ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

Для связи: Главный редактор → press@kompromat.wiki | Отдел PR и СМИ → pr@garant.cc

Михаил Прохоров создает в Казани «ё-самолет»?

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Бизнес Online
150
Михаил Прохоров

20.10.2014Татарстанское ОКБ им. Симонова, разрабатывающее ударный беспилотник для российской армии, оказалось собственностью известного олигарха.

Как стало известно, структуры известного бизнесмена Михаила Прохорова уже три года скрытно владели ОКБ им. Симонова (ранее ОКБ «Сокол») — одним из ведущих в России разработчиков и производителей беспилотников. По заказу минобороны РФ компания планирует к 2020 году поставить на крыло пятитонный дрон, способный летать на расстояние 10 тыс. км и непрерывно находиться в воздухе двое суток. Эксперты напоминают о том, что Прохоров в последнее время не раз высказывался о своем интересе к оборонке и даже упоминал о разработке «ё-самолета».

«КОММЕРЧЕСКУЮ ТАЙНУ» РАСКРЫЛ СПИСОК АФФИЛИРОВАННЫХ ЛИЦ

Одно из самых продвинутых и закрытых предприятий татарстанской оборонки — опытно-конструкторское бюро «Сокол» (в этом году переименовано в ОКБ им. Симонова) — находится под контролем известного бизнесмена и политика Михаила Прохорова. Этот факт выяснился при изучении аналитическим центром списка аффилированных лиц компании, который был опубликован 30 сентября 2014 года. В документе в качестве держателя 69,6% уставного капитала ОКБ указано ОАО «АКБ «Международный финансовый клуб», подконтрольный входящему в группу «ОНЭКСИМ» офшору Onexim Holdings Limited (19,7% уставного капитала банка) и непосредственно Михаилу Прохорову (27,7%).

В самом банке не стали давать комментарии по этому поводу. Как сообщила директор МФК по связям с общественностью Ирина Скоморохина, эти сведения — «банковская и коммерческая тайна». В ОКБ также отказались отвечать на запрос редакции о сделке.

Однако нам удалось выяснить, что контроль над казанским предприятием структуры Прохорова установили далеко не вчера. Этому предшествовала довольно сложная цепочка сделок. Ключевую роль в процессе сыграло ОАО «Сокол-Инвест», созданное еще в 2003 году с участием правительства Татарстана и малоизвестного широкой публике московского Лиос-банка. Инициатором создания этой компании выступало минэкономики РТ, предложившее привлечь инвестора «для освоения серийного производства высокотехнологичной, наукоемкой продукции, имеющей экспортный потенциал». Республика в лице минземимущества внесла тогда в уставной капитал новой компании пакет в 69,6% акций ОКБ «Сокол». При этом уставник новой компании был распределен в пользу банка — он имел 75% акций «Сокол-Инвеста», блокпакет в 25% контролировал Татарстан. «Сокол-Инвест» был зарегистрирован по тому же адресу, что и ОКБ, а его руководителем является заместитель генерального директора ОКБ Владислав Лачугин.

Однако с партнером явно ошиблись — через два года ЦБ отозвал у Лиос-банка лицензию. Сообщалось, что банк вел рискованную кредитную политику, которая привела к значительной потере размера его капитала, утрате ликвидности и платежеспособности. Пикатные подробности о злоключениях банка, выбранного татарстанскими чиновниками в качестве инвестора.

Тем не менее в 2013 году минземимущества РТ продало «Сокол-Инвесту» остававшийся у государства блокпакет ОКБ в 25% плюс 2 акции за 35,3 млн. рублей. Небольшими пакетами акций также владели гендиректор Александр Гомзин (2,34%) и Лачугин (0,066%). Однако к этому времени, судя по документам, пакет в 69,6% акций ОКБ оказался уже выкуплен у «Сокола-Инвеста» (напрямую или через некие схемы, неясно) тем самым прохоровским МФК. Но в списках аффилированных лиц это нашло отражение лишь сейчас.

