ДОСЬЕ: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | Й | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ы | Э | Ю | Я

Для связи: Главный редактор → press@kompromat.wiki | Отдел PR и СМИ → pr@garant.cc

Автобизнес, связи и контракты в путинской России

Материал из Компромат
Перейти к: навигация, поиск
Источник: OCCRP
69
Камо Авагумян

27.07.2017Владельцы компании «Авилон Автомобильная Группа» («Авилон АГ») — одного из ведущих в России дилеров автомашин класса люкс с опытом обширных поставок российским силовым структурам — имеют неафишируемые бизнес-связи с родственниками генерального прокурора России Юрия Чайки, его заместителем, а также с бывшим высокопоставленным сотрудником Следственного комитета — одного из ключевых правоохранительных ведомств РФ.

Годами разного рода коммерческие операции хозяев «Авилона» скрывались за цепочкой компаний, зарегистрированных в офшорах с не лучшей репутацией — на Кипре, Британских Виргинских Островах, Маршалловых Островах, а также в американском штате Нью-Джерси.

При этом часть сведений о связях семьи Чайка с «Авилоном» вскрылась, когда журналисты Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) получили в распоряжение судебные материалы двух процессов, инициированных в США коммерсантами, выясняющими между собой отношения.

На счету «Авилон АГ» продажи машин на сотни миллионов долларов российским госструктурам. Холдинг начал свою деятельность в 1997 году и на сегодня является одним из ключевых дилеров в России таких марок, как Mercedes-Benz, Ford, Hyundai и BMW. Среди клиентов «Авилона» как зажиточные, так и самые обычные люди, а также правительственные органы и правоохранительные ведомства.

Проданными через «Авилон» автомобилями пользуются высокие чины из МВД, ФСБ, Администрации Президента и Генпрокуратуры. За последние шесть лет компания заключила с государством контракты на сумму не менее 17 миллиардов рублей (около 286 миллионов долларов по нынешнему курсу), причем сюда не входят дополнительные крупные контракты на ремонт и техобслуживание.

Однако рассмотрение исков, поданных в федеральный суд США и суд одного из штатов, проливает свет на ранее неизвестные обстоятельства, связанные с компанией. В ходе разбирательства выяснилось, что параллельно с реализацией выгодных госзаказов в интересах силовых ведомств один из совладельцев «Авилона» был бизнес-партнером высокопоставленных чиновников из руководства этих самых ведомств.

Хотя подобное «переплетение» интересов по российским законам формально может и не быть нарушением, организации, следящие за соблюдением законности, критикуют подобное положение как типично российскую практику, когда деньги налогоплательщиков уходят к тем, кто имеет тесные связи с сильными мира сего.

Дилерский комплекс «Авилона» и бизнес-центр «Авилон-Плаза» (слева), где расположены бывшие офисы «Пробизнесбанка»

Замруководителя российского отделения Transparency International Елена Панфилова говорит, что ситуация с «Авилоном» «...в очередной раз подтверждает, что в стране есть некая когорта элиты, которая между собой вот этой аффилированностью связана. Узок их круг, и раз за разом мы на него натыкаемся».

Кто они, хозяева «Авилона»?

Около 90 процентов «Авилон АГ» в равных долях принадлежат Александру Варшавскому и Камо Авагумяну.

Варшавский — натурализованный американец. Он проживает в элитном городке Холмдел в штате Нью-Джерси, к юго-западу от Манхэттена. Бизнесмену принадлежат несколько американских компаний, которые контролируют активы в России на сумму свыше миллиарда долларов, включая долю в «Авилоне».

В 2014 году Варшавского арестовали федеральные агенты США в связи с другим делом, когда он вышел из самолета в аэропорту Тетерборо в Нью-Джерси. Его обвиняли[1] в том, что он не сообщил о счетах в иностранном банке, с которых, согласно судебной жалобе, на его американские счета поступали миллионы долларов. Впрочем, это разбирательство в отношении Варшавского было прекращено[2] в марте 2015 года. «Дальнейшее нахождение указанного дела в производстве в данный момент не соответствует интересам Соединенных Штатов», — говорилось в соответствующем предписании.

Армянин по происхождению Камо Авагумян, как считается, имеет гражданство России, где успешно ведет бизнес. В Армении он известен как благотворитель, делающий щедрые пожертвования. По данным СМИ кавказской республики, на свадьбу сына Авагумяна в Москву даже приезжал президент Армении Серж Саргсян. Как рассказал сам Авагумян, в России он «выполняет представительские функции» Генеральной прокуратуры Армении.

