ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

Для связи: Главный редактор → press@kompromat.wiki | Отдел PR и СМИ → pr@garant.cc

Спор Чемезова и Володина в «терминальной» стадии?

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
Источник: The Moscow Post
167
Вадим Викулов

02.04.2021Может ли быть такое, что в борьбе за контроль над "Волжским терминалом" пересеклись интересы руководителя "Ростеха" Сергея Чемезова и председателя ГД Вячеслава Володина? В таком случае последний мог подключить к вероятному противостоянию "Астон" Вадима Викулова.

Как стало известно корреспонденту, входивший в холдинг "Солнечные продукты" комплекс "Волжский терминал" с маслозаводом вызвал бурный интерес участников рынка. Помимо залогодержателя актива группы "Русагро" экс-сенатора Вадима Мошковича, который, по слухам, может представлять интересы председателя Госдумы Вячеслава Володина, на предприятие могут претендовать холдинги "Астон" Вадима Викулова и "Био-тон", предположительно близкий руководителю "Ростеха" Сергею Чемезову. Получается, что вокруг "Солнечных продуктов" собрались весьма влиятельные фигуры, противостояние между которыми может быть зрелищным. Однако есть косвенные признаки того, что "Астон" может быть лишь так называемым "спойлером", на деле действуя в интересах "Русагро".

Вадим Мошкович

ФАС получила ходатайство АО "Астон" о даче предварительного согласия на приобретение основных производственных средств ООО "Волжский терминал" в Саратовской области, который входил в холдинг "Солнечные продукты" Владислава Бурова. Владелец холдинга "Био-тон" Эдуард Зернин заявлял, что компания также изучает перспективность площадки, но решение пока не принято. Однако на актив имеет серьезные виды "Русагро", которое выкупило в 2018 году права требования к структурам "Солнечных продуктов" и планировало не только реализовать эти права, но и приобрести часть активов - в том числе терминал.

Внезапное появление сразу двух конкурентов в такой ситуации совсем не кстати - Мошкович планомерно пытается получить контроль над бывшими активами Бурова который год и явно не рассчитывал, что на них позариться кто-то еще. Напомним, именно бывший сенатор банкротил "Солнечные продукты", после того как получил права требования кредитов у "Россельхозбанка". При том претензии он предъявил к достаточно небольшой по меркам рынка сумме в 8 млн рублей, что стало поводом для пересудов, что "Русагро" намерено устроить контролируемое банкротство, дабы кредитор в лице "Русагро" получил свыше 90% выручки от продажи активов, а на остальных кредиторов бы распределили лишь остатки.

При том на стороне "Русагро", похоже, мог выступать РСХБ и его тогдашний руководитель Дмитрий Патрушев (ныне глава Минсельхоза). В этой истории есть занятная деталь: в октябре 2018 года банк подписал с "Солнечными продуктами" соглашение, согласно которому все проценты по долгу должны были быть выплачены к 30 ноября. И тут, как раз к этому сроку, банк продал права его требования фирме Мошковича. Уж больно сильно это напоминает некий "договорняк".

Если и действительно между компанией и кредитным учреждением имелись некие особые договоренности, то в деле могло не обойтись без Вячеслава Володина. На рынке ходят упорные слухи, что именно он стоит за историей с "Солнечными продуктами". Председатель Госдумы с конца 90-х и до 2007 года контролировал агрохолдинг[1], владея блокирующим пакетом акций. Затем он их продал, но вполне вероятно мог сохранять определенный контроль над бизнесом.

Однако получить полный контроль над активами оказалось не так-то просто - особенно проблемным оказался "Волжский терминал". B начале 2020 года 12-ый апелляционный суд Саратовской области постановил[2], что "Русагро" с самого начала намеревалось оставить других кредиторов терминала ни с чем. Инстанция выявила факт аффилированности компаний - суд постановил, что Вадим Мошкович и Владислав Буров (экс-владелец пакета "Солнечных продуктов") изначально действовали сообща.

