ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

Для связи: Главный редактор → press@kompromat.wiki | Отдел PR и СМИ → pr@garant.cc

«Это деньги РЖД и мафии. Мало никому не покажется»

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Русский Криминал
113
Аркадий Беркович (он же Артур Хабибуллин)

24.08.2021Раскрываем мотивы загадочных убийств банкиров и их семей.

Хищение 108 млн акций «Газпрома»; вывод за границу денег мафии на сотни млн; расстрел владельца Содбизнесбанк и Кредиттраст Александра Слесарева вместе с семьей ; похищение, пытки и зверское убийство совладельца банка «Национальный капитал» Дмитрия Плытника; похищение и убийство другого совладельца банка «Национальный капитал» Филиппа Дегтярева; похищение, пытки, расчленение и «похороны» в бочке предправления банка Кутузовский Олега Новосельского. Все это звенья одной криминальной истории с лихо закрученным сюжетом и «реками» крови. Редакция публикует показания свидетеля, который расставит все точки над «I» в этих преступлениях и подробно опишет, как развивались события. Речь идет о бывшему совладельце «Национального капитала» Александре Шевченко.

Из первой публикации читатель сможет узнать, как зарождался конфликт, который привел к целой серии убийств. Совладелец «Нацкапитала» Дмитрий Плытник привел в 2002 году к другим совладельцам и в банк нового клиента - Аркадия Берковича ( ранее Артур Хабибуллин).

Ранее (весной 1999 года) Плытник Д.С. и его партнер Жидких И.Н. совместно с супругом последней Архиповым Дмитрием Александровичем и Парфентьевым Артемом Вячеславовичем (действующий сотрудник МВД РФ, сын генерал-майора МВД Парфентьева Вячеслава Митрофановича) мошенническим путем похитили у ЗАО «Финансовые партнеры» сто восемь миллионов акций ОАО «Газпром», за продажу которых выручили примерно 24 миллиона долларов США. Похищенные деньги аккумулировались на счетах, подконтрольных Плытнику Д.С.

Беркович отрекомендовался, как представитель компаний-держателей теневого финансового общака (на его жаргоне бассейна) РЖД России. По его словам, он работал с сыновьями тогдашнего главы РЖД Владимира Якунина. Также Беркович работал с деньгами крупных ОПГ, в частности его партнером являлся Аслан Гагиев (Джако).

Аслан Гагиев (Джако)

После размещения привлечённых значительных средств на коррсчетах «Нацкапитала» Беркович, шантажирую предправления банка Дегтярева Ф.В., вынудил его обналичивать денежные средства и выводить их за рубеж.

Потом он попросил перевести из Нацкапитала 300 млн рублей в банк Кредиттраст Александра Слесарева, с которым он договорился «по пацански». Однако, вскоре Кредиттраст рухнул. Беркович начал всем угрожать, в том числе с помощью Джако. Стоит отметить, что хорошим знакомым Гагиева являлся лучший друг Слесарева, известный тренер, а сейчас депутат ГД РФ Валерий Газзаев. В результате Слесарев согласился передать Нацкапиталу обязательств по кредитам перед своим банком на 700 млн рублей. Нацкапитал должен был взыскать с должников средства, которые возможно, и отдать 300 млн Берковичу. Однако, кредиты оказались «плохими», процесс взыскания затягивался. Разозленный Беркович объявил, что его партнеры из РЖД и мафии (в том числе Джако) больше ждать не могут, надо выплатить немедленно 700 млн рублей. Иначе всем, кто имеет отношение к данной истории «мало не покажется». На стороне Нацкапитала выступила семья из МВД Парфентьева , начался конфликт. А потом начали сбываться обещания Берковича, что мало никому не покажется.

Редакция публикует первую часть показаний Шевченко:

«По существу уголовного дела могу показать следующее. Статья 51 Конституции Российской Федерации мне разъяснена и понятна. Показания давать желаю. С Плытник Дмитрием Сергеевичем я познакомился примерно в 1996 или 1997 году, когда состоял в должности заместителя Председателя Правления Банка ООО «Сольди». Познакомился я с ним через своих клиентов Бравина Игоря и Жидких Ирину Николаевну. Через некоторое время у меня с Плытником Д.С. сложились дружеские отношения, мы вместе семьями отдыхали, отмечали праздники, ходили друг другу на дни рождения.

