ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

Для связи: Главный редактор → press@kompromat.wiki | Отдел PR и СМИ → pr@garant.cc

Министерский брак (В. Б. Христенко и Т. А. Голикова, министр промышленности и министр здравоохранения)

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
Автор: Алексей Челноков
500

«Грязное белье» Кремля. Разоблачение высших чиновников РФ (продолжение).

1. Часть первая: Чистка мундиров (Ю. Я. Чайка, Генеральный прокурор)
2. Часть вторая: Минобороны для мебели (А. Э. Сердюков, министр обороны)
3. Часть третья: В предчувствии гражданской войны (А. Б. Чубайс, глава госкорпорации «Роснано»)
4. Часть четвёртая: Министерский брак (В. Б. Христенко и Т. А. Голикова, министр промышленности и министр здравоохранения)

Когда зимой 2010-го бульдозеры сносили поселок «Речник», выяснилось, что по соседству расположен элитный коттеджный городок «Остров фантазий». Здесь, как разузнали дотошные репортеры, в 2007 году приобрел очень дорогую недвижимость министр промышленности Виктор Христенко. Откуда у супругов-министров Голиковой — Христенко деньги на апартаменты в элитном поселке «Остров фантазий», где стоимость одного квадратного метра доходит до $ 14 000?

Согласно декларации о доходах Христенко за 2008 год, площадь дома составляет 218,6 кв. метр. То есть покупка обошлась министрам в $2,5 млн, или 80 млн рублей. Фантастическая сумма даже для чиновников высшего ранга! Христенко с Голиковой столько не зарабатывают.

Согласно декларации Христенко, в 2007 году он заработал всего 2,153 млн рублей. Чтобы купить в шикарном поселке квартиру, ему потребовалось бы откладывать в свинью-копилку все свои легальные доходы за 37 лет. В 2005 году он заработал всего-то 1,406 млн руб. Более ранние его заработки — того же уровня. В налоговой базе данных за 1999 год указывается, что Христенко в должности первого замминистра финансов и первого зампреда правительства получил 77 468 рублей. Его годовой заработок в 2003-м составил 600 тысяч рублей. В 2004-м прибавка оказалась солидней (в том году Христенко 10 дней исполнял обязанности премьера, а потом возглавил Минпромэнерго) — полтора миллиона рублей. Немало, но на «Фантазию» не хватает!

О существовании пакета акций в его декларации ничего не говорится, хотя Христенко официально являлся представителем государства в советах директоров КаМАЗа, Магнитогорского металлургического комбината, Газпрома, «Транснефти» и т. д. Может, покупку министра оплатила его супруга — тоже министр (но уже здравоохранения и социального развития) Татьяна Голикова? Вот доходы главы Минздрава скромнее министра промышленности. По декларации за 2008 год, она получила на миллион меньше. Да и прежде уступала ему в доходах: налоговая база информирует, что в 2003-м чиновница принесла домой из Минфина 692 653 рубля, в 2004-м — 1 070 416 и далее в том же духе.

В декларации Голиковой указана площадь квартиры — 142,4 кв. метра. Видимо, речь идет о четырехкомнатном жилье: гостиная, столовая с кухней, 3 спальни, гардероб и 2 санузла. Все это стоит примерно $2,424 млн. Годовой зарплаты министра хватило бы лишь на два метра этой элитной жилплощади! Так что помочь мужу приобрести недвижимость в «Острове фантазий» госпожа Голикова вряд ли бы могла — за свою квартиру платить нечем.

Видимо, вице-премьер Христенко уже давно попал в «переплет». После президентских выборов 2000-го Виктора Христенко прочили в премьер-министры, поскольку питерские знакомцы Путина — сплошь спецслужбисты и в хитрых экономических схемах — ни бум-бум. Очень удобная, кстати, для Кремля кандидатура. Ежели что не так сделает — компромат на стол, будет послушным — челябинское уголовное дело по Фонду защиты частных инвестиций так и будет пылиться в каком-нибудь сейфе.