Суд в Нью-Йорке

Бывший президент «Пробизнесбанка» Сергей Леонтьев

Предметом спора, из-за которого «Авилон» стал участником судебного разбирательства, является серия финансовых вложений, поступивших от Авагумяна и «Авилона» компаниям, подконтрольным Александру Железняку и Сергею Леонтьеву — в тот период владельцам крупного российского банка «Пробизнесбанк».

«Железняк долгие годы был моим другом, — сообщил Авагумян, рассказывая, как начинался их совместный бизнес. — Он предложил мне вложить деньги под достаточно высокий процент».

Судя по всему, несколько лет финансовые операции шли вполне успешно. Авагумян передавал средства (по его собственному признанию — сумки, полные наличности) представителям хозяев банка. В качестве гарантии, как говорит Авагумян, он получал долговые расписки — векселя, оформленные на имя его сына Карена, от офшорных компаний или от финансовой группы «Лайф», которая была напрямую связана с владельцами «Пробизнесбанка».

Деньги инвестировались в структуры группы «Лайф» или в офшоры, а через год Авагумян получал их назад плюс прибыль — 10–12 процентов.

Однако летом 2015 года налаженный, казалось бы, механизм дал сбой. 12 августа российский Центробанк лишил «Пробизнесбанк» лицензии, заявив, что у учреждения обнаружилась финансовая «дыра» более чем в миллиард долларов, что стало следствием выдачи необеспеченных кредитов под липовые залоги и других нарушений.

Новость об отзыве лицензии стала шоком для связанных с «Авилоном» инвесторов. 14 августа партнер Авагумяна по автомобильному бизнесу Варшавский встретился с Железняком и Леонтьевым в Москве. Позднее он встретится с банкирами и в Лондоне, продолжая добиваться гарантий того, что, несмотря на все проблемы с «Пробизнесбанком», будут возвращены 100 миллионов долларов, вложенные за несколько лет. Однако этого не произошло.

В итоге Железняк и Леонтьев покинули Россию. По прошествии нескольких месяцев безуспешных переговоров, за время которых удалось вернуть лишь 17 миллионов долларов, обе стороны конфликта обратились в суд.

Поводом для первого разбирательства, начатого в федеральном суде Южного округа Нью-Йорка, стало заявление[3] Леонтьева о том, что он пережил эмоциональное потрясение из-за угроз Варшавского использовать свои обширные контакты в российских госорганах для возврата долга.

Совладелец «Авилона» Александр Варшавский (слева) и совладелец Aston Martin — Россия Андрей Ломакин

«В попытке запугать г-на Леонтьева г-н Варшавский неоднократно угрожал выдвинуть уголовные обвинения против г-на Леонтьева и г-на Железняка, — говорится в исковом заявлении, поданном в федеральный суд. — Кроме того, г-н Варшавский пригрозил связать имя г-на Леонтьева с финансированием терроризма. С учетом имеющихся сведений предполагается, что г-н Варшавский способен осуществить данные угрозы ввиду наличия у него тесных связей с правительственными чиновниками и другими влиятельными лицами в России».

Из материалов суда следует, что в ходе разбирательства в качестве улик были представлены записи переговоров Варшавского и Леонтьева в Лондоне, которые последний сделал тайно. Согласно распечаткам, Варшавский говорит Леонтьеву, что просто не может вернуться в Москву без письменных гарантий того, что деньги будут возвращены.

«Понимаешь, я не могу вот так [без гарантий] полететь обратно в Москву. Они голову мне оторвут, — произносит Варшавский. — Я не знаю, что произойдет, я даже думать об этом не хочу».

Из записей, представленных в суде, до конца неясно, кто такие эти «они».

Судя по всему, Леонтьев реагирует на слова Варшавского как на угрозу: «Вы говорите, что вы могущественные люди, что за вами старшие прокуроры, сын [генпрокурора] Чайки. Просто отлично».

Однако в интервью Варшавский заявил, что, записывая их переговоры, Леонтьев специально провоцировал его, называя имена крупных чиновников, чтобы он, Варшавский, выглядел «агрессором».