В период с 1997 по 2000 годы, я работал руководителем дополнительного офиса «Басманный» банка ЗАО «Интеллект», расположенного по адресу: г. Москва, Басманный тупик, д. 6-ба. Примерно в 1998 году Плытник Д.С. попросил меня помочь арендовать помещение, находящееся в одном здании и на одном этаже с нашим банком ЗАО «Интеллект», для своей копании (название фирмы не помню), где работали вместе с ним Бравин И. и Жидких И.Н. Я помог Плытнику Д.С. арендовать данное помещение через своего знакомого Воронкова Сергея Николаевича, являвшегося генеральным директором ОАО «Моспромтранспроект», которому принадлежало указанное здание. На тот период Плытник Д.С. являлся бизнесменом и одним из совладельцев ряда компаний, в том числе ООО «Торн-Групп», ООО «Торн-Косметик» и был представителем оффшорной копании «Бусиака Инвестмент Холдинг Корп», имел связи в Центральном Банке Российской Федерации, мог решать многие вопросы в банковской сфере. Его партнерами 1998 2004 годы являлись Краснослободцева Екатерина Алексеевна, Семенова Евгения С. (отчество не помню) и ряд других лиц, каких именно, на данный момент уже не помню.

Примерно в 2000 году со слов Плытника Д.С. и Жидких И.Н. мне стало известно, что они весной 1999 года совместно с супругом последней Архиповым Дмитрием Александровичем и Парфентьевым Артемом Вячеславовичем мошенническим путем похитили у ЗАО «Финансовые партнеры» сто восемь миллионов акций ОАО «Газпром», за продажу которых выручили примерно 24 миллиона долларов США. Похищенные деньги аккумулировались на счетах, подконтрольных Плытнику Д.С.

В последующем со слов Плытника Д.С., а также со слов Жидких И.Н. мне стало известно, что Плытник Д.С. выплатил Жидких И.Н. и её мужу Архипову Д.А. восемь миллионов долларов США, а Парфентьев А.В. получил около шести миллионов долларов США. Жидких И.Н. и её супруг требовали от Плытника Д.С. за участие в совершении указанного преступления удвоить долю, то есть требовали от последнего еще восемь миллионов долларов США. Плытник Д.С. отказался выплачивать им указанную сумму, мотивируя тем, что Жидких И.Н. обманула его с затеей по завладению указанных акций ОАО «Газпром», поскольку обещала, что возникнут, в худшем случае, только требования гражданско-правового характера через арбитражные суды, а, в конечном итоге все это «вылилось» в уголовное преследование, в связи с чем ему (Плытнику Д.С.) придется нести незапланированные расходы и поэтому, в случае выплаты еще восьми миллионов долларов США Жидких И.Н. и её супругу, ему (Плытнику Д.С.) ничего не и останется.

Валерий Газзаев

В 2000 году я совместно с Дегтяревым Филиппом Владимировичем (девичья фамилия матери Шейман), занимавшим на тот момент должность главного бухгалтера в банке ЗАО «Интеллект», решил приобрести банк ООО «Новый торгово-инвестиционный банк», позже, а именно, в 2002 году, переименованный в банк АКБ «Национальный капитал» (ЗАО).

На тот период времени получить лицензию в Центральном Банке Российской Федерации на занятие банковской деятельностью было не реально, поэтому было решено приобрести указанный банк с финансовой «дырой». Постепенная выплата обязательств данного банка являлась покупкой настоящего финансового учреждения. Для выплаты текущих обязательств банка и его последующего развития нам необходим был партнер-инвестор, в роли которого момент изъявил желание быть Плытник Д.С. Плытник Д.С. хотел «привести» в банк крупные суммы, полученные, скорее всего, от продажи указанных выше акций ОАО «Газпром».

Примерно в конце 2000 года или в начале 2001 года, когда я совместно с Дегтяревым Ф.В. приобрели акции банка ООО «Новый торгово-инвестиционный банк», Плытник Д.С., который в будущем обещал принести в банк серьезные инвестиции, поставил перед нами следующие условия. Во-первых, по требованию Плытника Д.С. службу безопасности должен был возглавить близкий ему человек, бывший генерал-майор милиции Парфентьев Вячеслав Митрофанович и, во-вторых, какая-то часть акций банка должна была быть оформлена на близких Парфентьеву В.М. и его сыну - Парфентьеву Артему Вячеславовичу родственников или знакомых.