Виктор Христенко — уже долгожитель в российском кабинете министров. До весны 1998 года, правда, о скромном вице-губернаторе Челябинской области никто не слышал. Почему именно его пригласил самый молодой российский премьер Сергей Кириенко в Белый дом курировать весь огромный финансовый блок страны — до сих пор загадка. Может, потому, что вместе они взросли на ниве комсомольской коммерции? Сережа Кириенко в конце 80-х курировал нижегородские стройотряды, а выпускник Челябинского политехнического института Витя Христенко в родном Челябинске организовывал комсомольскую систему НТТМ. Оба с младых ногтей познали вкус легких кооперативных денег. Сошлись, сработались, нашли общий язык.

Но Кириенко уже давно нет в Белом доме, а Христенко продолжает вице-премьерствовать. Не так прост оказался комсомольский коммерсант? В чем же секрет его непотопляемости?

Ты помнишь, как все начиналось? Помните знаменитый «книжный» скандал? Это когда Ельцин в отставку отправил целую когорту младореформаторов во главе с Анатолием Чубайсом за то, что они получали баснословные гонорары за ненаписанные книжки. Уж больно эти гонорары напоминали взятки за «правильно» проведенные приватизационные тендеры и аукционы.

Как вы думаете, кто надоумил Анатолия Чубайса и группу высокопоставленных соавторов заработать не по одной сотне тысяч долларов на ниве писательского труда? По нашим данным, идею этого изящного заработка подсказал «чикагским мальчикам» не кто иной, как неприметный провинциальный чиновник Виктор Христенко.

Кстати, до прихода в Белый дом Христенко успел поработать на Ильинке. В поле зрения Чубайса он попал с подачи своего наставника еще со времен совместной работы в администрации Челябинской области, а впоследствии главного налоговика страны Александра Починка. Говорят, что финансовое благополучие Починка, о котором он гордо сообщал во всех своих налоговых декларациях, во многом зиждилось на энергии деловитого помощника. Видимо, Чубайс оценил эти качества Христенко и забрал его в Москву на должность заместителя министра финансов. По-видимому, тогда же Виктор Христенко поделился с Анатолием Борисовичем своим «ноу-хау».

Дело в том, что задолго до «книжного» скандала в Москве аналогичный случай произошел на Южном Урале с будущим вице-премьером Христенко. Еще в 1996 году в Челябинске была издана 10-тысячным тиражом тоненькая — всего-то 88 страниц — брошюра с броским названием «В поисках пропавших вкладов»: своеобразное пособие для вкладчиков, которые потеряли свои деньги в ходе активного строительства финансовых пирамид. Под невзрачной обложкой скрывалось не менее невзрачное содержание — собрание правительственных распоряжений и постановлений. В списке авторов-составителей этого труда гордо значился Виктор Христенко. Два его соавтора тоже небезызвестные в Челябинске люди — Андрей Дементьев (возглавлял региональное отделение Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг, а затем перебрался в Москву и работает в аппарате Христенко) и Олег Худяков (непосредственный руководитель Фонда защиты частных инвестиций, тоже последовавший за Христенко в Москву).

Только вот вскоре выяснилось, что на издание этой жалкой брошюры областным Фондом защиты частных инвестиций было истрачено целых 50 миллионов бюджетных рублей (неденоминированных). При этом отпечатана она была в соседнем Екатеринбурге, частной издательской фирмой «СВ», хотя свой Дом печати у челябинских «прозаиков» был под боком. Судя по всему, авторам очень не хотелось, чтобы в Челябинске узнали о деталях издания этого труда, особенно о гонорарах.

Кстати, по уставу Фонда смета расходов на издание книги должна была утверждаться попечительским советом, но книгоиздательское решение не принималось даже его правлением.

Как нам стало известно, фирме «СВ» за издательские услуги было перечислено 36,5 миллиона. Хотя по оценкам экспертов, недоуменно вертящих сей «фундаментальный» труд в руках, на бумагу, печать и прочие типографские работы могло уйти от силы 20 миллионов рублей. Куда же делись остальные госсредства?

