ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

Для связи: Главный редактор → press@kompromat.wiki | Отдел PR и СМИ → pr@garant.cc

«Агропромпарк» Морозовского периода

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
Источник: УтроNewsАвтор: Геннадий Кузнецов
125
Сергей Морозов

12.03.2020Руководство Ульяновской области могло обогащаться на провальном проекте АО «Агропромпарк» через близкий к себе бизнес. Теперь чиновники решили продать за бесценок ставший ненужным актив?

Правительство Ульяновской области выставило на торги акции сельхозпредприятие АО «Агропромпарк» — один из самых провальных проектов губернатора Сергея Морозова.

Причем выставило без объявления цены и с нулевым задатком. Это значит, что приобрести его можно хоть за 1 рубль: кто сколько предложит, главное, чтобы о торгах узнало максимально возможное количество участников.

Это уже третьи торги, которые власти Ульяновской области объявляют, желая продать убыточный актив. Первые объявили еще 1 октября 2019 года в форме аукциона. На них никто не заявился.

Второй раз — уже в декабре того же года, посредством публичного предложения. То есть со снижением цены. Но и в этот раз никто не изъявил желание принять в них участие.

Теперь власти региона решили «скинуть» его по бросовой цене, лишь бы избавиться? Но ведь в предприятия вкладывались немалые кредитные средства. Они были «распилены»?

По итогам девяти месяцев 2019 года основные показатели АО «Агропромпарк» выглядели удручающе — как и почти последние годы.

Agroprompark5.jpg

По итогам 2019 года одна только дебиторская задолженность составляла 10 млн рублей, в то время, как кредиторская — сразу 354 млн. Убыток за тот же срок составило 56 млн рублей.

Кажется, что всё это — результат масштабного «распила». Мог ли в нем принимать участие губернатор Сергей Морозов, активно пиаривший в своё время создание в Ульяновской области масштабного агропредприятия?

Созданное на базе одного из совхозов и принадлежащее Ульяновской области, оно должно было заниматься производством и продажей овощей, а потом и сборкой зерноуборочных комбайнеров и белорусских тракторов.

Ни овощей, ни комбайнов

С овощами дело не пошло. Ну не «шмогли» они. Зато «гора родила мышь» – был создан овощной рынок аж на 60 торговых мест.

В результате власти перепрофилировали предприятие – по большей части оно стало заниматься хранением овощной продукции. Одним словом – «Базар-вокзал-овощебаза».

Уже позже, в 2016 году Сергей Морозов заявил, что «Агропромпарк» войдёт в агрокластер Ульяновской области, где ему отводилась именно такая роль.

Раньше роль видимо не была понятна, но Морозов все объяснил.

Вместе с «Агропромпарком» в кластер вошла агрофирма «Старомайнская», на которую возложили обязанность производить в кластере овощи открытого грунта.

Выращиванием овощей закрытого грунта занялось АО «Тепличное», а логистику перекинули на компанию «Средняя Волга». Они должны были работать в связке, где «Агропромпарк», очевидно, был слабым звеном.

Параллельно с этим, еще в 2011 году власти объявили о создании на площадях «Агропромпарка» сборочного производства зерновых комбайнов «Симбирцит-А».

Для этого Министерство сельского хозяйства Ульяновской области и ОАО «Агропромпарк» заключили соответствующее соглашение с РУП «Гомельский завод сельскохозяйственного машиностроения «Гомсельмаш».

В том же 2011 году на базе «Агропромпарка» собрали первые и единственные 46 комбайнов, которые полностью реализовали на территории области. Правда сделать это удалось только благодаря кредитным программам «Россельхозбанка», который помог местным аграрием обновлять свои парки техники.

На этом сборка комбайнов прекратилась: это стало невыгодно предприятию, поскольку в то время Белоруссия «более чем активно субсидировала производство комбайнов, и покупателю было выгоднее брать технику у «Гомсельмаша», а «Агропромпарку» — действовать в качестве дилера»[1].

Вторая попытка наладить производство техники случилась в 2015 году: с тем же «Гомсельмашем» заключили аналогичное соглашение, но уже на трактора. Но и тогда у Морозова и его приближенных аграриев всё пошло прахом.

Все понятно. Легко сказать – три трактора. А ты пойди их собери.

Сборка и продажа была возможна только благодаря программе РФ по субсидированию выпуска сельхозтехники. Согласно ей, предприятию должны были предоставить субсидии в 25% от цены сельхозтехники при подтверждении её российского производства.

Но поправки, обеспечивающие субсидию, были пересмотрены, в результате чего производство вновь стало невыгодно. Сегодня основной вид деятельности «Агропромпарка» — сдача в аренду собственного недвижимого имущества. Но и это генерирует убытки!

Все по Булгакову – «Чего не хватишься, ничего у вас нет».

Терпи убытки, атаманом станешь

На такие мысли наводит то, что реализацию проекта по АО «Агропромпарк» доверили крайне сомнительной структуре — ООО «Свияжскоая строительная компания» (ССК).

Её основатель и один из собственников, казачий атаман Павел Батров по слухам давно является доверенным лицом команды Морозова, и мог попросту представлять его интересы. Именно компания Батрова стала главным «инвестором» развития намеченных производств.

Инвестором в кавычках по простой причине — своих средств ССК в АО «Агропромпарк» не вкладывала. Финансирование стройки шло за счет кредитов, предоставленных в «Россельхозбанке», которые ложились в кредиторскую задолженность «Агропромпарка».

Впоследствии само предприятие планировалось вывести в прибыль продать «Свияжской строительной компании», которая покрыла бы эти кредиты за счёт средств от налаженного производства.