Согласно вышеупомянутому списку, основание для контроля пакета более чем в 20% акций у структур Прохорова возникло уже 29 апреля 2011 года. Однако до последнего времени этот факт был скрыт за ширмой номинального владения. Формально 100% акций ОАО «Сокол-Инвест» были размещены в депозитарии Татфондбанка, который выступал номинальным держателем все это время.

КАК ГАДКИЙ УТЕНОК ПРЕВРАТИЛСЯ В ЛЕБЕДЯ

Не вызывает сомнений, что ОКБ «Сокол» приобреталось не просто так, а под конкретный проект. Уже через полгода после вхождения в капитал структур Прохорова полузабытое казанское опытно-конструкторское бюро неожиданно прогремело на всю страну, выиграв конкурс министерства обороны РФ на научно-исследовательскую работу (НИР) по созданию беспилотного летательного аппарата (БЛА) весом до 5 тонн. Тема получила 1 млрд. рублей госфинансирования.

Даже искушенные эксперты удивлялись тогда, как провинциальному «Соколу» удалось обойти в тендере такого гиганта, как корпорация «МиГ». Теперь можно предположить, что ключевую роль в этом могли сыграть лоббистские усилия команды Прохорова. Кстати, корпорация «МиГ» через суд потребовала объявить итоги конкурса недействительными — претензии высказывались к «Соколу» и минобороны. Но зарождавшийся скандал довольно быстро заглох.

Отметим, что конкурс на опытно-конструкторскую работу (ОКР) ценой 2 млрд. рублей по созданию аппарата взлетным весом около 1 т тогда выиграла петербургская группа компаний «Транзас», с которой ОКБ «Сокол» вступило в стратегическое партнерство. Так что отчасти казанские разработки будут использованы и там.

Получив влиятельного инвестора и госзаказ, казанское ОКБ взлетело со стремительностью, соответствующей названию. Накануне продажи Прохорову, в 2010 году, «Сокол» находился на грани краха. Выручка была микроскопической — 126 млн. рублей. При этом предприятие получило чистый убыток в 38,9 млн. — больше, чем уставный капитал компании того времени (36,2 млн. рублей). Однако уже в 2012 году ОКБ показало просто фантастический рост выручки в 616,9% до 907 млн. рублей! Хорошо пошли дела у компании и дальше. Судя по отчетности, выручка предприятия выросла в 2 раза — с 908 млн. рублей в 2012 году до 1,79 млрд. в 2013-м. Чистая прибыль выросла в 14,6 раза — с 9 млн. рублей в 2012 году до 131 млн. в 2013-м.

КАЗАНСКИЕ ДРОНЫ БУДУТ ЛЕТАТЬ ПО ДВОЕ СУТОК

О том, как идет реализация амбициозного проекта ОКБ «Сокол», его генеральный директор Александр Гомзин рассказывал в феврале на коллегии министерства промышленности и торговли РТ. По его словам, в рамках контракта с минобороны к 2020 году предприятие разработает уникальный комплекс, который будет включать в себя новый беспилотник и автоматическую систему управления.

Были озвучены и весьма впечатляющие характеристики 5,5-тонного аппарата: продолжительность полета — более двух суток, масса целевого оборудования — более 1 т, потолок — 15 км, дальность — более 10 тыс. километров. «Мы получим комплекс, который будет обладать уникальными удельными характеристиками — стоимость мониторинга погонного километра будет значительно ниже, чем на пилотируемых воздушных судах», — заверил Гомзин.

Стоимость разработки предприятие оценивало в $180 млн., что намного больше, чем контракт с минобороны. Впрочем, как полагают эксперты, по всей видимости, собственно оборонный заказ пока подразумевает лишь обоснование облика БЛА и создание демонстратора. В случае успешного выполнения этой НИР минобороны может выдать заказ на опытно-конструкторскую работу (ОКР), итогом которой станет боевой аппарат.