Ответ на этот вопрос могли бы дать авторы-составители, но они скромно промолчали. Известно лишь, что сотрудники фонда — от председателя правления до машинистки — получили в общей сложности 7 миллионов рублей премии «за создание и издание книги» (О. Худяков, например, 5 млн рублей). Кроме этого, обманутым вкладчикам предлагалось приобретать брошюру по 2 тысячи рублей за штуку. Ажиотажным спросом она не пользовалась, но разошлась. А 20 миллионов рублей, вырученных от продажи странного пособия, в кассу фонда так и не поступили, да и сама брошюра не была оприходована как имущество фонда.

Выходит, угодившие в опалу кремлевские «писатели» — всего лишь жалкие плагиаторы. Способ зарабатывания «литературным трудом» изобрели вовсе не они, а скромный заместитель главы провинциальной администрации. Возможно, именно за эту «сметку» получивший потом пост вице-премьера российского правительства.

Проверкой деятельности челябинского Фонда защиты частных инвестиций, одним из учредителей которого являлась администрация Челябинской области в лице все того же Виктора Христенко, занималась милиция. С «книжным» эпизодом оперативники разбирались детально. Кроме этого, выяснилось, что фонд жировал на бюджетные деньги от вольного: из 670 миллионов рублей, выделенных из госказны, обманутым Мавроди и прочими пирамидостроителями гражданам в качестве компенсаций досталась от силы половина. Остальные деньги просто исчезли. Что тем не менее не помешало Христенко благополучно перебраться в Москву на повышение, где он по сей день почему-то продолжает чувствовать себя неуязвимым перед законом.

Виктор Христенко курировал в правительстве такие лакомые секторы реальной российской экономики, как ТЭК и таможню. Он слыл непримиримым борцом за пополнение госбюджета нефтедолларами (именно правительственная комиссия по защитным мерам во внешней торговле, которую возглавлял вице-премьер Виктор Христенко, определяла механизм расчета всех экспортных пошлин) и грозой всех российских нефтемагнатов.

Но если противостоять нефтяным лоббистам у Христенко получалось, то отечественные сахаропроизводители почему-то оказались милее его сердцу. В свое время сахарные дельцы добились ограничения импорта сахара-сырца, поскольку комиссия Христенко с 2001 года решила ввести тарифную квоту на ввоз этого продукта в размере 3, 5 млн тонн в год. А таможенная пошлина на сахар-сырец, поставляемый в рамках квоты, составляла 5% от его таможенной стоимости, сверх квоты — 30%, что являлось фактически запретительной мерой. Квоты Христенко пообещал продавать на аукционе.

Невольно закрадывается мысль: нефтетрейдеры о «книжном» компромате на Христенко ничего не ведают, поэтому и бессильны уменьшить свои экспортные пошлины, а отечественные сахарозаводчики — в курсе, поэтому у них с вице-премьером и отношения складываются полюбовные? Странное дело, в цивилизованных странах компромат политикам закрывает дорогу во власть, у нас — наоборот, открывает двери в любые высокие кабинеты, в том числе и кремлевские. В народе говорят: «Пьющая мать — горе семьи». А что можно сказать о пользе для страны от премьер-министра, который в любой момент может оказаться за решеткой?

Но теперь органам придется иметь дело сразу с двумя министрами — женой и мужем. Ради Голиковой Христенко бросил жену Надежду с тремя детьми.

— Первая жена Христенко примчалась за ним в столицу очень быстро. Вроде ей кто-то сообщил, что у мужа роман с молоденькой, — рассказала журналистам «Собеседника» бывшая коллега Голиковой Елена Александровна. — Таня на 11 лет младше ее и на 8 — его. Когда у них все завертелось, не знаю. Но познакомились они еще в 98-м. Христенко тогда только пришел к нам в Минфин. А у нее в голове была одна карьера. С личной жизнью у Тани не сложилось. С первым мужем прожила всего 5 лет. Вроде бы он сильно болел. Детей у них не было. Мы уж ей потом говорили, когда они с Христенко стали жить гражданским браком, чтобы скорее рожала. Да она все рукой махала, мол, поздно. И теперь бы еще могла — всего-то 41 год, но, наверное, опять из-за карьеры не станет.

