионального прокурора пытается воспрепятствовать проверке законности уголовного преследования матери двоих детей, а ее мужу, который хочет добиться справедливости, грозят уголовными делами — так в Оренбурге реагируют на поручение главы СКР Александра Бастрыкина.

История вокруг приговора жительнице Оренбурга Юлии Рыжевской по делу, в котором нет ущерба, продолжает обрастать подробностями. Напомним, началась она с обращения ее гражданского супруга Александра Ткаченко. Он добивается пересмотра уголовного дела, по которому мать двоих детей получила 4 года колонии. По его мнению, причина — в сговоре соседки, которой они отказали в продаже дома, с местными чиновниками и правоохранителями, а также в отказе дать этим чиновникам взятку.

Статья об этих событиях «Четыре года тюрьмы за отказ соседке со связями» вызвала не только широкий резонанс, но и реакцию федеральных органов: в регионе по поручению главы СКР Александра Бастрыкина началась проверка обстоятельств дела. Как отреагировали на эту проверку, читайте в новом материале.

Не дом и не улица

После публикации статьи «Бастрыкина заинтересовали абсурдный приговор и взятка» пришло электронное письмо из пресс-службы УМВД России по Оренбургской области.

В сообщении без подписи нас просят «подверстать» вышеуказанный материал комментарием: «Как сообщили в пресс-службе УМВД России по Оренбургской области, осужденная реализовала доли в построенном доме на пересечении улиц Степана Разина и Спартаковской города Оренбурга. Данный дом был возведен самовольно и по решению суда подлежит сносу. В правоохранительные органы обратились 11 потерпевших с заявлением. Причиненный им ущерб составил 12 миллионов 370 тысяч рублей».

Первое, что нас смутило (кроме отсутствия подписи и каких-либо пояснений) — адрес, который не совпадал с данными, указанными в нашей статье — Красногорская, 16. Открыв карту Оренбурга мы выяснили, что улицы Степана Разина и Спартаковская не пересекаются в принципе — они проходят параллельно друг другу.

Krasnogorskaya-16-1024x576.png

Получается, сотрудники управления МВД России по Оренбургской области, которым руководит Алексей Кампф, не просто промахнулись на несколько метров или километров, а написали в официальном пресс-релизе несуществующий адрес.

Единственным объяснением того, что рассылая в СМИ информацию, пресс-служба не ознакомилась не только с материалами дела, но и с картой города, может быть спешка. Правоохранители пытаются как можно скорее хоть как-то снять общественный резонанс, вызванный публикациями изданий.

Мифические потерпевшие

Как пояснил нам Александр Ткаченко, в пресс-релизе есть еще одна мягко говоря неточность — она касается потерпевших. По его словам, сначала с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении его гражданской жены Юлии Рыжевской обратились не 11 человек, а два.

«Это были двое, которые расторгли договор купли-продажи, после того, как появилась информация о том, что дом будет снесен, — пояснил Ткаченко. — Но даже их потерпевшими назвать нельзя — они являются собственниками помещений, в которых проживают, а о сносе дома речи уже не идет».

Что же касается остальных якобы потерпевших (якобы — потому что ущерб им не нанесен), то они подписали заявление под давлением следователя Татьяны Амировой. На аудиозаписи, имеющейся в распоряжении редакции, женщина рассказывает, что Амирова пугала заявителей потерей недвижимости и денег, торопила их, говоря: «Понедельник — последний день, если вы до двух часов заявление не подпишите, останетесь ни с чем».

Заткнуть рот

Александр Ткаченко также рассказал, что правоохранители пытаются заставить его перестать предавать огласке информацию о нарушениях в деле его гражданской жены.

«В полиции мне сообщили, что заместитель прокурора Центрального района Оренбурга Игорь Перевалов направил им поручение провести в отношении меня проверку на признаки совершения преступлений, каких — не уточнили», — рассказал он.

Кроме того, по словам Ткаченко, информацию о том, что рассматривается возможность возбудить против него уголовное дело — по наркотической или любой другой статье, он получил из других источников.

«Они пытаются любыми способами убрать меня, дискредитировать, чтобы я перестал выносить все напоказ и добиваться оправдательного приговора для супруги», — заявил он.

В этот процесс уже включилась областная прокуратура. «После заседания президиума суда Оренбургской области, на котором был смягчен приговор Юлии, всех заявителей на личный прием пригласил представитель обвинения — заместитель регионального прокурора Алексей Волков, — рассказал Ткаченко. — Как сообщил мне мой адвокат, прокурор разъяснял им, как дальше действовать против меня, говоря, что если я добьюсь оправдания жены, заявителей привлекут за клевету».

Нечего бояться

Между тем, с правовой точки зрения, угрозы заявителям беспочвенны, так как статьи УК РФ 128.1 «клевета» и 306 «заведомо ложный донос» к ним не могут быть применены.

«Такие правонарушения совершаются умышленно, а в данном случае, будучи запуганными следователем, потерпевшие добросовестно заблуждались в своих заявлениях, что не образует состава преступления. Об этом говорит и судебная практика», — сказал эксперт.

По его словам, наличию прямого умысла противоречат материалы дела в отношении Рыжевской — потерпевшие не осознавали что обвиняют последнюю в том, чего она не совершала.

«Написать об этом их убедили сотрудники полиции, как и в наличии совершения в отношении них мошенничества. Добросовестное заблуждение и ошибочное толкование происходящего, имеющие место в данном случае, не образует состава преступления», — подчеркнул юрист.