«У меня нет никаких связей с прокуратурой, — уверяет Варшавский. — Я никому никогда вообще не угрожаю — это просто не я». По его словам, он лишь хотел гарантий того, что друзья и партнеры, которым он рекомендовал вложиться в операции Леонтьева, тоже получат обратно свои деньги. Один из этих друзей — Борис Зуев — также присутствовал на переговорах.

Как следует из материалов судебного разбирательства, сторона, представляющая «Авилон», уверена, что Леонтьев подал иск, чтобы получить основания не возвращать деньги. В итоге решение суда обе стороны восприняли как свою победу. Суд отверг утверждения Леонтьева, что Варшавский намеренно причинил ему моральный вред, но при этом постановил, что как частное лицо Леонтьев не должен Варшавскому никаких денег.

Позднее «Авилон» подал встречный иск[4] в Верховный суд штата Нью-Йорк с требованием вернуть утраченные средства. Процесс по этому делу продолжается.

К началу 2016 года топ-менеджмент «Пробизнесбанка» оказался под следствием в России по обвинению в хищении 2,5 миллиарда рублей (примерно 44 миллиона долларов США). Несколько управленцев банка и другие лица, предположительно, с ним связанные, были арестованы. Железняка и Леонтьева, переехавших в США после закрытия банка, МВД России объявило в розыск.

Оба хозяина «Авилона» согласились побеседовать с редакцией, при этом ни с Железняком, ни с Леонтьевым не удалось связаться, чтобы получить комментарий.

Авагумян рассказал, что Железняк беспокоился из-за возможного уголовного преследования в России и даже якобы просил владельцев «Авилона» не подавать иск в российский суд.

И Авагумян, и Варшавский категорически отрицают, что как-либо причастны к юридическим действиям в отношении владельцев «Пробизнесбанка» на территории России, указывая на то, что это не помогло бы им вернуть деньги.

Связи с Чайкой

Камо Авагумян и Игорь Чайка, еще один сын генпрокурора Юрия Чайки

Судебные разбирательства в штате Нью-Йорк заслуживают внимания в связи с практически случайно вскрывшейся в ходе них информацией о связях владельцев «Авилона». «Сын Чайки» — эти слова из тайных аудиозаписей Леонтьева о человеке, который, предположительно, стоит за владельцами «Авилона», наверняка относятся к Артему Чайке, сыну генерального прокурора России Юрия Чайки. Из документов американского суда выяснилось, что Авагумян выступает коммерческим партнером Чайки-младшего в бизнесе, связанном с пятизвездочным отелем Pomegranate Wellness Spa на греческом полуострове Халкидики.

О самом отеле стало широко известно благодаря видео, появившемуся в рамках совместного расследования партнера редакции в России, «Новой газеты», и Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) оппозиционера Алексея Навального. Видео набрало миллионы просмотров в YouTube.

На кадрах, в частности, видно, как младший Чайка и Ольга Лопатина, бывшая жена заместителя генпрокурора России Геннадия Лопатина, перерезают красную ленточку на церемонии торжественного открытия отеля в мае 2014 года.

Торжество было организовано с размахом. Родственники высших руководителей российской Генпрокуратуры, вложившие в отель миллионы евро, праздновали от души под аккомпанемент военного оркестра и фейерверка. Перед гостями вечера выступил Филипп Киркоров, а министр культуры Владимир Мединский произнес речь.

Расследование «Новой газеты» и ФБК наделало много шума в обществе — оказалось, что члены семей верхушки прокуратуры владеют отелями, предприятиями и роскошными виллами в разных частях света. Что касается Лопатиной, то она имела общий бизнес с женами главарей ликвидированной банды Сергея Цапка — одного из самых жестоких криминальных сообществ в истории российской оргпреступности.

Впрочем, скандал, похоже, мало повлиял на карьеру Юрия Чайки — в 2016 году он в третий раз был назначен главой Генпрокуратуры. Также, судя по всему, от появления видео никоим образом не пострадал и бизнес его сына.

Артем Чайка и Ольга Лопатина — крупные акционеры Pomegranate Wellness Spa: каждому из них сейчас принадлежит доля в 21,25 процента. Еще 42,5 процента акций отеля распоряжается кипрская компания Amiensa Holdings, чьи конечные владельцы скрыты за цепочкой офшорных структур.

Однако, согласно документам из американского суда и данным корпоративного реестра Кипра, не менее половины акций Amiensa Holdings принадлежит Камо Авагумяну. Авагумян подтвердил, что владеет долей в 21,25 процента в Pomegranate Wellness Spa и что аналогичная доля принадлежит еще одному совладельцу Amiensa Holdings Самвелу Карапетяну, главе группы «Ташир» — крупного игрока строительного и девелоперского рынка.