С нашей стороны, то есть с моей и Дегтярева Ф.В. было Плытнику Д.С. поставлено условие, что пока он не привлечет в наш банк значительные инвестиции, он законным акционером (по документам) стать не сможет, в оперативном управлении деятельностью банка принимать участие не будет, также не будет участвовать в распределении прибыли. Согласно нашей договоренности с Плытником Д.С. на момент вхождения последнего в «долю» нашего банка, его формальными акционерами являлись следующие лица:

  1. ЗАО «Праймтекс» -генеральный директор и акционер Гречанкова И.Л., являвшаяся гражданской супругой Шеремета Виктора Николаевича, который ранее также являлся собственником доли акций АКБ «Национальный капитал» (ЗАО).
  2. ЗАО «Мультитранс» - генеральный директор Худыкина Вера Михайловна. Учредителем данной компании являлся на тот период председатель правления АКБ «Национальный капитал» (ЗАО) Дегтярев Филипп Владимирович.
  3. ЗАО «Дизайн Дедал»-акционер 100%, генеральный директор Парфентьева Наталья Павловна. Парфентьева Н.П. являлась супругой руководителя службы безопасности нашего банка-Парфентьева Вячеслава Митрофановича.
  4. ЗАО «Баторг»-акционер 100% , генеральный директор Пожидаева Елена Николаевна. Пожидаева Е.Н. являлась тещей сына Парфентьева Вячеслава Митрофановича.
  5. ЗАО «Битор»-акционер 100%, генеральный директор Дорофеева Татьяна Владимировна. Дорофеева была сотрудником АКБ «Национальный капитал» (3АО), работала в клиентском отделе и являлась моей «гражданской» супругой.
  6. ООО «Нордикс М»-собственник 100%, генеральный директор Допиро Ольга Владимировна. Допиро О.В. являлась «гражданской» супругой Парфентьева Артема Вячеславовича- сына Парфентьева В.М.
  7. ЗАО «Гранд Сентрал»- акционер 100%, генеральным директором со дня образования являюсь я.

Все указанные организации владели на тот период примерно одинаковыми процентами акций в нашем банке, то есть примерно от 14 до 16 процентов. Таким образом, я и моя «гражданская» жена (на тот момент «гражданская», в настоящий момент официальная) Дорофеева Т.В. в общей сложности, контролировали примерно 32 процента в уставном капитале банка. Плытник Д.С. так и не вошел в состав соучредителей, поскольку никаких инвестиций от него не поступило. Дягтярев Ф.В. контролировал примерно от 14 до 16 процента в уставном капитале, а Парфентьевы формально владели остальными акциями нашего банка.

Хочу пояснить, согласно нашей договоренности с Плытником Д.С. и Парфентьевыми, а также Дегтяревым Ф.В. при появлении инвесторов, желающих приобрести акции нашего банка, им будет проданы акции, зарегистрированные на Парфентьевых. При этом при перерегистрации акций банка в соответствии с той же договоренностью Парфентьевы вообще никаких денег не вносили. Поскольку я и Дегтярев Ф.В. на стадии приобретения банка знали, что в нем имеется финансовая «дыра», то есть обязательства перед другими лицами (клиентами) в сумме около 900 000 долларов США, мы приобрели данный банк за указанные обязательства по выплате долга клиентам.

После того, как я и Дегтярев Ф.В. стали управляющими указанного банка, через 2-3 года, несмотря на то, что банк нами приобретался будучи фактически «банкротом», его состояние значительно улучшилось, благодаря грамотному менеджменту и введению одними из первых системы интернет-банкинга, банк стал рентабельным и начал приносить прибыль.

Примерно в начале 2003 года Плытник Д.С. привел в банк нового достаточно «крупного» клиента - Хабибуллина Артура, как я узнал в дальнейшем, eго настоящее имя -Беркович Аркадий Григорьевич (далее Беркович А.Г.). На тот период Беркович А.Г. был управляющий финансами ряда компаний, а именно: ООО «Энерго Пром Групп», ООО «Весткап», ООО «Далбридж ТМ», ОО «Паристо Гарант», ООО «Норд Сервис», ООО «Русмединвест», «Технострой» и другие, какие именно, на данный момент не помню. Беркович А.Г. по просьбе Плытника Д.С. арендовал офис в цокольном этаже здания, принадлежащего ОАО «Моспромтранспроект», где располагался наш банк АКБ «Национальный капитал» (ЗАО), то есть по адресу: г. Москва, Басманный тупик, д. 6-ба.