Голикова и Христенко официально расписались в 2002 году. Справедливости ради стоит заметить, что первый брак Виктора Христенко, министра промышленности и энергетики, и без «королевы бюджета» трещал по швам. С первой женой Надеждой у них случился почти студенческий роман. Они познакомились «на картошке», и студент Христенко даже пару раз дрался на танцах за свою избранницу. После получения Виктором диплома они с Надеждой расписались. Молодая жена бросила институт и родила Христенко дочь Юлию. Через год в семье появился сын, а уже в 90-м еще одна дочь. Когда Виктор Христенко во второй половине 90-х пошел на повышение в Москву, семью решил пока не перевозить.

Дочь Христенко Юлия в 2004 году вышла замуж за Евгения Богданчикова — младшего сына главы «Роснефти» Сергея Богданчикова. Юлия Богданчикова некоторое время работала ведущим специалистом юридического отдела «Севморнефтегаза» (создан в 2002 году «дочками» «Роснефти» и «Газпрома» для освоения Приразломного нефтяного и Штокмановского газоконденсатного месторождений, в 2006 году «Газпром» консолидировал 100% акций).

Сын Виктора Христенко Владимир работает на металлургическую группу ЧТПЗ, подконтрольную сенатору от Законодательного собрания Челябинской области, члену «Единой России» Андрею Комарову. Русский «Форбс» в 2007 году оценил состояние Комарова в 1 миллиард 300 миллионов долларов.

В 2003 году двадцатидвухлетний Владимир Христенко окончил Высшую школу экономики и стал руководителем проекта одного из крупнейших металлотрейдеров на российском рынке «Система комплексного снабжения «МеТриС» (входит в группу ЧТПЗ). А в 2006-м, в возрасте двадцати пяти лет, возглавил совет директоров «ЧТПЗ-КТС» и наблюдательный совет MSA a.s., чешского производителя трубопроводной арматуры, который входит в состав «ЧТПЗ-КТС».

В 2007 году следственные органы провели выемку документов на Челябинском трубопрокатном заводе, что, по мнению московских экспертов, было предупреждением министру промышленности и энергетики РФ Виктору Христенко. Оперативные действия проводились в рамках уголовного дела, поводом для которого стал отказ предприятия оплатить собственный вексель на сумму 1 миллион 125 тысяч рублей. Известно, что для собственников предприятия трубный бизнес никогда не был основным. Друзья Христенко — Андрей Дементьев, Андрей Реус и Андрей Комаров — финансисты. Они и сейчас оказывают консультационные услуги и имеют ряд фирм, занимающихся обналичиванием денег. Одна из таких фирм находится в Первоуральске, другая — в Кыштыме, третья — в Челябинске. По мнению наблюдателей, интерес правоохранительных органов к группе ЧТПЗ может быть связан именно с этой деятельностью.

В интервью «Новой газете» Виктор Христенко сказал: «Я горжусь, что мой сын Володя «недалеко откатился от яблони» и работает на ведущем предприятии Южного Урала, откуда я сам родом и где у меня живут родные».

Весной 2010 года сын главы Минпромторга Виктора Христенко Владимир покинул пост гендиректора ЗАО «Римера» — управляющей компании нефтесервисного дивизиона Группы ЧТПЗ. Сейчас он занимается строительством гольф-полей в рамках девелоперского проекта акционеров Челябинского трубопрокатного завода. Один из гольф-клубов совладельцы Группы ЧТПЗ Александр Федоров и Андрей Комаров строят в Сысертском районе Свердловской области. Также есть планы по строительству гольф-полей на Южном Урале. Вот такой «переплет»!