Проект может получить и частное финансирование — уже сейчас у казанского беспилотника есть перспективы гражданского использования. В частности, как рассказал директор ОКБ, ведется работа в рамках соглашения между Татарстаном и ОАО «Газпром» о создании многоуровневой системы воздушного мониторинга газопроводов. Также в августе ОКБ представило глобальный проект по созданию единой информационно-управляющей системы в арктической зоне России. Учитывая повышенное внимание, которое уделяется сегодня этому региону, предложение бюро выглядит попыткой поучаствовать в дележе многообещающих арктических программ.

А вообще, создавая новый беспилотник, «Сокол», по словам Гомзина, претендует на часть мирового рынка беспилотных летательных аппаратов, который в период 2014 - 2018 годов оценивают в $67 миллиардов.

Судя по всему, процесс разработки идет полным ходом. Косвенным свидетельством того, что проект перешел в новую фазу, стало создание инжинирингового центра «КАИ-Композит» совместно с КНИТУ-КАИ им. Туполева. На его базе, собственно, и планируется начать производство беспилотника.

ДОГНАТЬ И ПЕРЕГНАТЬ АМЕРИКУ И ИЗРАИЛЬ

Создание отечественных беспилотников — одна из самых обсуждаемых тем в российском ОПК. В результате военного конфликта между Россией и Грузией в августе 2008[1] года их отсутствие было признано едва ли не самым слабым звеном наших вооруженных сил. В 2009 году Россия заключила с израильской компанией Israel Aerospace Industries[2] (IAI) контракт на покупку беспилотных летательных аппаратов на сумму $400 миллионов. Сборочное производство планировалось развернуть в Татарстане, но о дальнейшей судьбе проекта неизвестно.

Отечественные образцы на тот момент сильно отставали от американских и израильских аналогов, поэтому и был проведен тендер на НИР и ОКР. Теперь в условиях санкций и разрыва отношений с Западом необходимость создания отечественных беспилотников стала еще более очевидной. В разговоре с Гомзин подчеркнул: «Ситуация безвыходная. Что-то более или менее серьезное России не продадут. Покупавшиеся ранее израильские беспилотники больше для полицейских операций. Это неплохие комплексы, но необходимо развитие для выполнения более серьезных задач».

Стремительный рост интереса к БЛА в стране в беседе подтвердил и заведующий кафедрой конструкции и проектирования летательных аппаратов КНИТУ-КАИ Владимир Гайнутдинов. «Военные сейчас встрепенулись, — рассказал он. — И, думаю, в связи с санкциями наверняка попробуют собрать все, что в России осталось по беспилотникам, и попытаться сделать что-то современное».

Тем не менее сфера, представляющая стратегический интерес для государства, для частного бизнеса остается довольно рискованной. «Однозначно заявлять, что вложиться в тематику беспилотных систем сейчас в России выгодно, невозможно, — рассказал ведущий российский эксперт в области беспилотной авиации Денис Федутинов. — Мы видим как успешные примеры, так и неуспешные. Причем и те и другие есть как в государственных, так и в частных предприятиях. Из успешных можно привести в пример казанскую же компанию «Эникс» или питерскую фирму «СТЦ», которые плотно работают с силовыми структурами. К неуспешным — ранее подававший большие надежды разработчик систем мини-класса «Аэрокон» из Жуковского». Что касается ОКБ им. Симонова, то для оценки его успешности Федутинов предложил дождаться окончания упомянутой НИР для военных.

«ЛЮБОЙ ЖЕЛАЮЩИЙ НЕ СМОЖЕТ КУПИТЬ ТАКУЮ КОМПАНИЮ»

Что касается Прохорова, то для одного из богатейших людей страны разработка отечественного беспилотника выглядит скорее как имиджевый, чем как политический проект. Правда, вызывает вопросы, почему участие миллиардера никак не афишируется. Возможно, наученный горьким опытом «ё-мобиля» Прохоров хочет сперва добиться крупного успеха, а уж потом выйти из тени.

Впрочем, кое-что просочилось: в марте 2013 года, выступая[3] как лидер «Гражданской платформы» перед избирателями подмосковного Жуковского (напомним, что это один из российских центров авиапрома), Прохоров заявил, что «после запуска «ё-мобиля» готов взяться за «ё-самолет». Тогда эти слова мало кто воспринял всерьез, но теперь они приобретают новый смысл. «Ё-самолет» в существенной степени реабилитировал бы Прохорова за провал с «ё-мобилем».