И вот в конце февраля этого года комплекс "Волжского терминала" в ходе банкротства был выставлен на торги по начальной цене 2,88 млрд рублей. Они должны были пройти 6 апреля, но были отменены по уведомлению "Русагро" в связи с необходимостью внесения изменений в положение о продаже имущества, следует из реестра сведений о банкротстве.

И тут как раз нарисовался "Астон", что наводит на мысль, что торги намеренно переносились, чтобы он смог в них поучаствовать. Не исключено, что это может неким образом оказаться выгодно Мошковичу. Возможно, он решил использовать Вадима Викулова в качестве своеобразного "спойлера", чтобы этот актив не достался "Био-тону", также заглядывающемуся на "Волжский терминал". Все же "Русагро" с активом уже успел оскандалиться, чего бы не подстраховаться?

Старое дело

"Астон" называет себя крупнейшим экспортером растительным масел в РФ. По собственным данным, объединяет маслозаводы мощностью производства около 330 тысяч тонн в год, также выпускает пищевые ингредиенты, управляет элеваторными комплексами, терминалами, судостроительным заводом и т. д. Некогда компанию создавал Иван Викулов, выходец из структур КГБ, позднее контроль над фирмой получил его сын Вадим.

Последний является видным ростовским бизнесменом, который даже успел побывать депутатом Гордумы Ростова, избравшись на этот пост в 2003 году. В 2004 году он основал Агентство инвестиционного развития Ростовской области и возглавлял его до 2012 года. Именно за эти годы агентство смогло привлечь в регион целый ряд крупных международных компаний, однако в 2010 году между АИР и новым руководством Ростовской области возник конфликт.

Тогда первый заместитель губернатора Сергей Горбань выступил с критикой агентства, заявив, что существенная часть проектов, которые структура поставила себе в зачёт, осталась на бумаге. После этого Викулов стал минимально общаться с властями, зато достиг недюжинных успехов в бизнесе - в 2012 году даже вошел в рейтинг богатейших бизнесменов страны с состоянием в 550 млн долларов.

За успехом его компании, по некоторым данным, может стоять замминистра сельского хозяйства Оксана Лут, которая ранее работала с Патрушевым в РСХБ, а теперь в ведомстве.

Дело в том, что Лут выстроила схему, согласно которой крупнейшие аграрные компании вынуждены вступать в новосозданные ассоциации, и по слухам, якобы выплачивать ей процент, а взамен получать квоты на экспорт и госсубсидии на развитие. Так, например, в 2019 году создан Союз экспортеров зерна, в который вошли такие компании, как "Астон", "РИФ", "ОЗК", "Гленкор"[3]. В апреле-июне 2020 года Правительство ввело квоты на экспорт пшеницы, ржи, ячменя и кукурузы, и большую часть квоты получили как раз "Астон" и "РИФ", назначенные также главными экспортерами в Саудовскую Аравию и Вьетнам. Как утверждают[4], якобы с тонны своего экспорта они выплачивают Лут по доллару (в этом году "РИФ" экспортировала 5,4 млн тонн, "Астон" – 3,3 млн тонн).

В том, что Лут является протеже Патрушева, сомнения мало у кого возникают. А, учитывая слухи о ее особом отношении к "Астону" и связях Патрушева с Мошковичем, можно предположить, что Викулина и Мошковича могли "свести" чуть ли не на уровне министерства.

Если вспомнить, что за "Био-Тоном" может стоять Чемезов с Мантуровым, то в версию о том, что Викулов может действовать в интересах Мошковича (и предположительно стоящего за ним Володина), начинаешь верить еще больше. Дело в том, что последний мог участвовать в борьбе за контроль над кондитерской фабрикой "Мишкино" в Ростовской области с Али Узденовым из АФК "Система", который считается человеком, близким к главе "Ростеха".

В свое время Узденов "вписался" в спор на 170 млн рублей между кондитерской фабрикой и "Азово-Донской компанией", выступив поручителем по кредиту первой. Действовал он через ООО "Ювента"[5], которое, по информации, связано с его семьей — директор этой фирмы Валентина Шамоян ранее являлась руководителем компаний, принадлежащих сыновьям Узденова Тимуру и Евгению.