Весной 2004 года на счета компаний, подконтрольных Берковичу А.г. и открытых в АКБ «Национальный капитал» (ЗАО), поступило около 300 миллионов рублей. Беркович А.Г. предложил оставить деньги в нашем банке на год под хороший процент, однако, не хотел оформлять депозитный счет на указанную сумму. Я и Дегтярев Ф.В. отказались от такой схемы вложения денег Берковича А.Г. в наш банк, поскольку это могло привести к тому, что он (Беркович А.Г.) в любой момент мог дать распоряжение на перевод денег в другие банки, а наш банк в свою очередь не смог бы указанные деньги отозвать из долгосрочных вложений. В таком случае наш банк автоматически превращался в должника Берковича А.Г. и нам не оставалось ничего, как передать ему акции. Как правило, подобная схема используется для рейдерского захвата банков, поэтому я был против такого привлечения денег Берковича А.Г. Я предложил Берковичу А.Г. поместить указанные деньги на депозитный срочный счет в нашем банке под определенный процент, однако, Беркович А.Г. отказался, что и свидетельствовало о том, что Беркович А.Г. изначально планировал рейдерский захват нашей кредитной организации.

Поскольку нашему банку, как и любой другой кредитной организации, требовалось привлечение денег, я предложил Берковичу А.Г. другой менее доходный, но более ликвидный (оперативный) способ размещения денежных средств в нашем банке, а именно, размещение на счете, средства которого могли привлекаться только операциям на межбанковском рынке. То есть указанные деньги банк мог использовать только на один-два дня для кратковременного кредитования других банков, чтобы в случае требований Берковича А.Г. о возврате его денежных средств, мы могли быстро и без проблем для нашего банка удовлетворить его требования. Беркович А.Г. согласился на данный вид размещения своих денег, однако, остался недовольным. Хочу также пояснить, что оформлением всех бумаг со стороны Берковича А.Г. занималась его сестра, как он её представлял,- Хабибуллина Жанна. Прошел примерно один месяц или чуть более, Беркович А.Г., как я и предполагал, дал поручение о переводе всей суммы своих денег в банк «Кредит- Траст», принадлежащий Слесареву Александру Юрьевичу. Я лично и Дегтярев Ф.В. предупреждали Берковича А.Г., что данное кредитное учреждение является фактически банкротом. Несмотря на наши предупреждения, Беркович А.Г. настоял на своем и перечислил все свои деньги в банк «Кредит-Траст», при этом пояснил нам, что со Слесаревым А.Ю. все решено «по-пацански», он его (Берковича А.Г.) не «кинет», то есть не обманет.

Через несколько дней Беркович А.В. приехал в наш банк в сопровождении Плытника Д.С. Беркович А.Г., обращаясь ко мне и Дегтяреву Ф.В. сказал, что Слесарев А.О. его «кинул» и банк «Кредит Траст» перестал выполнять его платежные распоряжения и умолял нас помочь «спасти» его деньги. Я и Дегтярев Ф.В. сказали, что мы ничем помочь не можем, и напомнили ему о том, что банк Слесарева А.Ю. «Кредит Траст» являлся фактически банкротом. В этот день Беркович А.Г. ушел ни с чем, был сильно расстроен и разозлен, уходя сказал нам: «Вы не понимаете, эти деньги принадлежат очень серьезным людям, никому мало не покажется..».

Еще через несколько дней приехал Плытник Д.С. с Берковичем А.Г. и они сказали, что встречались со Слесаревым А.Ю. и, что последний согласился вернуть деньги Берковича А.Г. путем передачи нашему банку кредитных обязательств по договорам цессии банка «Кредит Траст». После заявления Берковича А.Г., что его деньги принадлежат серьезным людям, мы с Дегтяревым Ф.В. не могли не согласиться с его предложением, поскольку не желали ссориться с ним, так как неоднократно слышали от Плытника Д.С., что Беркович А.Г. бандит и связан с какой-то серьезной «кавказской» преступной группировкой. Схема предложенная Берковичем А.Г. и Плытником Д.С. означала, что Слесарев А.Ю. готов был передать непогашенные кредиты клиентов своего банка в банк АКБ «Национальный капитал» (ЗАО) для погашения задолженности перед Берковичем А.Г. После этого Плытник ДС. предложил Дегтяреву Ф.В. создать команду из специалистов бухгалтерского управления нашего банка, чтобы выехать в банк Слесарева А.Ю.-«Кредит Траст» для анализа качества кредитного портфеля, предполагавшегося передать в наш банк. Моё пожелание участвовать в анализе должников кредитного портфеля было сразу же отвергнуто Берковичем А.Г., поэтому в банке «Кредит Траст» я никогда не был и лично со Слесаревым А.Ю. не знаком. Меня это очень сильно удивило и насторожило, так как для качественного анализа кредитов банка требуется всегда встреча с каждым должником (заемщиком), чтобы определить реальную возможность возвращения кредитов. Хочу пояснить, что мы также с Дегтяревым Ф.В. согласились на данное предложение не только потому, что боялись Берковича А.Г., но также и по тому, что данная сделка принесет нашему банку небольшую прибыль и новых клиентов. В следующие несколько недель специалисты нашего банка во главе с Дегтяревым Ф.В. и Плытником Д.С. находились в банке Слесарева А.Ю. «Кредит Траст» для выбора кредитов, предполагавшихся передать в наш банк в целях дальнейшего погашения задолженности банка «Кредит Траст» перед Берковичем А.Г. В конечном итоге, нашими специалистами были выбраны определенные кредиты на общую сумму, равную примерно 650 или 700 миллионам рублей. Между нашим банком, банком Слесарева А.Ю. и Берковичем А.Г. был подписан трехсторонний договор. Беркович А.Г., по-моему, сам лично не подписывал договор, за него подписывали договор представители, подконтрольных ему фирм.