«Россельхозбанк» принадлежит государству. Поэтому когда власти области говорят, что в «Агропромпарк» не было вложено ни копейки бюджетных денег, они, мягко говоря, лукавят. Только к 2013 году из этих кредитов в проект было вложено 200 млн рублей.

Но СКК смогло завершить только первую очередь по застройке и развитию «Агропромпарка», после чего всё заглохло. Как и куда пошли деньги «Россельхозбанка», учитывая полный провал всех этих проектов, непонятно до сих пор.

Поговаривают, что большая часть из них могла быть попросту украдена. А мог ли об этом не знать Морозов? Сегодня у него очень выгодная позиция: кредиты потратили, вытянуть предприятие не смогли, а теперь продадим за копейки? Что-то тут не ладится.

С 2018 года предпринимались попытки обанкротить предприятие. Свои претензии предъявила налоговая служба, которая указывала на реестр требований кредиторов с суммой в 14,9 млн рублей. Предъявляло претензии и ООО «Сантрейд», которому «Агропромпарк» задолжал 5 млн рублей. И там договорились миром.

В самом конце февраля 2020 года, буквально за несколько дней до торгов, арбитраж принял заявление «Россельхозбанка», что банк отказывается от иска о признании АО «Агропромпарк» банкротом. В суд «Россельхозбанк» подавал в декабре 2019 года.

Ниже – скан соглашения об отступном. «Агропромпарк» деньги вернуть не смог, отдал комбайны. И теперь власти снова пытаются сбыть компанию с кучей долгов. Уже за бесценок — хоть бы кто-нибудь взял структуру, из которой, похоже, уже выпили все соки.

Soglaschenie68.jpg

Судить о том, что стало причиной всей этой цепи событий нужно, учитывая, что из себя представляет «Свияжская строительная компания». Кажется, если слухи о близости Батрова к Морозову верны, это могло стать ключевой причиной, почему развивать предприятие доверили ему.

Еще в июне 2019 года власти заявили: «изначально стало понятно, что предприятие убыточное»[2]. Возникает вопрос — зачем вообще лоббировали его, если всё было изначально понятно?

Других мотивов, кроме желания «покормиться» на «Агропромпарке» придумать сложно. Может, поэтому эту «кормушку» с кредитами «Россельхозбанка» и отдали Батрову? Который и про своего вероятного шефа, скорее всего, не забывал.

С точки зрения банальной логики, как могли передать «Агропромпарк» рыночной стоимостью в 72 млн рублей такой, мягко говоря, сомнительной структуре

Компания с уставным капиталом всего в 10 тыс. рублей последние шесть лет либо вообще не видела прибыли, либо зарабатывала себе разве что на сигареты. По итогам 2018 года прибыль составила всего 69 тыс. рублей.

Притом, выручка за 2018 год вполне солидная 73 млн рублей. Почему же тогда рыночная стоимость компании — всего 858 тыс. рублей?

Это наводит на мысли, что из структуры попросту выводились деньги. Возможно, те самые деньги государственного «Россельхозбанка», которые должны были пойти на развитие «Агропромпарка». Последний мог вообще не получать нормального финансирования. Уж не поэтому ли всё провалилось?

OOO-CCK5.jpg

На этом фоне ССК продолжает яростно судиться. Сегодня пул судебных разбирательств, к которым имело или имеет отношение ССК составляет 81 дело. По большей части, компания Батрова выступает ответчиком.

Судился он и с силовыми структурами, которые выступали истцом. В частности, свои требования на более, чем 13 млн рублей к компании предъявил Курчатовский институт, который выступал заказчиком на выполнение инженерных и предпроектных работ. По результатам работы заказчик выявил в проведённых СКК работах серьёзные недостатки. В результате иск к компании был частично удовлетворён.

Не хлебом единым

Слухи о том, что «Агропромпрект» — это просто большой «распил» в пользу Морозова и приближённых к нему людей, продолжают множиться и крепнуть. Если они подтвердятся, в своём кресле он удержится вряд ли.

Особенно на фоне других слухов и инсинуаций: якобы Морозов давно подгребает под себя целые рынки региона. Например, фармацевтический рынок.

Еще летом 2018 года в регионе начались массовые аресты по уголовному делу о мошенничестве в сфере государственных закупок лекарств. В числе фигурантов был Депутат ЗакСа Игорь Тихонов, которого слухачи считают старым «знакомым» губернатора, и экс-министр здравоохранения области Рашиб Абдуллов.

Фармацевтическая «пляска» проходила на фоне недофинансирования областной медицины, которой ежегодно не хватает около 2 млрд рублей.

И всё это при колоссальном обнищании жителей области. По данным фонда «Петербургская политика» регион в 2018 году вошел в топ-3 регионов с самым низким уровнем дохода населения.

Uroven-dohodov5.jpg

В прошлом году ФАС России заподозрила губернатора Ульяновской области Сергея Морозова в ограничении конкуренции[3].

Губернатор определил единственную организацию, оказывающую услуги по проведению экспертизы в сфере регулирования тарифов органами власти без конкурсных процедур.

Среди других грехов, которые приписывают Морозову злые языки — лоббирование интересов близких к нему компаний на рынке детского питания, повальная коррупция, и много что еще. Теперь к ним добавился и агропромышленный сектор.

Сейчас надо пристально смотреть — кто же всё-таки получит с торгов АО «Агропромпарк», если торги состоятся. Очень вероятно, что выиграет (и заплатит копейки) близкая к Морозову структура, а на месте провалившегося проекта начнут подниматься многоэтажные высотки.

Ссылки и сноски