«Это было предложение моего партнера Самвела Карапетяна. Мы съездили с ним один раз туда, и я согласился стать его финансовым партнером. Мы владеем долей совместно. Но управляет этим проектом его офис, его юристы. Сумма инвестиций — коммерческая тайна, я не могу ее раскрыть», — пояснил Авагумян в разговоре с редакцией.

Бизнесмен уверяет, что инвестиции в греческий отель не были попыткой помочь родственникам первых лиц российской Генпрокуратуры.

«Я с ними не общаюсь. С Артемом Чайкой я личных дел никогда не имел, я с ним не созваниваюсь, не дружу. Но его я хотя бы один раз видел. А Ольгу Лопатину даже и не видел никогда. В прессе писали, что я был на открытии этого отеля. Но я не был!» — сообщил Авагумян.

От контактов к контрактам

С учетом вновь выявленных связей между совладельцами «Авилона» и ключевыми фигурами российской Генпрокуратуры успех автодилера в привлечении госзаказов стал выглядеть в несколько ином свете.

Почти каждое подразделение холдинга «Авилон» в значительной степени зависит от такого рода контрактов и поддержки. Однако большинство господрядов получает «Авилон АГ» — эта структура поставляет автомашины почти всем правоохранительным органам России.

Среди покупателей из числа госструктур Генпрокуратура занимает одно из важнейших мест. С 2011 года «Авилон» получил от ведомства контракты на 700 миллионов рублей (около 12 миллионов долларов США по сегодняшнему курсу).

Однако с бизнесом случались и проблемы. Так, в 2013 году компания «Мерседес-Бенц РУС» (официальный поставщик в России) попыталась разорвать дилерский контракт с «Авилоном». По данным издания Forbes, германский автопроизводитель имел целый ряд жалоб, в том числе насчет того, что «Авилон» продавал машины за цену почти в полтора раза выше рекомендованной. Однако «Авилону» удалось отстоять свой контракт в Московском арбитражном суде.

Впрочем, вполне вероятно, что неформальные связи владельцев «Авилона» и чиновников Генпрокуратуры не ограничиваются одним только Pomegranate Wellness Spa. Документы суда указывают на то, что инвесторы из «Авилона» могли оказывать финансовую поддержку дочери заместителя генпрокурора России Саака Карапетяна.

Услуга дружественной семье?

В ходе переговоров между Варшавским и «Пробизнесбанком» юристы обеих сторон составили проект соглашения об урегулировании задолженности. В документе, который в итоге так и не был подписан, приведены все долговые расписки, выданные инвесторам офшорными компаниями и финансовой группой «Лайф».

Среди держателей этих векселей был сын Авагумяна Карен, а также молодая женщина по имени Диана Карапетян.

Вексель на один миллион долларов на имя Дианы Карапетян

Диана Карапетян — дочь заместителя генпрокурора России Саака Карапетяна. Ей принадлежат векселя на общую сумму четыре миллиона долларов, выпущенные в 2015 году кипрской компанией Vennop Trading.

Журналисты редакции не смогли найти ни одного серьезного источника дохода, который бы объяснял наличие у Дианы Карапетян таких финансов. Ей 32 года, и, судя по ее странице в Facebook, она живет в Лондоне. В России Диана Карапетян, ее мать Каринэ и два их родственника владеют компанией[5] «АРДТ-7», которая в 2015 году задекларировала убыток[6] в документах, поданных в 2015 году в Федеральную службу государственной статистики.

Отец Дианы Карапетян работал в советских, а затем российских правоохранительных органах с 80-х годов. В начале 2000-х Саак Карапетян служил под руководством Юрия Чайки в Министерстве юстиции, а в 2006 вслед за своим шефом перешел работать в Генеральную прокуратуру, где стал начальником Главного управления международного правового сотрудничества. Позднее он был назначен заместителем Чайки. В 2015 году задекларированный доход[7] Саака Карапетяна составил 3,5 миллиона рублей.

Если верить документам, то самый богатый человек в семье Карапетян — супруга зама генпрокурора Каринэ Карапетян. В 2015 году она указала официальный доход в размере 43 миллионов рублей. Ей принадлежит доля в земельном участке площадью более 12 тысяч кв. м с расположенными на нем строениями в центре Ростова-на-Дону, самого большого города Южного федерального округа России. Здания сдаются самым разным арендаторам — здесь находятся, в частности, кинотеатр, торговый центр и офисы.