АДК же связана с ростовским холдингом "Астон": 50% АДК владеют Алиса и Татьяна Викуловы, которые приходятся родственницами бенефициару аграрной компании. Впрочем, сам гендиректор УК "Астон" Вадим Викулов настаивал, что аффилированности между АДК и "Мишкино" нет и никогда не было: у компаний разные владельцы и менеджмент. Также предприниматель уверял, что АДК согласился выдать "Мишкино" заем на основе поручительства, полученного от Узденова и его супруги. Но к их сожалению вместо погашения долга была инициирована процедура банкротства. А это значит, что денежки свои АДК и Викуловы рискуют так и не увидеть, а актив в результате может достаться Узденову.

Скандал вокруг "Мишкино" до сих пор не утих - Узденов через "Ювенту" не оставляет попыток возглавить процедуру банкротства кондитерской фабрики. Так, "Ювента" через суд добилась запрета на проведение первого собрания кредиторов кондитерской фабрики, в повестке которого было голосование по вопросам продолжения процедуры банкротства фабрики, в частности о возможности открытия конкурсного производства. А недавно, по информации[6], у "Мишкино" сменились кредиторы, из числа которых ушли банк "Центр-инвест" и ФНС.

Чемезов "клюет" по Зернину?

Эдуард Зернин

Кажется вполне логичным, что Викулов мог согласиться поработать вместе с "Русагро" - если за Узденовым маячила фигура Чемезова, то бизнесмен может быть на него в "обиде". А ведь за "Био-Тоном", который вскоре может включиться в борьбу за "Волжский терминал" может тоже стоять топ-менеджер госкорпорации. Ранее о связях с главы "Ростеха" с агрохолдингом уже рассказывалось.

Дело в том, что Эдуард Зернин, которому подконтролен "Био-тон" - не чужой "Ростеху" человек. В частности, он с 2006 по 2007 году трудился гендиректором Корпоративного центра ОАО "Автоваз", где вице-президентом был Александр Пронин, ныне советник господина Чемезова. В 2010 году Пронин также выступал в качестве инвестора "Био-тона"[7].

Зернин также успел поработать в "Объединенной зерновой компании", которую ранее контролировали братья Магомедовы, ныне проходящие по обвинениям в создании преступного сообщества, мошенничестве и растрате[8].

Позднее ОЗК досталась ВТБ, а прошлой весной в капитал компании вошли структуры Таймураза Боллоева и Александра Винокурова. Последний же имеет общее дело с "Ростехом" - владеет 25% + 1 акции "Нацимбио" (фармструктура госкорпорации) через подконтрольный ему "Марафон".

Так и выходит, что "ниточки" от Зернина ведут прямиком в кабинет главы "Ростеха". В это охотно верится, поскольку в последнее время "Био-тон" демонстрирует ошеломительный успех. В частности, близкая к "Био-тону" "Золотая Рожь" в 2017 году приобрела "Областную машинно-технологическую станцию"[9] по цене в 3-4 раза ниже рыночной! Изначально актив оценили в 435 млн рублей, но отошел он всего за 89 млн. А такие солидные "дисконты" абы кому не предоставляют.

Тут же стоит припомнить, что Чемезов любит вести совместные дела с главой Минпромторга Денисом Мантуровым. У их близких имеется много общих активов, притом бизнес этот довольно успешен. То есть говорим "Чемезов" - в уме добавляем "и Мантуров"? Не исключено, что в случае с "Био-тоном" тоже не обошлось без министра.

Если верить слухам, все действительно выглядит так, будто в борьбе за "Волжский терминал" встретились интересы Володина и Чемезова. При этом у Викулова, кажется, есть основания выступать на стороне председателя Госдумы - это может быть своеобразным "ответом" на историю с "Мишкино", в которой замешан предположительно близкий топ-менеджеру Узденов. К чему же приведет это намечающееся противостояние?

Ссылки и сноски