ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

По любым вопросам пишите на: press@kompromat.wiki

«Золотая» дача владельца Альфа-банка

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Rucriminal.info
Михаил Фридман

20.10.2017Уголовный список Михаила Фридмана. Часть два.

Редакция продолжает рассказ об уголовном списке олигарха Михаила Фридмана - «львовянина, имеющего гражданство Израиля и проживающего в Лондоне» (так он представляет себя на Украине). В прошлой статье мы сообщили о том, как СК при МВД РФ расследовал дело об отмывании денег, в котором фигурировал и «Альфа-банк». Более того, следователи обнаружили, что в темных фирмах была задействовано ООО "Вельтэкс", единственным учредителем которого являлся Михаил Фридман. В МВД РФ долго не могли понять, как вышла такая оплошность и зачем олигарх «записал» на себя рядовую фирму, задействованную в «отмывании» денег. Выяснилось, что Фридман «положил глаз» на одну из госдач. А чтобы заполучить ее, олигарху нужна была какая-нибудь структура, где он владелец. Его подчиненные не нашли ничего лучше, как оформить на босса «Вельтэкс», использовавшийся в теневых операциях. О хищении госдачи велось отдельное расследование.

Как явствует из показаний бывшего гендиректора нефтяной компании «Эвихон» Коптенко, в конце 1994-го - начале 1995 года к нему обратился за помощью лично Борис Ельцин. Президент просил профинансировать строительство санатория для сотрудников ФСО. Выбор на «Эвихон» пал не случайно: компания принадлежала сплошь бывшим соратникам президента - экс-зампреду правительства Владимиру Шумейко, экс-советнику Ельцина Михаилу де Буару и т.д.

Это сейчас, когда президент или премьер велят олигархам выделить деньги под какой-нибудь проект, те берут под козырек и безвозмездно платят. В 1990-х было принято что-нибудь получать взамен. Не стал исключением и Коптенко. Руководители ФСО решили передать ему в аренду на 50 лет три объекта, находившихся на балансе ведомства - «Сосновку-1» (бывшая госдача члена политбюро ЦК КПСС Михаила Суслова), «Сосновку-3» (бывшая госдача генерального секретаря ЦК КПСС Константина Черненко) и «Горки-10-10». «Сосновки» - это огромные земельные угодья на охраняемой ФСО территории в селе Троице-Лыково на окраине столицы.

«Эвихон» заключил договор субаренды гособъектов с ООО «РНП-Инвест», которое было учреждено Шумейко, де Буаром и фирмой «Стробис», принадлежавшей Коптенко. Примечательно, что «Стробис» выкупил потом у Коптенко Николай Чилингаров - сын видного полярника и «единоросса» Артура Чилингарова.

Фактически же бывшие деятели ельцинского окружения заполучили госдачи, в которых и обосновались. Де Буар с супругой заняли «Сосновку-1».

Шумейко с семьей – «Сосновку-3». Их общим соседом стал Александр Солженицын. Почти десять лет отставные чиновники жили под охраной ФСО, пока в 2002 году в гости к де Буару не приехал его приятель, глава олигархического «Альфа-банка» Михаил Фридман с супругой Айзиман. Как следует из показаний Любови Елизаветиной (супруги Михаила де Буара), чета гостей впечатлилась угодьями и соседями. Они изъявили желание тоже осесть в «Сосновке». В тот момент Шумейко как раз продавал свою резиденцию (точнее право долгосрочной аренды). Фридман и купил примерно за $3 миллиона.

Однако глава «Альфа-банка» малым довольствоваться не привык. Он решил получить госдачу в собственность. Для чего привлек Михаила Касьянова, с которым его связывают давние дружеские отношения. Суть сделки была предельно проста: Касьянов организует приватизацию объектов, они по нужной цене достаются структурам Фридмана, а тот одну госдачу отдает Касьянову.

Михаил Касьянов

В январе 2003 году премьер-министр подписал распоряжение о передаче «Сосновок» из ФСО в ведение Мингосимуществу для закрепления за ФГУП «ВПК-Инвест». Это означало, что в последующем госдачи могут быть приватизированы. Урегулировать все вопросы по продаже объектов было поручено заместителю министра госимущества Николаю Гусеву. Тот оказался в непростой ситуации, поскольку госдачи находились в долгосрочной аренде у «Эвихона», который в тот момент принадлежал бизнесмену Шалве Чигиринскому. В свою очередь, «Эвихон» имел договор субаренды с «РНП-Инвест». Гусев долго думал, как подступиться к госдачам. У Касьянова эта медлительность вызывала явное раздражение.

Согласно показаниям бывшего заместителя главы Мингосимущества, на одном из совещаний премьер-министр пригрозил ему увольнением, если не будет проявлена расторопность. Причем Гусеву объясняли - дачи предназначены для самого Касьянова.

Чтобы чиновник не робел, в поддержку ему отрядили заместителя директора ФСО Проценко. Они вдвоем стали последовательно вызывать к себе Чигиринского, де Буара и других заинтересованных лиц. Методами психологического давления их заставляли отказаться от долгосрочной аренды. Все это сопровождалось постоянными звонками Гусеву от руководителя секретариата премьер-министра Мерзликина. Тот интересовался, как продвигается дело с «Сосновками», и требовал ускорить процесс.

Больше всех упирались де Буар и Чигиринский. Они хотели получить за освобождение дач какие-нибудь преференции. В результате всю финансовую составляющую арендаторы обсуждали с представителями «Альфа-банка».

Договорились об отступных на суммы от $700 тысяч до EURO 1 миллиона. Общими усилиями чиновников и «Альфа-банка» в октябре 2003 года арендаторов удалили из «Сосновок». Но тут возникла новая проблема. ФСО не спешила передавать эти объекты из своего подчинения. Мерзликин буквально оборвал телефоны руководства службы, требуя быстро исполнить распоряжение правительства. Спешка была страшная - премьер Касьянов уже догадывался, что его дни на этом посту сочтены. Когда, наконец, решился вопрос с ФСО, настала пора приватизации.

В своих показаниях свидетели утверждают, что представители «Альфа-банка» в спешке провели оценку госдач через «родственную» структуру. После чего в декабре 2003-го - январе 2004 года объекты были выставлены на аукционы. В торгах принимали участие исключительно структуры, аффилированные с «Альфа-банком». В этом на допросе признался сам Михаил Фридман.

В результате «Сосновка-3» досталось за 10,1 миллиона рублей ООО «Вельтэкс», единственным учредителем которой был Михаил Фридман. А «Сосновка-1» за 11,1 миллиона - ООО «Амелия». Следствием был установлено, что в бюджет от сделки по «Сосновке-3» не поступило 186,4 миллиона рублей, а по «Сосновке-1» - 190,6 миллиона. Рыночная же стоимость дач вообще составляет около 250 миллионов - уже не рублей, а долларов. Ведь речь идет о целых комплексах. «Сосновка-1» включает 26 объектов недвижимости, расположенных на 11,5 гектара земли.

«Сосновка-3» - это 23 объекта, размещенные на 5,6 гектара. Обе дачи имеют индивидуальные выходы к Москве-реке.