Если вернуться к соглашению о погашении задолженности между «Авилоном» и Авагумяном с одной стороны и «Пробизнесбанком» с другой, то одна строка в проекте мирового соглашения вызывает недоумение.

В ней говорится, что Авагумян и «Авилон» предоставили Железняку и Леонтьеву «напрямую или их аффилированным компаниям ряд займов». Ниже перечислены все векселя[8], в том числе принадлежащие Диане Карапетян.

Буквальное прочтение текста, по сути, указывает на то, что векселя были приобретены не самой Карапетян, а «Авилоном» и Авагумяном на ее имя.

В суде Варшавский и Авагумян заявили, что не знают, кто такая Диана Карапетян, как не знают и того, каким образом ее имя оказалось в документе.

При этом в Facebook среди друзей Дианы есть сын Авагумяна Карен и другие родственники заместителя генпрокурора.

В разговоре с редакцией и Варшавский, и Авагумян заверили, что не знакомы с ней.

Сама Диана Карапетян не ответила на сообщения, отправленные ей в Facebook.

По словам Авагумяна, он не поддерживает никаких неформальных или деловых контактов с Сааком Карапетяном: "«Я просто знаю, что есть такой сотрудник [в Генпрокуратуре]. Я с ним не общаюсь, не пью водку, не хожу, не дружу, не встречаюсь. Мы пересекались несколько раз, когда приезжали прокуроры из Армении, он тоже встречал их — он же международный главк возглавлял», — говорит Авагумян.

Варшавский утверждает, что имя Дианы Карапетян было намеренно включено в проект соглашения людьми Леонтьева, чтобы «политизировать дело».

«Все эти таблицы [в которых перечислялись векселя] были представлены [в суд] не нами, а юристами Леонтьева, — заявил Варшавский. — Это, наверное, еще один из механизмов, чтобы политизировать это дело. Я не знаю, кто такой Карапетян, у которого есть дочь Диана. Тем более не знаю Диану. В жизни ее никогда не видел — вот это я могу вам сказать точно под любой присягой. И я никогда не представлял интересы этих людей».

Однако документы из американского суда, судя по всему, противоречат некоторым из этих утверждений владельцев «Авилона». Например, письмо американского адвоката Варшавского Роберта Стола с заголовком «Подтверждение долга», адресованное юристу Леонтьева Роберту Уэйджелу. К письму приложен целый ряд банковских гарантий и векселей, в том числе оформленных на имя Дианы Карапетян.

Также среди документов суда есть несколько писем, отправленных руководителем юридического департамента «Авилона» Виталием Поповым. В одном из них Попов пишет: «Мы предлагаем вам рассмотреть возможность документально оформить эти отношения путем заключения договоров, по которым указанные лица [Леонтьев и Железняк] приобретут соответствующие векселя и права требования у нынешних держателей». Другими словами, Леонтьев и Железняк должны были выкупить векселя непосредственно у Авагумяна, «Авилона» и других держателей.

Черновики этих договоров купли-продажи также были представлены в судах. Среди них[9] «Соглашение № 2 о приобретении векселей», по которому долговые обязательства предполагалось купить у Дианы Карапетян.

Подобные документы доказывают, что юристы «Авилона» как минимум знали о векселях, оформленных на Карапетян, и даже пытались добиться их выкупа Леонтьевым и Железняком.

В Генеральной прокуратуре России отказались пояснить, каким образом дочь заместителя главы ведомства могла инвестировать четыре миллиона долларов. В пресс-службе журналистам редакции порекомендовали связаться непосредственно с Дианой Карапетян, однако она не отреагировала на просьбу дать комментарий.

Авагумян настаивает на том, что совместные проекты с родственниками высших чиновников Генпрокуратуры не помогают его компании получать госконтракты. По словам бизнесмена, ни его компания, ни он лично не могут считаться сторонами, аффилированными с этими родственниками.

«Авилон» участвует в тендерах на таких же условиях, как и наши конкуренты. И мы далеко не всегда выигрываем, — рассказывает он. — «Авилон» за последние три года продал более 85 тысяч автомобилей. Из них всего 81 был продан Генеральной прокуратуре".

Ссылки и сноски