Качество перешедших в наш банк кредитов было крайне низко, наши специалисты не были уверенны, что, взяв на себя указанные обязательства, мы сможем вернуть 300 миллионов рублей Берковичу А.Г. В последующем работа с указанными кредитами показала, что большинство кредитов не возвратные, то есть у должников не было реальной возможности рассчитаться по кредитам.

До начала сентября 2004 года продолжалась кропотливая и сложная работа по возврату кредитов, перешедших из банка Слесарева А.Ю. в наш банк. Денежные средства Берковичу А.Г. возвращались очень медленно, так как у большинства кредитных договоров срок погашения еще не истек, а те должники, у которых истек срок погашения денег по договорам, фактически были не в состоянии их оплатить, либо начинали судиться, чтобы оттянуть срок погашения задолженности и приостановить на время судебных процессов выплату банковских процентов. В общем, у нашего банка возникли определенные проблемы с быстрой выплатой денег Берковичу А.Г., так как требовалось по указанной выше причине длительное время для погашения кредитов. С сентября 2004 года Беркович А.Г. вместе со своими партнерами по бизнесу Жажковым Борисом Александровичем и Базылевым Сергеем Николаевичем, несмотря на то, что мы заранее предупреждали Берковича А.Г. о том, что возврат долга займет достаточно длительный период времени, последние изменили тактику и тон общения, стали требовать, выплатить немедленно все деньги в полном объеме, невзирая на то, что большинство кредитов были не возвратными.

Насколько я понимаю сейчас, у Берковича А.Г. и его окружения к этому времени созрел новый план рейдерского захвата нашего банка. Мы отказались от требований Берковича А.Г., фактически его требования были незаконны и в случае их выполнения, это привело бы наш банк к банкротству или отдачи большей части акций нашего банка Берковичу А.Г. и его компаньонам. После этого со стороны Берковича А.Г. мне, Плытнику Д.С. и Дегтяреву Ф.В. начали поступать открытые угрозы, вплоть до физического устранения нас и членов наших семей. При высказывании своих угроз Беркович А.Г. неоднократно говорил, что за ним стоят очень серьезные люди с Северного Кавказа, кто именно, не пояснял.

После неоднократных угроз Берковича А.Г, я сказал Плытнику Д.С. и Дегтяреву Ф.В., что не буду в дальнейшем вообще участвовать в каких-либо разговорах с Берковичем А.Г. и предложил Дегтяреву Ф.В. общаться с Берковичем А.Г. и его окружением только путем официальной переписки.

Berkovich002.jpg

Несмотря на то, что я отказался лично общаться с Берковичем А.Г. и его компаньонами, Плытник Д.С., Дегтярев Ф.В. и действовавший на тот период сотрудник милиции Парфентыев А.B. (сын начальника службы безопасности нашего банка Парфентьева Вячеслава Митрофановича) продолжали периодически встречаться с Берковичем А.Г. и его компаньонами для того, чтобы как-то уладить возникшие противоречия. Со слов Плытника Д.С. и Дегтярева Ф.В. я узнал, что конфронтация между нашим банком и Берковичем А.Г. продолжала только нарастать, последний не переставал высказывать угрозы, требуя немедленного возврата всей суммы уже в 650 или 700 миллионов рублей, а обязательство с должников по непогашенным кредитам, переведенным с банка Слесарева А.Ю. в наш банк, оставить себе. По-моему, в конце сентября 2004 года офис Берковича А.Г. переместился из помещения, принадлежащего ОАО «Моспромтранспроект» и расположенного по адресу: г. Москва, Басманный тупик, д. 6-6 «а», в другое место, куда именно, не знаю».

20210825-063045.jpg


1629871461 3.jpg