Об интересе Прохорова к высоким технологиям и прорывным разработкам известно давно. В частности, еще в 2008 году он вошел в правительственную комиссию по высоким технологиям и инновациям (в ней были представители «Росатома», РАН, минобрнауки, минпромторга, Роскосмоса, генштаба, военно-промышленной комиссии при правительстве РФ), которую возглавлял тогда еще вице-премьер Сергей Иванов, курировавший оборонно-промышленный комплекс.

В 2012 году, будучи кандидатом в президенты России, Прохоров в своей предвыборной программе изложил свое видение развития оборонной отрасли: «Максимально стимулировать конкуренцию между различными разработчиками оборонных технологий и различными предприятиями ОПК, — писал он. — Для обеспечения нужд оборонного заказа создать в стране систему эффективных гражданско-военных концернов с участием частного, в том числе иностранного, капитала, производящих продукцию как мирного, так и военного назначения».

Эксперты разделились во мнениях, чем является участие в проекте олигарха: его собственной инициативой или «ответственным поручением». Директор — главный конструктор ЗАО «Эникс» Валерий Побежимов полагает, что сегодня контроля за тем, кто покупает оборонные компании, нет. «Все зависит от руководителя фирмы, — отметил он. — «Эникс» под каких только людей не хотели засунуть, но мы остались независимыми. Все предельно просто: не продавай свою фирму, не отдавай людей в рабство».

Иного мнения придерживается Федутинов: «Я бы сказал, что в наших нынешних условиях фирма может попасть в частные руки, если это позволяет сделать государство. Видимо, «данные конкретные руки» не вызвали вопросов». С ним солидарен Гайнутдинов: «Понятно, что просто так, на аукционе, любой участвующий не сможет купить такую компанию. Все профильные инвесторы в определенных кругах же вращаются... А возможен и такой вариант: не справился с биатлоном — давай беспилотчикам помогай. Почему нет?»

Что ж, такая версия вполне подпадает под декларированное Прохоровым объединение усилий государства и бизнеса.

Справка редакции

ОКБ им. Симонова (до 2014 года — ОКБ «Сокол») создано в 1959 году на базе студенческого ОКБ Казанского авиационного института и Казанского авиационного завода (Казанского авиационного промышленного объединения им. Горбунова). Профиль деятельности — научно-исследовательские, опытно-конструкторские работы по беспилотным летательным аппаратам и воздушным мишеням, буксируемым изделиям, тросовым системам, создание мишенной обстановки, позволяющей проводить отработку систем ПВО и бортового радиоэлектронного оборудования самолетов-истребителей.

Выручка в 2013 году — 1,79 млрд. рублей. Чистая прибыль — 131 млн. рублей.

Основной акционер — ОАО «АКБ «Международный финансовый клуб» (69,9%).

Генеральный директор, главный конструктор — Александр Владиславович Гомзин.

Михаил Прохоров родился в 1965 году в Москве. После службы в армии поступил в Государственную финансовую академию, которую окончил в 1989 году.

В 1992 году стал председателем правления совместного с Владимиром Потаниным Банка МФК.

В 1998 году занял пост президента Онэксимбанка, в 2000 году — Росбанка.

В 2001 - 2007 годах — гендиректор «Норильского никеля», с июня 2008 года — член совета директоров.

В 2007 году возглавил собственную группу «Онэксим».

C 2008 года — президент союза биатлонистов России.

В 2009 - 2011 годах — член комиссии при президенте Российской Федерации по модернизации и технологическому развитию экономики России.

С 2010 года — владелец контрольного пакета баскетбольного клуба «Нетс» лиги НБА.

2010 - 2011 годы — генеральный директор ОАО «Полюс Золото».

В 2011 году возглавлял партию «Правое дело» и в этом же году покинул ее.

В 2012 году создал и возглавил партию «Гражданская платформа».

Ссылки и сноски